Турецкие аналитики о развитии Организации тюркских государств. Часть 6

10 ноября с. г., накануне саммита Организации тюркских государств (ОТГ) в Самарканде, турецким Фондом политических, экономических и социальных исследований (SETAV) было одновременно опубликовано два исследования, посвященных вышеупомянутой структуре и отношениям её членов как в многостороннем, так и в двустороннем форматах. Продолжаем разбирать материал, опубликованный Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), который озаглавлен как «Организация тюркских государств: сотрудничество, обращающее кризисы в возможности». Автор – Фырат Пурташ.

Часть 5 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=92162.

Напомним, что мы приступили к рассмотрению второй публикации, посвященной Фондом SETAV Организации тюркских государств. Она называется «Двусторонние отношения Турции с членами Организации тюркских государств». Её автором стал эксперт Фонда Мехмет Юдже.

Напомним, что мы рассмотрели двусторонние политические отношения между Турцией и Азербайджаном, а также Турцией и Казахстаном и приступили к рассмотрению турецко-узбекских отношений.

Продолжаем цитирование документа:

«С вступлением Узбекистана в ОТГ в 2019 году двусторонние отношения приобрели новое измерение, и внутри организации начался процесс многосторонних отношений.

Как известно, в прошлом Узбекистан имел отстраненный подход к саммитам глав государств тюркоязычных государств.

Если в Саммите глав государств тюркоязычных государств, состоявшемся в 2000 году, Узбекистан участвовал на уровне президента, то в саммите 2001 года он участвовал на уровне спикера парламента. После избрания Шевкета Мирзиёева президентом Узбекистан вновь проявил интерес к Тюркскому совету и принял участие в заседании Совета сотрудничества тюркоязычных стран, состоявшемся в Бишкеке в 2018 году, и официально стал членом Тюркского совета в 2019 году.

В ноябре 2022 года в городе Самарканде Узбекистана состоялся саммит ОТГ. Таким образом, ташкентская администрация, с одной стороны, развивала свои двусторонние отношения с тюркскими республиками, с другой предпочитала играть более активную роль в ОТГ, что является отражением политической воли тюркских государств.

Анкара придает большое значение отношениям с Ташкентом в новый период и уделяет большое внимание развитию многопланового сотрудничества во всех сферах. Она проводит необходимые исследования для совместного сотрудничества во многих областях, особенно в области образования, культуры и туризма. Точно так же президент Шевкет Мирзиёев придает особое значение отношениям между двумя странами, старается использовать опыт Турции и берет пример Турции в качестве образца для подражания в проведении новых реформ, которые он называет «третьим ренессансом».

Иными словами, в процессе формирования «нового Узбекистана», то есть в третьем ренессансе страны, превращающейся из страны «интровертной» в страну «открытую и прозрачную», Президент Узбекистана придает большое важное значение для отношений Анкара-Ташкент. Он проявляет политическую волю, исходя из того, что турецкий опыт внесет в этот процесс большой вклад. И это направляет бюрократов и общественность.»

Отметим, что Узбекистан являет собой пример страны, которая изменила свой подход к Организации тюркских государств. Можно сказать, что это «пример успеха Турции», который та пытается демонстрировать и другим «сомневающимся» государствам, включая, в первую очередь, Туркменистан.

Переходим к следующему разделу посвященному политическим отношениям между Турцией и Киргизией.

Цитируем соответствующий раздел документа:

«Отношения Анкара-Бишкек начались сразу после провозглашения независимости Кыргызстана. Отношения были установлены на правовой основе, когда президенты того периода Тургут Озал и Аскар Акаев подписали в 1991 году «Договор о дружбе и сотрудничестве между Кыргызской Республикой и Турецкой Республикой».

23 декабря 1991 года первый президент Кыргызстана Аскар Акаев совершил свой первый официальный визит в Турцию, в ходе которого был подписан ряд соглашений о сотрудничестве.

Между двумя странами подписано более 100 соглашений и документов о сотрудничестве в сферах образования, культуры, торгово-экономического сотрудничества, транспорта, связи, военной и других областях.

Вслед за «Соглашением о вечной дружбе и сотрудничестве» в 1999 году было опубликовано заявление «Турция и Кыргызстан: вместе в 21 век», а в 2011 году было сделано совместное заявление о создании ССВУ.

Хотя эти документы являются базовыми документами формирования стратегического партнерства между двумя странами, отношения Анкара-Бишкек, которые постоянно развивались после обретения Кыргызстаном независимости, с 2011 года достигли высокого уровня стратегического партнерства.

Хотя время от времени в отношениях возникали проблемы, каждое правительство Кыргызстана придавало особое значение отношениям с Турцией. Отношения приобрели новое измерение, когда в 2021 году Турция продала БПЛА Bayraktar TB2 Кыргызстану, у которого есть проблемы с безопасностью во многих областях региона, особенно в пограничном вопросе (речь идет об отношениях между Кыргызстаном и Таджикистаном – И.С.).

