О факторах, формирующих заинтересованность руководства Саудовской Аравии в поставках южнокорейских систем ПВО

22 ноября 2022 года южнокорейская газета The Dong-a Ilbo сообщила со ссылкой на источники в Агентстве оборонного развития (ADD), что после визита наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана (МБС) в Южную Корею военная промышленность восточноазиатской страны находится в ожидании крупных контрактов на поставку новейших средств противовоздушной обороны (ПВО). В частности, государственное и военное руководство Саудовской Аравии проявляет особый интерес к приобретению зенитного-ракетного комплекса (ЗРК) «Чхонгуг-II» (Cheongung-II), также известного как KM-SAM. Кроме того, предметом еще одного контракта могут стать зенитно-ракетные артиллерийские комплексы (ЗРАК) «Бихо-II» (Biho-II).

Наследный принц МБС одновременно занимает пост премьер-министра страны и является возможно самой могущественной политической фигурой в Королевстве Саудовская Аравия (КСА). 16 ноября МБС посетил Сеул с кратким визитом, включавшим личную встречу с президентом Южной Кореи. Предметом встречи было заявлено широкое сотрудничество в различных сферах от энергетики и химической промышленности до развития транспортной инфраструктуры. Особе внимание также было уделено оборонному сотрудничеству. Сообщается, что наследный принц МБС «решительно намерен развивать сотрудничество в области военной промышленности».

В ходе предыдущего визита в Южную Корею в 2019 году МБС поcетил выставку Агентства оборонного развития, где ознакомился с военной продукцией, предлагаемой для экспорта южнокорейскими предприятиями. Особое внимание он обратил на основной боевой танк K-2 Black Panther, самоходные артиллерийские установки (гаубицы) K-9 Thunder, а также вышеупомянутые средства ПВО: ЗРАК «Бихо-II» и ЗРК «Чхонгуг-II».

ЗРК «Чхонгуг-II» относится к системам ПВО среднего радиуса действия. Он был разработан в 2000-х гг. в кооперации с российскими конструкторскими бюро «Алмаз» и «Факел» в составе концерна ВКО «Алмаз-Антей» для замены устаревших американских ЗРК Hawk в составе ВВС Республики Корея. Российские предприятия занимались разработкой ключевых элементов ЗРК – многофункциональной РЛС сантиметрового диапазона с пассивной фазированной антенной решеткой (PESA), зенитной управляемой ракеты (ЗУР) «Чхонгуг» и командного пункта управления (ECS).

В основу ЗРК «Чхонгуг-II» легли элементы находившегося тогда в разработке российского ЗРК С-400 «Триумф», в частности ЗУР 9М96. Это зенитная ракета среднего радиуса действия, оснащенная активной радиолокационной головкой наведения и твердотопливным ракетным двигателем с управляемым вектором тяги. Аналогично противоракете ERINT комплекса Patriot PAC-3 модификация ЗРК «Чхонгуг-II» Block 2 реализует концепцию прямого кинетического перехвата, а весь ЗРК в целом в таком оснащении предназначен для решения узкоспециализированных задач противоракетной обороны.

В настоящее время система ПВО Саудовской Аравии уже представлена комплексами ПВО/ПРО большого, среднего и ближнего радиуса действия, включая зенитные установки «точечной обороны». Все они организованы в единый род войск в составе ВС – Королевские саудовские силы противовоздушной обороны. Личный состав сил ПВО насчитывает по разным оценкам от 16 до 40 тыс. военнослужащих.

Эшелон ЗРК большой дальности представлен американским ЗРК Patriot с «дальнобойными» зенитными ракетами PAC-2 Guided Enhanced Missiles (GEM). Всего развернуто 21 батарея этого комплекса. В структуру этих батарей также интегрированы комплексы ПРО Patriot PAC-3 с зенитными ракетами ERINT, предназначенные для прикрытия военных объектов и инфраструктуры нефтяной промышленности страны от ударов баллистическими ракетами. Каждая батарея строится вокруг многоцелевой РЛС AN/MPQ-65 и включает 6 транспортно-пусковых установок M902.

Эшелон средней дальности ПВО КСА представлен 18 дивизионами ЗРК MIM-23B I-Hawk. В состав каждого дивизиона (батальона) при этом входит три огневых батареи в составе трех буксируемых пусковых установок, одной РЛС управления огнем и одного мобильного командного пункта.

Для непосредственного прикрытия военных объектов КСА использует набор различных ЗРК ближнего-малого радиуса действия и зенитную артиллерию. В их число входят французский ЗРК Crotale и его модифицированная версия Shanine (всего развернуто 181 установка) и ЗРК M1097 Avenger (около 400 единиц). Зенитная артиллерия включает 52 ЗСУ AMX-30SA, a также 64 батареи комплекса ПВО Skyguard. Французская ЗСУ AMX-30SA оснащена двумя спаренными автоматическими пушки калибра 30 мм с управлением по радиолокационному каналу наведения по унифицированной с ЗРК Shanine РЛС Mirador-IV. Батарея швейцарского комплекса Skyguard объединяет одноименную РЛС управления огнем и две спаренные автоматические пушки Oerlikon калибра 35 мм.

