Новая турецкая операция на севере Сирии и интересы участников сирийского конфликта

Поддерживаемые США Силы демократической Сирии (СДС), состоящие в основном из курдов, объявили 2 декабря, что они прекратили все совместные контртеррористические операции с Соединенными Штатами против группировки «Исламское государств» (ИГ, запрещена в России) из-за турецких нападений на их территорию. Этот шаг был подтвержден военными США, которые сообщили в заявлении, что силы США в регионе «приостановили все партнерские операции» против группировки «Исламское государство» в Сирии. Турция уже контролирует обширные территории Северной Сирии, в которые она вторглась с целью уничтожения курдских боевиков на своей границе и уже несколько недель проводит артиллерийскую и воздушную кампанию в регионе, а турецкие официальные лица предупреждают, что наземное вторжение может быть неизбежным. 1 декабря министр обороны США Ллойд Остин заявил своему турецкому коллеге Хулуси Акару, что Вашингтон «решительно выступает против новой турецкой военной операции в Сирии». Представитель Белого дома Джон Кирби подтвердил позицию США 2 декабря, заявив: «Мы также не хотим видеть ничего, что могло бы повлиять на нашу способность продолжать оказывать давление на ИГ и повлиять на наше партнерство с СДС», добавив, что предыдущие турецкие военные действия сделали СДС «менее готовыми продолжать вносить свой вклад в операции по борьбе с ИГ». В этой связи сразу отметим, что это заявление СДС по факту означают только то, что Вашингтон четко дал им понять, что вмешиваться в развитие ситуации с возможной военной операцией Турции он не будет, если не считать, конечно, периодических высказываний «об озабоченности».   В связи с надвигающейся угрозой нового турецкого вторжения СДС выступили публично, умоляя своего союзника США обуздать Анкару. Тем не менее, аналитики и бывшие высокопоставленные чиновники США дали утечку в СМИ о том, что предложения Вашингтона Турции могут остаться без внимания. Теперь можно определенно сказать, что они не то что «могут», а остались без внимания. Вашингтон как под копирку повторяет алгоритм своих действий, который он продемонстрировал в рамках предыдущих турецких военных операций на севере Сирии.  В районах Сирии, на которые, по словам Турции, она будет нацелена, нет американских войск, и они попадают в сферу влияния России на северо-западе страны. Вашингтон также «ухаживает» за Анкарой, поскольку надеется сохранить единство НАТО в отношении конфликта на Украине. Таким образом, единственным оппонентом контролируемой и лимитированной операции турок, а это собственно и не будет операцией, а занятие ими освобожденных курдами районов, остается Дамаск. Как указывают американские источники, президент Сирии Башар Асад отверг попытки своих российских союзников организовать встречу с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, сославшись на предстоящие выборы в Турции и присутствие турецких войск на сирийской земле. Эти формулировки четко определяют позицию Дамаска.  Асад считает, что такая встреча помогла бы Эрдогану на июньских выборах в Турции, позволив ему обозначить прогресс в возвращении некоторых из 3,6 млн сирийских беженцев, проживающих в Турции, на родину. «Зачем вручать Эрдогану победу бесплатно? Никакого сближения не произойдет до выборов», — заявил агентству Рейтерс неназванный сирийский  источник, знакомый с точкой зрения Дамаска.  В Турции проживает самое большое в мире число беженцев, а в стране, которая переживает серьезный экономический кризис, растет общественное недовольство сирийцами. На фоне общественного разочарования Эрдоган пообещал «добровольное возвращение» миллиона беженцев на сирийскую территорию, контролируемую Анкарой и ее союзниками. Но неназванный сирийский дипломат, которого цитирует Рейтерс, сказал, что Сирия считает встречу с Эрдоганом «бесполезной, если она не принесет ничего конкретного, и то, о чем они просили до сих пор, — это полный вывод турецких войск [из Сирии]». Кстати, точно такой же позиции придерживается и сам Эрдоган, который дал понять, что реальное сближение с Дамаском и Каиром может начаться только после выборов в следующем году. Турецкий дипломатический источник также сообщил агентству Рейтерс, что встреча Асада и Эрдогана все еще может быть возможна «в не слишком отдаленном будущем» и добавил: «Путин медленно готовит путь для этого. Это стало бы началом серьезных перемен в Сирии и оказало бы очень положительное влияние на Турцию. Россия тоже выиграла бы…».