Образовательные учреждения, открытые Турцией, стали важным фактором в отношениях между двумя странами. Школы, открытые Турцией в Кыргызстане, особенно университет «Манас» в Бишкеке, вносят значительный вклад как в экономику Кыргызстана, так и в культурную интеграцию.

Кыргызские школьники совершенно бесплатно получают образование в этих школах, которые являются наиболее уважаемыми учебными заведениями страны, открытыми от начального образования до среднего и высшего образования.

С другой стороны, отмечается высокий уровень культурной сплоченности среди студентов, приезжающих в Кыргызстан из других тюркских республик для обучения в вузе.

TİKA (Турецкое агентство сотрудничества и координации – И.С.) взяло на себя важную функцию в турецко-киргизских отношениях. Продолжается конкретный вклад TİKA в социальную структуру Кыргызстана, здоровое построение его идентичности, развитие его культурных и политических прав и устранение недостатков в технической инфраструктуре. В этом контексте известно, что TİKA оказывает поддержку (Киргизии – И.С.) во многих областях, особенно в образовании, культуре, туризме, здравоохранении, сельском хозяйстве, животноводстве и энергетике, а также финансирует проекты, связанные с этими областями».

Итак, как мы можем видеть, два акцента Турция расставляет в своих отношениях с Киргизией: образование и реализация гуманитарных инициатив со страной по линии турецкого Агентства мягкой силы. И то и другое демонстрирует турецкий подход к построению отношений на стратегическую перспективу.

Переходим к отношениям между Турцией и Туркменистаном, имеющим особое значение для турецкой интеграционной инициативы как благодаря своим месторождениям газа, так и из-за своего стратегического географического положения. Цитируем:

«В результате дипломатических отношений, начатых после обретения Туркменистаном независимости в отношениях Анкара — Ашхабад, было подписано множество соглашений, охватывающих сотрудничество в культурной и экономической областях.

Хотя отношения, которые вначале развивались в очень искреннем процессе, снизились до осторожного и отстраненного уровня в результате встречи двух стран со своими собственными реалиями, серьезных проблем, в целом, не было.

Всегда ощущалось наличие особых отношений между администрациями Анкара — Ашхабад. С приходом к власти Сердара Бердымухамедова проводилась политика «открытых дверей», оставаясь при этом верным статусу нейтралитета, принятому во времена туркменского вождя Сапармурата.

В результате этого изменения Туркменистан предпочел играть более активную роль во внешней политике. В период правления Туркменбаши Бердымухаммедов стремился открыть закрытую страну снаружи и ускорить внешние отношения Туркменистана, особенно с соседями.

С ускорением проекта внешней экспансии Туркменистана в отношениях Анкара — Ашхабад наблюдается оживление. Несмотря на то, что между двумя странами состоялось много визитов на высоком уровне, сформировалась воля к сотрудничеству во многих областях. В настоящее время, сотрудничество между двумя странами следует позитивному курсу во всех областях, особенно во внешней политике, торговле и экономике, культуре и образовании.

Новая эра, начавшаяся со смены названия на ОТГ на восьмом саммите Тюркского совета, состоявшемся в Стамбуле, неизбежно оказала положительное влияние на отношения Анкара — Ашхабад, и Туркменистан стал членом-наблюдателем.

Президент Эрдоган, посетивший Туркменистан перед саммитом Организации экономического сотрудничества 27 ноября 2021 года, был встречен очень радушно, и между двумя странами было подписано восемь важных соглашений в стратегических областях, прежде всего в области СМИ, здравоохранения, сельского хозяйства, образования и финансов.

В заявлении для прессы, сделанном после церемонии подписания, Президент Гурбанкулы Бердымухамедов подчеркнул, что «развитие стратегических долгосрочных отношений с Турцией является одной из первоочередных задач внешней политики Туркменистана», указав на новое измерение отношений между двумя странами. Понятно, что, если Туркменистан станет полноправным членом организации на саммите ОТГ, который состоится в Самарканде 11 ноября 2022 года, эта ситуация поднимет отношения Анкары и Ашхабада на более высокий уровень.».

Развивая изложенное выше отметим, что Туркменистан пока предпочитает занимать достаточно осторожную позицию в отношении ОТГ, не изменяя своего статуса наблюдателя на положение полноправного члена организации, как случилось на завершившемся Саммите в Самарканде. При этом следует отметить, что Туркменистан продолжает выступать с различными инициативами в структуре Организации, в частности, в рамках видения ОТГ – 2040. Таким образом, продолжая несколько двойственную политику, подразумевающую одновременно и отстраненность, и желание демонстрировать свою лепту в строительство проекта тюркского мира. Подчеркнем ключевую роль Туркменистана в создании сплошного тюркского «пояса» между Китаем и ЕС, делающим возможным выступление единым фронтом в отношениях с китайской стороной по проекту «Пояс и путь»».

