Итальянские эксперты о роли и трансформации вооруженных группировок в Йемене и Ливии. Часть 3

Борьба за йеменскую нефть

Формальная и неформальная экономика Йемена в значительной степени зависит от экспорта сырой нефти. Старые элиты Йемена, фактические власти и вооруженные группировки-изгои в настоящее время борются за контроль над нефтяной отраслью страны, стремясь доминировать в поставках нефтепродуктов. На своем начальном этапе война 2015 года была сосредоточена на местах, имеющих политическое значение, с различными группами, такими как хоуситы или Южный переходный совет (ЮПС) и взятии под контроль государственных учреждений в Сане и Адене, соответственно столице и временной столице, где расположены государственные учреждения национального уровня. И наоборот, в последние несколько лет конфликт все больше смещал свое внимание на районы, имеющие экономическое значение, включая Ходейду, Мариб, Шабву и совсем недавно Хадрамаут, которые имеют отношение к экспорту сырой нефти и импорту нефтепродуктов в стране. Наряду с импортом нефтепродуктов экспорт сырой нефти представляет собой крупнейший источник потенциального дохода для вооруженных групп в Йемене. Вокруг нефтяного сектора Йемена существует много неясностей, поскольку политические, племенные и военные элиты напрямую получают прибыль от экспорта, импорта и контрабанды нефти. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что нефтяной сектор не только в значительной степени переместился в неформальную экономику страны, но и локализовался. Начиная с 2015 года официальные государственные учреждения были в значительной степени исключены из 60-ти субъектов, от полевых командиров до государственных деятелей, связанных с энергетическими сделками. Исторически сложилось так, что именно элиты всегда использовали государственные институты для личной выгоды: государства Персидского залива уравновешивали различные силы в Йемене в рамках формирования необходимой политической динамики в соответствии со своими интересами, но старые элиты, многие из которых связаны с партией «Ислах» и имеют влияние на  ее ополченцев  и бойцов племен, а также вооруженные силы, в которых доминирует «Ислах», могут потерять свой привилегированный доступ к нефтяным запасам страны. С другой стороны, появились новые вооруженные группировки (такие как хоуситы или вооруженные группы, связанные с ЮПС), которые стремятся расширить свой доступ к доходам от нефтяного бизнеса, которые номинально зарезервированы за государством. Границы между государственными и негосударственными субъектами всегда были размыты в Йемене, но борьба за нефтяной сектор во время нынешней войны демонстрирует, что эти границы полностью разрушились.

Нефтяной сектор Йемена до и после войны 2015 года

С начала добычи нефти в стране в 1990-х годах политические, племенные и военные элиты Йемена играли существенную роль в нефтяном секторе. Под председательством президента Али Абдаллы Салеха, определенные элиты, считавшиеся важными для выживания режима, не только получали прямую долю от каждого экспортируемого барреля нефти, но также получили лицензии на эксплуатацию и экспорт в качестве средства обеспечения их лояльности.  Али Мохсен аль-Ахмар, давний сторонник президента Салеха, который позже дезертировал и стал вице-президентом при президенте Абд Раббо Мансуре Хади, а также семья аль-Ахмар (не связанная с генералом Али Мохсеном), которая с 18 века стояла у руля исторически сильнейшей племенной федерации Йемена (Хашед), а после   республиканской революции 1962 года стала политически влиятельной и начала формировать политику режима. Эта элита накопила целое состояние, а доходы от нефти и энергетическая инфраструктура  позволили ей создавать бизнес-империи, включая создание многочисленных компаний ради получения лицензий на разведку нефти. Среди них надо отметить Griffin Energy, Dhakwan Petroleum and Mineral Services, а также ими были куплены доли в иностранных компаниях. Например, таким образом была куплена доля Али Мохсена в Welltech. Запасы нефти в Йемене относительно невелики.  