О российско-турецком торгово-экономическом сотрудничестве на современном этапе. Часть 2

Продолжаем рассуждать о российско-турецком торгово-экономическом сотрудничестве. Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=91973.

Напомним, что в прошлой части мы говорили об особой позиции Турции по поводу сотрудничества с Россией, также о том, что турецкая сторона, помимо всего прочего, использует «зерновую сделку» и прочие миротворческие инициативы как «благовидный предлог», чтобы избежать западных санкций за продолжающееся сотрудничество с Россией.

Помимо этого, на базе турецкой публикации, называются некоторые сдерживающие факторы двусторонних торгово-экономических отношений, уже из разряда относящихся непосредственно к России и к Турции. В частности, ведется речь про взаимное недоверие как с турецкой, так и с российской стороны. С турецкой – по причине того, какое давление турецкий бизнес испытывает со стороны российских властей в период политических кризисов. С российской стороны – по причине того, что турецкий бизнес умело её обыгрывал, вплоть до настоящего времени за переговорным столом, не давая «форы». Кроме того, в российской среде царит убежденность в том, что Турцию могут в любой момент «прогнуть» и повторится ситуация с картами «Мир», когда Турция под давлением США «выстрелила себе в ногу», отказавшись от хождения российской платежной системы. Разумеется, избежав куда больших для себя неприятностей со стороны США за игнорирование своего требования.

Отдельных слов заслуживают и валютные риски, если мы говорим в торговле между двумя странами в национальных валютах, демонстрирующих немалую волатильность. В случае российской валюты, волатильность – скрытая, потенциальная, однако, весьма вероятная с учетом введенного с 5 декабря с. г. потолка со стороны стран ЕС на закупочную цену на российскую нефть на уровне в 60 долл. США за баррель. Последствия этого ещё предстоит оценить.

Как бы то ни было, ведущее турецкое экономическое издание, газета Dünya предваряло эту новость колонкой обозревателя Симона Джонсона под красноречивым заголовком «Финансовый кризис России не наступил раньше».

Цитируем издание:

«Основная цель принуждения России к снижению цены, которую она получает за экспорт нефти, состоит в том, чтобы вызвать финансовый кризис, который серьезно подорвет способность Кремля продолжать агрессивную войну в Украине. Тем не менее, некоторые европейские страны предпочитают настолько высокий предел цен, что потенциальные валютные рынки будут только пожимать плечами. Дипломатический тупик между европейскими странами из-за потолка экспорта нефти из России угрожает подорвать усилия по ограничению ресурсов Кремля для продолжения агрессивной войны против Украины. Не пора ли выйти из тупика?

С одной стороны, Польша, Эстония и Литва настаивают на цене не выше 30 долларов за баррель. С другой стороны, Греция, Крит и Мальта предпочтут цену в диапазоне 60-70 долларов. Сообщается, что Европейская комиссия предложила 62 доллара в качестве компромисса. США призывают европейцев прийти к соглашению друг с другом до крайнего срока вступления ограничения в силу, до 5 декабря.

Большая часть аргументов касается возможного влияния потолка цен на мировые цены на нефть. Когда летом G7 впервые объявила о лимите, JPMorgan предсказал, что цены на нефть вырастут до 380 долларов.

Фактически, с тех пор цены на эталонную нефть марки Brent неуклонно снижались, с примерно 100 до почти 80 долларов за баррель. В настоящее время Россия берет около 60 долларов за баррель, что отражает клеймо поддержки кремлевской военной машины за счет закупок нефти. Это важная дискуссия, но она упускает суть принуждения России к снижению цены на экспорт нефти, как указывает Робин Брукс, главный экономист Института международных финансов. Цель состоит в том, чтобы вызвать финансовый кризис, который серьезно ограничит способность Кремля управлять экономикой военного времени.

Фактически первый ключевой шаг в этом направлении был сделан в конце февраля, сразу после вторжения России в Украину, когда «Большая семерка», Европейский союз и другие договорились заморозить золотовалютные резервы России.

Этот беспрецедентный удар поднял защиту России от экономических и финансовых потрясений, и результатом стало первое в истории обесценивание рубля. Однако вскоре стало ясно, что Кремль столкнулся с огромным разрывом. Россия могла бы продолжать экспортировать нефть и газ, направляя платежи через Газпромбанк и другие одобренные финансовые учреждения. В результате, Россия продолжала фиксировать высокие поступления в иностранной валюте, большая часть которых была потрачена на военные действия, покупку «санкционных» западных товаров и стабилизацию валютного рынка. Рубль восстановился в конце апреля.

Валютные рынки ориентированы на будущее. Если потолок цен на нефть будет установлен на уровне 60 долларов (как это в итоге и произошло – И.С.), участники рынка будут разводить руками, а Украине предстоит долгая и мучительная борьба.