Следующий раздел исследования турецких авторов посвящен турецко-венгерским отношениям. Обратимся к документу:

«Истоки Венгрии основаны на Империи Западных Гуннов, в историческом процессе она попала под господство Османского государства, а после Второй мировой войны около сорока пяти лет оставалась под фактической оккупацией СССР.

Эта историческая основа заложила основу для того, чтобы Венгрия играла роль моста между Востоком и Западом. Внешнеполитическая инициатива правительства Ференца Дюрчаня, основанная на экономике, основанная на концепции «глобальной открытости» и которую Виктор Орбан принял в 2010 году, развила существующую политику и превратила ее в «открытость на Восток», побудила Венгрию установить тесные отношения с турецкими государствами, особенно с Турцией.

С приходом Орбана к власти в 2010 году отношения Анкары и Будапешта набрали обороты и приобрели стратегический характер, благодаря политике открытия на Восток. Между двумя странами уже существуют хорошо функционирующие механизмы сотрудничества, и две страны поддерживают друг друга на международных площадках.

Например, в то время как Турция поддерживает Венгрию в процессе ее членства в международных организациях, таких как НАТО, ОЭСР и Всемирная торговая организация, Венгрия полностью поддерживает процесс вступления Турции в ЕС.

Кроме того, открытие представительства Турецкой Республики Северного Кипра в Будапеште 16 октября 2014 года является важным ориентиром в плане развития турецко-венгерских отношений.

Отношения Анкара — Будапешт формировались в рамках отношений, ориентированных на Запад, в отличие от отношений с другими странами-участницами TDT. В дополнение к историческим связям и культурной близости между двумя странами, отношения развиваются в рамках членства обеих стран в НАТО, сотрудничества в западных международных организациях, таких как ЕС и Совет Европы.

Кроме того, двусторонние отношения набрали обороты во всех областях благодаря увеличению числа взаимных визитов на высоком уровне и механизмов консультаций в последнее время.

Во время визита президента Эрдогана в Венгрию в феврале 2013 года, когда он был премьер-министром, между двумя странами было принято решение о создании ССВУ. Во время официального визита премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в Турцию в декабре 2013 года состоялась первая встреча ССВУ на уровне премьер-министров и с участием многих министров с обеих сторон, и отношения были подняты на уровень стратегического сотрудничества.

Встречи ССВУ продолжались и в последующие годы. Еще одним аспектом турецко-венгерских отношений является сотрудничество между двумя странами в рамках ОТГ. Турция поддержала членство Венгрии в качестве наблюдателя в Тюркском совете на шестом саммите, состоявшемся в Чолпон-Ате, Кыргызстан, в сентябре 2018 года. Председатель Национального собрания Венгрии Ласло Ковер принял участие в Парламентской ассамблее Тюркского совета, состоявшейся в Измире в ноябре 2018 года. В результате этих событий в 2019 году было открыто Европейское представительство Тюркского совета, которое активно занимается организацией дипломатических и культурных мероприятий.

Кроме того, было решено взаимно объявить 2024 год, столетие открытия посольств, «Годом культуры», когда в 1924 году вступило в силу «Договор о дружбе и сотрудничестве», подписанный между двумя странами в 1923 году. По этому поводу в течение 2024 года планируется организовать множество культурных, академических и экономических мероприятий как в Венгрии, так и в Турции. Соглашение о дружбе и сотрудничестве между двумя странами было переподписано 12 марта 2015 года. Пятая статья этого соглашения образует основу для совместной деятельности двух стран во внешней политике:

«Стороны будут активно сотрудничать при осуществлении своей деятельности в международных организациях, особенно в рамках Организации Объединенных Наций (ООН) и НАТО, в том числе взаимно поддерживать кандидатуры друг друга в международных и региональных организациях, комитетах и ​​на постах, а также будут согласовывать свою политику в той мере, которая считается целесообразным.»»

Итак, подводя черту под политическим разделом турецкого исследования двусторонних отношений между Турцией и государствами Центральной Азии, отметим, что, невзирая на определенные сложности, между ними наблюдается вектор сближения. Благодаря турецкой настойчивости и в силу наблюдаемого нами исторического момента, Турции удается добиваться создания и общей повестки, и фундамента для синхронизации действий на международной арене. Из двусторонней повестки эта синхронизация начинает постепенно проникать в многосторонний формат. Мы видим это из подписанного сторонами в Стамбуле документа «Видение – 2040», который стал программным документом Организации. Полагаем, что проведение России СВО на территории Украины создает дополнительный «вектор тяги» по сближению стран-участниц ОТГ.

62.42MB | MySQL:101 | 0,815sec