На пике добычи в 2001 году Йемен экспортировал 457 000 баррелей в день. Согласно данным Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), с тех пор объем экспорта сырой нефти неуклонно снижался. В Йемене есть только два нефтеперерабатывающих завода, один в Марибе, а другой в Адене, которые прекратили работу в 2014 году: это означало, что страна импортировала нефтепродукты для покрытия своих внутренних потребностей (до 2010 года, 20% потребностей страны покрывалось за счет импорта).В то время как субсидии представляли собой тяжелое бремя для государственного бюджета, правящие элиты обогащались за счет контрабанды и перепродажи субсидируемого топлива по международным рыночным ценам в страны Африканского Рога. В период с 2000 по 2007 год импорт дизельного топлива увеличился втрое, что свидетельствует об увеличении объемов контрабанды. Различные исследования свидетельствуют о том, что в период с 2005 по 2008 год от 30% до 50% потребления дизельного топлива было ввезено контрабандой этими элитами. Динамика в нефтяном секторе резко изменилась после того, как хоуситы захватили контроль над столицей Саной в сентябре 2014 года, что привело к военному вмешательству коалиции во главе с Саудовской Аравией в начале 2015 года. В первые годы войны экспорт нефти практически прекратился, упав в 2016 году до 24 000 баррелей в день. Это стало результатом нарушения коммерческой деятельности и деятельности органов управления, фрагментации государства и продолжающегося насилия, включая нападения на трубопроводы. В рамках своей попытки захватить государственные институты хоуситы взяли под контроль структуры управления, жизненно важные для нефтяного сектора, включая Йеменскую нефтяную компанию и Министерство полезных ископаемых и нефти. Международно-признанное правительство официально восстановило эти учреждения во временной столице Адене в ноябре 2015 года. Но, по словам представителей Йеменской нефтяной компании в Адене, министерству по-прежнему не хватает возможностей для обеспечения выполнения своих полномочий даже спустя семь лет после его перевода в Аден. К 2015 году крупные иностранные нефтяные компании покинули страну, в том числе канадские Nexen, Hunt Oil и Total. Вместо того, чтобы вернуть нефтяные месторождения государству, энергетические компании объявили форс-мажор, который позволяет им приостановить добычу на неопределенный срок в случае стихийного бедствия или войны. В этих обстоятельствах прозрачность была еще более подорвана, в то время как коррупция усилилась по мере того, как права на разведку сдавались в аренду или продавались новым операторам, как местным, так и международным, в обход учреждений, контролируемых хоуситами, и правительства Йемена. Хотя хоуситы взяли под контроль столицу и учреждения национального уровня, они не смогли добиться устойчивого доступа к нефтяным ресурсам страны и получить долю в бизнесе по экспорту нефти. После того как бывший президент А.А.Салех вступил в союз с хоуситами в 2014 году, семья Салехов потеряла свой привилегированный доступ к добыче нефти. Хоуситы взяли под контроль государственные учреждения, имеющие отношение к нефтяному сектору, и даже захватили государственные и частные активы, принадлежащие семьям аль-Ахмара и Салеха. Тем не менее,  учреждения хоуситов были отрезаны от нефтяных месторождений. С лета 2015 года, когда войска международно-признанного правительства  и местные силы сопротивления, позже связанные с ЮПС, вытеснили хоуситов из Южного Йемена, они окончательно потеряли контроль над нефтяными месторождениями, которые они временно захватили, полностью отрезав государственные учреждения и коммерческие компании в Сане от нефтяных запасов страны. Сегодня хоуситы контролируют только Рас-Иссу на побережье Красного моря; Рас-Исса является экспортным терминалом для марибской нефти, соединенным трубопроводом. Трубопровод в Марибе регулярно подвергается нападениям местных вооруженных группировок с 2011 года, что приводит к частым перерывам в работе. Как только хоуситы взяли под свой контроль Рас-Иссу, экспорт по трубопроводу Мариб-Ходейда был полностью остановлен, а нефть из Мариба перенаправляется через Шабву. Хоуситы рассматривают Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) как оккупантов, которые разграбляют нефтяные запасы Йемена и не дают ему воспользоваться своими собственными ресурсами. Фактически, 2 октября 2022 года, за несколько часов до истечения срока действия национального перемирия при посредничестве ООН, хоуситы объявили, что они нанесут удар по нефтяной инфраструктуре Йемена, если разграбление нефтяных запасов страны государствами региона не прекратится. 