И наоборот, цена на нефть в 30 долларов будет оказывать сильное давление на рубль, заставляя его еще больше обесцениваться. Способность российского Центрального банка поддерживать стабильный обменный курс будет поставлена ​​под сомнение. Процентные ставки вырастут. Возможности России закупать оружие за границей будут сильно ослаблены, так как будет поставлена ​​под угрозу платежеспособность банковской системы.

Возможен ли столь резкий шаг к повышению мировых цен? — Ответ будет частично зависеть от того, насколько Россия готова остановить добычу. Трудно предсказать. Потому что Путин по этому поводу, как и по всему остальному, голосит в агрессивном тоне.

Но простая математика говорит, что баланс рисков — не в пользу Кремля. Что, если Россия откажется возить нефть? Самым быстро падающим показателем в мире будет российский ВВП. Нет продаж нефти, нет налоговых поступлений, нет иностранной валюты и нет экономики. Поэтому Путину придется отказаться от войны».

Отмечаем ключевой момент, заключающийся в том, что большой вопрос у наблюдателей вызывает стабильность российской валюты в условиях оказания на неё беспрецедентного давления со стороны западных стран. Вплоть до настоящего времени подобное беспокойство было, скорее, прерогативой российской стороны по отношению к судьбе турецкое лиры. Теперь же к нему добавляется и российский рубль, который, как справедливо говорит обозреватель турецкого издания, попросту пытаются снести вместе с российской финансовой системой.

Вот как на новость о введении потолка цен отреагировало известное провластное турецкое издание – газета Sabah. Цитируем материал от 5 декабря под заголовком «Критический шаг Европейского союза вступил в силу»:

«С окончанием переходного периода сегодня вступил в силу 6-й пакет санкций, включающий запрет на импорт нефти, транспортируемой морем из России, принятый странами ЕС в июне.

Комиссия ЕС подготовила шестой пакет санкций в начале мая. Пакет предусматривал поэтапное прекращение поставок сырой нефти и нефтепродуктов из России.

Страны-члены ЕС вели интенсивные переговоры о запрете нефти. Страны ЕС смогли прийти к консенсусу, и последний пакет был пересмотрен, чтобы включить закупки нефти у России танкерами и исключить трубопроводы из-под санкций.

Страны ЕС вывели из-под санкций нефтепровод «Дружба», по которому идет нефть из России в Европу, чтобы достичь договоренности.

Две трети импорта нефти ЕС из России осуществлялись по морю, а одна треть — по трубопроводу. Перед войной ЕС импортировал около 25 процентов потребляемой нефти из России.

С санкциями было остановлено 90 процентов импорта нефти в ЕС из России.

Сегодня вступило в силу решение стран ЕС о применении предельной цены в 60 долларов за баррель к нефти, транспортируемой морем из России.

Таким образом, если российская нефть будет продаваться в третьи страны по цене выше установленной, компании стран G7 и ЕС не смогут оказывать различные услуги, такие как транспортировка, страхование и брокерские услуги по этой нефти. Для оказания этих услуг российская нефть должна продаваться ниже предельной цены.

Помимо максимальной цены на российскую нефть в 60 долларов, речь идет и о новом механизме ограничения цены. Этот механизм обеспечит удержание максимальной цены на российскую нефть на 5% ниже цен на мировом рынке.

Максимальная цена на российскую нефть будет пересматриваться каждые 2 месяца. Россия производит около 10 процентов мировой добычи нефти. С другой стороны, российские официальные лица заявили, что не будут продавать нефть странам, участвующим в применении максимальной цены.

Страны ЕС также запретили импорт угля из России 10 августа».

И в дальнейшем материале на эту тему от того же дня, издание дает более широкую картину того, что происходит вокруг введения потолка цен на российскую нефть и последствий этого шага в материале «Падение экспорта нефти из России осталось ограниченным». Цитируем:

«Несмотря на эмбарго Европейского союза (ЕС), которое вступит в силу 5 декабря, и максимальную цену в 60 долларов за баррель, ожидается, что Россия продолжит получать прибыль от нефти, которая является ее основным экспортным товаром.

Страны ЕС, после длительных переговоров, договорились установить максимальную цену в 60 долларов за баррель для нефти, транспортируемой морем из России.

Польша и некоторые страны Балтии, в первую очередь, хотели применения уровня цен в 30 долларов за баррель на том основании, что уровень цен не повлияет на доходы России от нефти.

Страны, играющие важную роль в транспортировке российской нефти морем, такие как Греция, Администрация киприотов-греков (имеется в виду Республика Кипр – И.С.) и Мальта, настаивали на установлении более высокого уровня в 70 долларов за баррель.

В результате переговоров с ЕС достигнута договоренность на уровне 60 долларов, при этом предельная цена будет переоцениваться каждые 2 месяца и может быть реализован план по тому, чтобы российская нефть была на 5 процентов ниже ценовой. рыночные цены.