Турция начала свое первое вторжение в Сирию в 2016 году с целью лишить курдских боевиков базы вдоль своей границы. В 2018 и 2019 годах последовали еще две военные операции. Влияние Анкары на территории Северной Сирии увеличилось после этих вторжений. Турецкая лира в настоящее время является доминирующей валютой в регионе. Сирийских школьников учат турецкому языку как второму, а Турция платит зарплату десяткам тысяч союзных сирийских повстанцев и государственных служащих. Но сближение с Дамаском может помочь Турции решить проблемы курдских боевиков. В последние дни турецкие официальные лица предположили, что новое наземное наступление в Сирии может быть неизбежным. Руководители спецслужб Турции и Сирии провели несколько встреч в Дамаске в этом году с целью организации возможной встречи министров иностранных дел двух стран, но один из источников, цитируемых Рейтерс, сообщил, что Дамаск отказался от такой встречи.

В этой связи  эксперты из Школы исследований в области безопасности Королевского колледжа (Великобритания) указывают, что хотя Анкара ясно дала понять, что хочет восстановить связи с сирийским режимом, ее приоритетом является устранение угрозы со стороны сирийских курдов и обеспечение безопасности своих границ по мере приближения выборов. Турция давно стремится урегулировать конфликт в Сирии и работать над проектами по репатриации сирийских беженцев в безопасные зоны, а не нагнетать напряженность. В отличие от подхода к примирению, некоторые указывают на успех, которого  ПСР добилась в последние годы именно из-за угрозы терроризма, позиционируя себя как партию, лучше всего оснащенную для борьбы с этой угрозой. Существуют даже теории заговора о роли правящей партии в содействии таким атакам в 2015 году. В последние месяцы предвыборная стратегия Партии ПСР была сосредоточена на создании позитивных новостей — стратегия, которая, судя по опросам общественного мнения, находит отклик у избирателей. В то же время, в условиях масштабного экономического кризиса в Турции безопасность является одним из самых сильных инструментов, которыми может воспользоваться правительство. Некоторые наблюдатели предположили, что взрыв в Стамбуле 13 ноября может подорвать усилия президента Реджепа Тайипа Эрдогана по примирению, сместив его внимание исключительно на политику, ориентированную на безопасность. Но последнее, чего хочет Эрдоган, — это возвращения к росту терроризма в турецких городах. В контексте своих операций вдоль границ Сирии и Ирака Турции не нужно было запрашивать разрешение НАТО на нанесение ударов по Рабочей партии Курдистана (РПК) и связанным с ней группам, полагаясь на собственную сеть военных баз в обеих странах. Турция рассматривает РПК и ее сирийское отделение,  как террористические группировки и обвинила их в причастности к теракту в Стамбуле — обвинения, которые курды опровергли.  В конечном счете, возобновление трансграничных антитеррористических операций является естественным результатом взрыва в Стамбуле. Для Анкары главную угрозу представляет не политика региональных правительств, а скорее негосударственные субъекты, такие как РПК и СДС, которые являются основными источниками дестабилизации. Таким образом, взрыв в Стамбуле не помешает усилиям Анкары по примирению со своими соседями — и это может даже проложить путь для новых переговоров и новых альянсов, направленных против этой угрозы. Другой вопрос – как к этой операции отнесутся курды в самой Турции. Турецкая партия ПСР недавно сделала предложения оппозиционной  ДПН, в том числе выпустила из тюрьмы в прошлом месяце курдского политика Айселя Туглука, а также разрешила заключенному в тюрьму бывшему лидеру ДПН Селахаттину Демирташу навестить своего отца в Диярбакыре. Демирташ в этой связи сказал известному журналисту: «Все знают, что Партия ПСР не может выиграть выборы без голосов курдов. Поэтому эти попытки вполне нормальны». Вопрос только в том, насколько эти попытки будут успешны.

52.19MB | MySQL:103 | 0,399sec