18-19 октября беспилотники хоуситов нанесли удары по нескольким нефтяным объектам на юге Йемена. С точки зрения хоуситов, их контроль над Марибом и Шабвой вернул бы нефтяные запасы страны в «законные» руки. Некоторые в Сане считают, что контроль хоуситов над Марибом позволит группировке экспортировать маибскую нефть через порт Рас-Исса. Хоуситы пытались в последние годы д продвинуться в Мариб и Шабву, где между конфликтующими сторонами часто вспыхивают ожесточенные бои. В 2020 году хоуситы начали свою военную кампанию по захвату контроля над Марибом, приблизившись к богатой нефтью мухафазе (провинции) из северной мухафазы Аль-Джауф, и в конечном итоге добились значительных успехов в Южном Марибе в конце 2021 года, практически осадив столицу провинции. В 2021 году хоуситы отвоевали северные районы Айн, Байхан и Усайлан в мухафазе Шабва, в последнем из которых расположено несколько нефтяных месторождений. В ходе так называемой «решающей битвы за будущее Йемена» силы, связанные с правительством, смогли сохранить контроль над городом Мариб и нефтяными запасами провинции. Но Северная Шабва была отбита не без поддержки «Бригад гигантов», поддержанных США. Хотя хоуситы не имеют доступа к нефтяным запасам Йемена, импорт и распределение нефти является одним из основных источников их доходов, поскольку страна продолжает зависеть от импорта нефтепродуктов. Группа экспертов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций сообщает, что в период с мая 2016 года по июль 2017 года доходы хоуситов от продажи нефтепродуктов на черном рынке составили 1,27 млрд долларов. В 2015 году хоуситы отменили нефтяную монополию компании на распределение нефтепродуктов: благодаря частному конкурсу хоуситы получили контроль над сектором через свою монополию на дистрибьюторов на черном рынке. Хотя Ходейда традиционно был важным портом для доставки нефтепродуктов в страну, международно признанное правительство прекратило импорт, как только порт перешел к хоуситам, и судам разрешалось причаливать только после получения разрешения от аппарата  Механизма проверки и инспектирования Организации Объединенных Наций на Йемен (ДООНВМ). В Ходейде роялти и налоги за импорт теперь взимаются хоуситами в порту.  С тех пор как хоуситы вступили в Сану, компании, связанные с ними, стали доминировать в импорте нефти через порт Ходейда. Это компании Yemen Life, Oil Premier и «Черное золото», которые, по словам журналиста-расследователя Мухаммеда аль-Абси, который был убит в Сане после публикации этой истории в октябре 2016 года, принадлежат элитам хоуситов, таким как брат главного переговорщика хоуситов Мухаммед Абдулсалам. И наоборот, компании, которые были вовлечены ранее – многие из которых были связаны с президентом Салехом, такие, как судоходная компания «Фалак» – прекратили свою деятельность. В отчете Группы экспертов ООН за 2021 год подтверждается, что хоуситы намеренно создают дефицит топлива, чтобы заставить торговцев продавать его на черном рынке, управляемом хоуситами, с целью сбора пошлин. Несмотря на то, что объем импорта топлива за последние годы увеличился, согласно этому докладу, топливные кризисы остаются постоянной проблемой в Северном Йемене. Элиты партии «Ислах» и правительства  увеличивают свое влияние в нефтяном бизнесе. Хотя добыча и экспорт нефти медленно увеличивались с 2016 года в Хадрамауте, а с 2018 года в Шабве они восстановились лишь незначительно, при этом экспорт, по сообщениям, составил 45 000 баррелей в день в декабре 2021 года. Общий уровень производства и экспорта оставался низким во время войны. Тем не менее, элиты, связанные с партией «Ислах» и правительством, сохранили и даже расширили свой контроль над экспортом сырой нефти в это время. Эти элиты влияли на нефтяной сектор через их контроль над вооруженными силами и племенными ополченцами, защищающими нефтяные месторождения, их доли в буровых и судоходных компаниях, а также неофициально через контрабанду нефти