О структурной организации афганского движения «Талибан». Часть 2

В дополнение к вышеупомянутым группам есть по крайней мере две фракции, которые откололись от основного тела радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) после формирования нового правительства Исламского Эмирата:

 

«Фракция Закира»

Мулла Абдул Кайюм Закир был одним из самых авторитетных военачальников талибов и поддерживал тесные связи с основателем движения муллой Омаром, а затем с его сыном муллой Мохаммадом Якубом Омаром. Во время ввода на территорию Афганистана сил международной коалиции в 2001 г. Закир поднялся по служебной лестнице и в конечном итоге дослужился до должности главного военного командующего талибов. Уже в этом статусе Закир заработал репутацию сторонника жесткой линии в руководстве движения. К 2014 году его радикальная позиция, в том числе нежелание вести переговоры с западными державами, а также его связи с Ираном, вынудили его освободить должность, хотя он продолжал играть активную роль в решении военных вопросов. После возвращения талибов к власти Закир быстро разочаровался в руководстве Исламского Эмирата и его позиции по таким вопросам как готовность сотрудничать с иностранными державами и вести переговоры с США. В сентябре 2021 г. Закир открыто перешел на сторону террористической организации «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ), но его близкое доверенное лицо Амир Хан Муттаки, в настоящее время занимающий пост министра иностранных дел Исламского Эмирата, убедил его вернуться в ряды талибов. Однако в ноябре того же года Закир снова покинул «Талибан», якобы после того, как стал свидетелем беспринципного поведения со стороны руководства Кветта Шуры, которое было воспринято им как компрометация принципов группы. Заручившись полной лояльностью бывших боевиков, Закир сформировал собственную группировку, которая в настоящее время дислоцируется в провинции Гильменд. Точная природа Фракции Закира оспаривается. Согласно некоторым источникам, Закир еще раз присягнул на верность «ИГ-Хорасан» и координирует действия с ее руководством. Согласно другим сообщениям, группа Закира полностью независима и не сохраняет лояльности ни талибам, ни каким-либо другим террористическим группировкам. В любом случае Закир по-прежнему имеет огромное влияние на свои войска и возможность самостоятельно развертывать боевиков для достижения своей главной цели – ослабления и подрыва нынешнего руководства талибов. Закир продолжает организовывать антиталибские митинги в Гильменде и привлекать в свою фракцию все больше боевиков.

 

«Фракция Дадуллы»

Возглавляется Махмудом Дадуллой, старшим сыном муллы Мансура Дадуллы – бывшего высокопоставленного военачальника талибов на юге Афганистана. Недовольство Махмуда Дадуллы руководством талибов усилилось после смерти его дяди, печально известного муллы Дадуллы Ахунда, главы южных сил талибов, который был чем-то вроде соперника муллы Омара, а также одним из самых известных сторонников жесткой линии в рядах талибов. Дадулла Ахунд был убит в ходе операции сил международной коалиции в 2007 году, что привело к обострению существовавшей ранее напряженности между сторонниками Ахунда и Кветта Шурой. Был достигнут компромисс, который позволил его младшему брату Мансуру Дадулле сменить его на посту командующего в Южном Афганистане. В конце концов Мансур был убит в ходе столкновений с лояльными Кветта Шуре боевиками в 2015 году. До сегодняшнего дня высшее руководство «Талибана» утверждает, что на момент своей смерти Мансур сотрудничал с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ). Недавно появились сообщения о том, что Махмуд сформировал собственную антиталибскую группу, состоящую из сторонников его отца и дяди и базирующуюся в южных провинциях Афганистана. В сообщениях также указывается, что фракция Дадуллы сотрудничает с «ИГ-Хорасан». Важно отметить, что источники сообщают и о других фракциях, возникающих внутри общей структуры талибов. Как и вышеупомянутые группы, они стремятся обособиться и сохранить свои личные интересы. К двум таким группам относятся «Фракция Ниази» под руководством муллы Абдула Манана Ниази, высокопоставленного чиновника, участвовавшего в передаче власти после смерти муллы Омара, и Группа муллы Насруллы. Однако в данный момент трудно подтвердить информацию и уточнить детали о структуре и деятельности этих новых фракций. Таким образом, появление многочисленных группировок внутри и вне движения «Талибан» указывает на фундаментальную хрупкость Исламского Эмирата. Фракции, которые все еще официально входят в состав правительства, хотя и действуют независимо от руководства талибов, создают бюрократические и материально-технические барьеры для Кветта Шуры, препятствуя реализации ее стратегии в различных областях, от экономической политики до внутренней безопасности. Отколовшиеся от талибов группы, которые полностью отделились от правительства, представляют собой серьезную угрозу суверенитету Исламского Эмирата и его способности осуществлять полный контроль над определенными регионами, особенно в южных районах Гильменда и Кандагара. Кроме того, если эти отколовшиеся группировки сохранятся, они привлекут значительные ресурсы от центрального руководства талибов, изначально выделенные для борьбы с ними, что еще больше усилит нагрузку на и без того испытывающий трудности Исламский Эмират. Наконец, существование и устойчивый рост фракционных расколов внутри движения «Талибан» ставит под вопрос способность центрального руководства давать обязательства иностранным организациям. Даже в тех случаях, когда Кветта Шура добросовестно берет на себя обязательства, неясно, сможет ли она их выполнить, особенно в том, что касается вопросов пересечения границы, внутренней безопасности и защиты инфраструктурных проектов в Афганистане, спонсируемых внешними государствами.

52.33MB | MySQL:103 | 0,577sec