Европейские дипломаты надеются, что рассматриваемый уровень лишает Россию значительных доходов, при этом не вызывая проблем с поставками на и без того высоком рынке нефти.

Помимо потолка цен, с 5 декабря ЕС также прекратит импорт российской нефти по морю.

Поставки по трубопроводу «Дружба», по которому Россия поставляет нефть в Венгрию, Словакию и Чехию через Украину, были освобождены от санкций.

После войны, которая началась на Украине 24 февраля, Россия начала продавать свою нефть со скидкой из-за санкционных опасений стран-покупателей, хотя максимальной цены не было.

В то время как цена барреля российской нефти марки Ural снизилась на 5,9 процента по сравнению с предыдущим месяцем до 66,47 доллара в ноябре, она была продана по цене на 27% дешевле, чем нефть марки Brent.

Прогнозируется, что продажа российской нефти по цене, близкой к предельной цене в 60 долларов за баррель, не вызовет существенного снижения доходов России от продажи нефти.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в заявлении от 1 декабря, что Россия не заинтересована в максимальной цене, которая будет применяться к ее нефти, и что они заключили соглашения напрямую со странами-покупателями.

С другой стороны, если цены на нефть на мировых рынках вырастут и Россия будет вынуждена сделать большую скидку на свою нефть, чем текущие ставки, возникает вопрос о том, какой шаг она предпримет.

Многие российские официальные лица, особенно президент России Владимир Путин, заявили, что полностью прекратят продажу нефтепродуктов, а также нефти странам, которые будут участвовать в применении предельных цен.

Вице-премьер России Александр Новак подчеркнул, что они больше не будут поставлять нефть и нефтепродукты в указанные страны, «даже если это будет более выгодно».

Хотя в прошлом году на экспорт нефти приходилось 22% всех экспортных доходов России, ей удалось частично компенсировать снижение экспорта в Европу из-за санкций, особенно за счет увеличения экспорта в Китай и Индию.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в прошлом году Россия экспортировала в среднем 8 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в день, а в октябре экспортировала 7,7 млн ​​баррелей нефти в день.

С другой стороны, аналитики предупреждают, что мировые цены на нефть могут вырасти еще больше, если Россия или Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и ОПЕК+, в которую входят нефтедобывающие страны, не входящие в ОПЕК, продолжат сокращать добычу.

Вице-премьер России Новак заявил, что в январе 2023 года могут быть некоторые неопределенности из-за новых эмбарго, но мировой спрос на российскую нефть сохранится.

С другой стороны, МЭА ожидает, что добыча нефти в России сократится на 2 миллиона баррелей в сутки в первом квартале 2023 года.

Зависимость от китайского рынка, который в последнее время ужесточил карантинные меры и, как следствие, снизил спрос на нефть, также создает различные риски в отношении экспорта российской нефти».

Итак, отметим, что по состоянию на момент написания данной статьи, прогноз турецких аналитиков на возможности российской стороны по преодолению очередного пакета западных санкций остается достаточно сдержанным, с уклоном в негативный прогноз. Даже несмотря на то, что Запад, очевидно, пошёл по достаточно «сдержанному сценарию» установления цен на «приемлемом» для российской стороны уровне. О чем здесь, собственно, идет речь? – Речь идет о том, чтобы «затянуть» российскую сторону в эту игру, заставив её признать новые правила и начать играть по ним. После того, как Россия уже втянется в неё созданный прецедент и будет определять реальность для России.

За аналогичными примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить лишь «зерновую сделку», которая будучи заключенной между Россией и Украиной при посредничестве ООН и Турции, оказалась «свершившимся фактом» — тем прецедентом, из которого оказалось непросто сразу и выйти.

Что на самом деле для Турции введение новых ограничений на торгово-экономические отношения России со внешним миром?

Во-первых, эта ситуация – долгосрочная и именно через эту призму надо рассматривать последующие события.

Во-вторых, ситуация с ограничениями на поставки российской нефти сулит для турецкой стороны как риски, так и немалые возможности.

В части рисков, речь идет о том, что возникают сомнения в российской платежеспособности уже в среднесрочной перспективе. Что должно учитываться при принятии российских гарантий на будущие платежи, при рассрочках, при анализе российского рынка и проч. Соответственно это заставляет пересматривать проекты долгосрочного сотрудничества, предполагающие российские обязательства.

В части возможностей, Россия начинает представать в глазах турецкой стороны как потенциальный Ирак «Садамовских времен» с его программой «нефть в обмен на продовольствие» или санкционным Ираном. Это дает возможности по применению кратных наценок на представляемые товары и услуги российской стороне. А в поиске гарантий будущих платежей можно обращаться и к разного рода бартерным сделкам, в частности, с российской стороны, к возврату долгов сырьем и полезными ископаемыми.

52.68MB | MySQL:106 | 0,834sec