за границу. После того как хоуситы были вытеснены из южных мухафаз, силы, связанные с Али Мохсеном и партией «Ислах» безраздельно властвовал в богатых нефтью мухафазах Мариб, Хадрамаут и Шабва. На начальных этапах войны местные силы сопротивления и неофициальные вооруженные группы, которые могли бы бросить вызов позициям сил «Ислаха», были довольно слабы в районах, где расположены месторождения  нефти. Это позволило старым элитам вокруг партии «Ислах»  продолжать получать неограниченную прибыль от нефтяного сектора страны. В Марибе основной нефтяной компанией, добывающей и экспортирующей сырую нефть, является Национальная служба разведки и добычи нефти Operations Company (SEPOC), которая приобрела права на разведку в секторе 18 у американской компании Hunt. В ходе войны Мариб стал новым оплотом правительства и партии «Ислах», Али Мохсен и министр обороны часто посещали город, в то время как войска Али Мохсена получали вознаграждение за охрану нефтяных месторождений в Марибе.  Хотя наряду с Шабвой и Хадрамаутом, Марибу по закону разрешалось хранить только 20% своих нефтяных доходов с 2020 года, компания  Safer, которая была тесно аффилирована с Али Мохсеном, не направляла доходы от экспорта нефти из Мариба в Центральный банк Йемена в Адене, утверждая, что банк находится под влиянием ЮПС.  В Хадрамауте семья аль-Ахмар, Али Мохсен и другие лидеры, близкие к бывшему президенту Хади, имеют долю в доходах национальной компании Petromasila, которая была создана в 2011 году с целью контроля  операций по соглашению о разделе продукции, и которая ранее принадлежала канадской Nexen в бассейне Масила в Хадрамауте. Когда в 2015 году канадская Nexen покинула страну, она оставила свои оставшиеся операции в Хадрамауте для Petromasila по договорам лизинга. По словам сотрудников нефтесервисного сектора, все субподрядчики также являются местными структурами и принадлежат бизнесменам Хадрами, которые имеют отношения с местными властями. Бывший губернатор Хадрамаута Салим аль-Бахсани (смещен с поста губернатора в июле 2022 года), контролирует официальные доходы от экспорта нефти Хадрами, и 20% доходов перечисляются непосредственно местным властям в Мукалле. Хотя эти доходы предназначены для инвестирования в услуги и инфраструктуру, местные протестные движения обвиняют аль-Бахсани в крупномасштабной коррупции. С лета 2022 года стало очевидно, что поддерживаемые США силы стремятся контролировать районы, где расположены запасы нефти Йемена. Возможная интерпретация стратегии заключается в том, что ОАЭ стремятся лишить партию «Ислах» экономической основы и способности финансировать свои вооруженные силы. Начиная с 2016 года, ОАЭ начали строительство, подготовку и оснащение вооруженных сил в Адене, Хадрамауте, Шабве и Аль-Хокке на побережье Красного моря, в то же время поддерживая негосударственные вооруженные группы в Таизе и Ходейде в качестве альтернативы вооруженным силам правительства, в которых доминирует партия «Ислах». В 2018 году эти силы набрали силу, чтобы бросить вызов силам безопасности и армейским бригадам, которые являются частью государственной официальной иерархии. Например, «Аденский пояс безопасности» и «Бригады поддержки», которые поддерживаются ОАЭ и связаны с ЮПС, бросили вызов позиции правительства в городе, начиная с января 2018 года. Южный переходный совет был сформирован в 2017 году, после того как члены южнойеменского движения за независимость поднялись в военно-политической иерархии йеменского государства. Летом 2019 года сил лояльные ЮПС вытеснили правительственные силы из Адена и с тех пор взяли под свой контроль или, по крайней мере, распространили свое влияние на все институты безопасности и управления. Это также включает в себя Аденский филиал Йеменской нефтяной компании, а также порт. ЮПС не доминирует в нефтяном секторе, который все еще находится в руках бывшего президента Хади, однако налоги и роялти, собираемые в портах, представляют собой важный источник доходов для него. По некоторым данным, ЮПС зарабатывает 17 млн долларов США в месяц от доходов от импорта нефтепродуктов и 21 млрд йеменских риалов в месяц от сборов. В 2020 году ЮПС закрыл таможню в порту и распорядился перенаправлять налоговые поступления на свои банковские счета, а не в Центральный банк в Адене.  С января 2022 года силы, поддерживаемые ОАЭ, стали более напористыми на юге Йемена. Это, по-видимому, является частью более широкой динамики, которая расширяет возможности сил и должностных лиц, поддерживаемых ОАЭ, в то время как официальные лица и силы, связанные с партией «Ислах» и Хади, маргинализируются. В декабре 2021 года губернатор Шабвы Мухаммед бен Айдео был заменен членом ЮПС Авадом аль-Авлаки: шесть месяцев спустя эскалация насилия привела к тому, что силы, поддерживаемые ОАЭ, изгнали силы безопасности, лояльные партии «Ислах», из этой мухафазы, что позволило силам, поддерживаемым ОАЭ, взять под контроль нефтяные месторождения там. Нефтяные месторождения Шабвы прекратили добычу в 2015 году и изо всех сил пытались возобновить добычу в 2018 году, когда австрийская нефтяная компания OMV вернулась и попыталась возобновить работу. В 2018 году силы, поддерживаемые ОАЭ уже участвовали в охране нефтяных месторождений. Однако в 2022 году эти силы усилили свой контроль над нефтяными месторождениями через структуры местного бизнесмена Ахмеда аль-Айси. Он получает контракты на закупки через непрозрачные процедуры торгов, которые гарантируют ему победу в тендере. Центр стратегических исследований в Сане пишет, что благодаря монополии компании аль-Айси на Аденский нефтеперерабатывающий завод, который является единственным предприятием, уполномоченным импортировать топливо в порт Аден, он получил монополию на импорт топлива. В мае 2022 года «Бригада гигантов» в Шабве изгнала связанную с правительством 107-ю бригаду, взяв таким образом под свой контроль нефтяное месторождение в Усайлане, которым управляла компания «Дженна Хант Ойл», связанная с Али Мохсеном. Кроме того, когда в августе 2022 года в мухафазе произошли столкновения между силами, поддерживаемыми ОАЭ, и силами партии «Ислах», первые взяли под контроль нефтяные месторождения в Эль-Укле и Айяд в Шабве. Поддерживаемый ОАЭ губернатор Авад аль-Авлаки в настоящее время расправляется с многочисленными компаниями, связанными с Али Мохсеном и бывшим президентом Хади, которые не имели лицензий на бурение или экспорт с нефтяных месторождений Шабвы после возобновления деятельности OMV в июне 2020 года. Это может открыть двери для новых нефтяных компаний, которые начнут действовать в Шабве. После того, как баланс сил сместился в Шабве, с августа 2022 внимание ОАЭ сместилось на Хадрамаут, где усиливается давление на силы партии «Ислах», контролирующие нефтяные месторождения в Вади Хадрамаут (северная часть мухафазы).   Эта динамика совпадает с переговорами между ОАЭ и европейскими странами, пытающимися найти новые источники энергоносителей в контексте войны на Украине и усиления санкций в отношении России. Это вызвало вопросы о том, намерены ли ОАЭ содействовать экспорту йеменского газа на европейский рынок. Как продемонстрировало обсуждение выше, концепция государства, которое обычно понимается как суверенная территория, управляемая органом власти, обладающим монополией на законное применение силы и распределение доходов, не является оптимальной  для понимания роли действующих лиц и структур, а также распределения власти в Йемене. Для властей де-факто, в частности хоуситов и Южного переходного совета, нефтяной сектор  стал прибыльным источником доходов для финансирования политических и военных операций.  В настоящее время основное внимание в конфликте уделяется созданию экономической основы для вооруженных групп, позволяющей им не только финансировать свои операции, но и поддерживать структуры управления, препятствуя при этом другим делать это. Это будет продолжать ослаблять государственные структуры, в то время как новые квази-государственные структуры, построенные вокруг сетей различных групп, укрепляются. Эти усилия будут определять динамику конфликта в Йемене в течение следующих нескольких лет. Теперь, когда поддерживаемые ОАЭ силы взяли под контроль Шабву и ее нефтяные месторождения, будет возрастать напряженность в Хадрамауте. Эти события предвещают дальнейший конфликт в Марибе, а также в других экономических и коммерческих горячих точках, таких как Ходейда и Таиз.

62.46MB | MySQL:101 | 0,510sec