Наконец, собственными средствами ПВО обладает также Национальная Гвардия, по сути вторая армия страны, не подчиняющаяся Министерству обороны и прямо преданная королевской династии Аль Сауд. На ее вооружении находятся 5 батарей новейшего ЗРК ближнего радиуса действия – VL MICA, а также комплекс MPCV, объединяющий дистанционный боевой модуль с пулеметом калибра 12,7 мм, а также 4 ПЗРК Mistral 2. Все эти системы были поставлены Францией в 2018-2019 гг.

После вмешательства КСА во главе коалиции ряда арабских стран во внутренний вооруженный конфликт в Йемене силы противовоздушной обороны королевства оказались втянуты в настоящую войну. C мая 2015 по май 2020 года по территории КСА было нанесено не менее 250 ударов баллистическими ракетами, крылатыми ракетами и беспилотниками-камикадзе.  C 2021 года интенсивность атак резко увеличилась – до как минимум 371 ударов за весь год. По оценке аналитического центра CSIS, силы противовоздушной обороны КСА успешно отразили около 70% всех атак за период с 2015-2020 гг. Хотя из сотен запусков только несколько привели к крупным потерям, всего за указанный период коалиционные силы потеряли не менее 400 военнослужащих в результате таких атак. Экономический ущерб от таких атак можно охарактеризовать как относительно незначительный, хотя отдельные инциденты, такие как атака 14 сентября 2019 года на нефтеперерабатывающие заводы Абкайк и Xурай государственной компании Saudi Aramco, привели к заметным нарушениями работы топливной промышленности страны и нанесли значительный ущерб. Всему миру была продемонстрирована уязвимость критической инфраструктуры КСА в глубине страны.

Основную нагрузку по отражению ракетных и воздушных атак хуситов взял на себя дальний эшелон ПВО в виде ЗРК Patriot. Причем большинство перехватов осуществляется с помощью «тяжелых» зенитных ракет PAC-2 различных модификаций (GEM, GEM+, GEM/T, GEM/C). Преимущество этих ЗУР в широком профиле поражаемых целей – от баллистических ракет до беспилотников и крылатых ракет. Радиус поражения при этом составляет не менее 35 км по дальности и 25 км по высоте. Перехватчики ПРО модификации PAC-3 начали поставляться в КСА уже после начала конфликта и с тех пор имели лишь ограниченное применения рамках узкой задачи перехвата исключительно баллистических ракет хоуситов.

Остальные средства ПВО среднего и ближнего эшелона показали свою полную неэффективность в борьбе с ракетными ударами и беспилотниками-камикадзе. Так нефтеперерабатывающий завод Абкайк защищался не менее 3 батареями зенитной артиллерии Skyguard и одной батареей из нескольких комплексов Shanine. Как минимум одна позиция ЗРК Patriot также была развернута в 4 километрах от комплекса. Тем не менее, все эти средства не смогли перехватить ни одной из 19 целей, участвовавших в атаке.

Как известно, средства ПВО средней-ближней дальности КСА были приобретены в 1980-1990-х гг. и представляют собой технологический уровень конца 1970-х – начала 1980-х гг. Хотя в теории их тактико-технические характеристики позволяют использовать их для поражения БПЛА и низколетящих крылатых ракет, время обнаружения и эффективный радиус действия против таких целей оставляют желать лучшего. Для успешного перехвата как правило расчет ЗРК или артиллерийской установки должен получить заблаговременное предупреждение о приближающейся угрозе, а траектория ее полета должна проходить в непосредственной близости от текущей позиции. При этом, по имеющейся информации, ПВО Саудовской Аравии не отличается высокой степенью интеграции различных систем ЗРК и зенитной артиллерии, в то время как эксперты отмечают проблемы с качеством подготовки военного персонала сил противовоздушной обороны, что затрудняет взаимодействие различных подразделений ПВО.

Слабость среднего-ближнего эшелона ПВО привела к значительному перерасходу «тяжелых» зенитных ракет комплекса Patriot PAC-2. К 2022 году, по некоторым сообщениям, их запасы сократились настолько, что КСА была вынуждена разместить в США заказ на приобретение еще 300 ЗУР MIM-104E GEM/T. Сумма предварительного контракта оценивается Государственным Департаментом США в 3,05 млрд долл. Нефтяные сверхдоходы КСА, конечно, с легкостью позволяют покрывать такие расходы, однако подобный подход к организации ПВО сложно назвать экономически целесообразным. Каждая батарея ЗРК Patriot способна прикрыть воздушное пространство в секторе 210 градусов по азимуту, при этом одновременный поиск и обнаружение целей возможно только в узком секторе до 90 градусов. Таким образом, для обеспечения круговой обороны одного объекта от одной атаки требуется развертывание не менее четырех батарей ЗРК Patriot. С учетом размеров страны и общего числа объектов даже «бездонные кошельки» саудовской династии не могут позволить себе закупку такого большого числа тяжелых ЗРК.

В целом система противовоздушной обороны КСА нуждается в радикальной модернизации – с акцентом на расширение ее среднего и ближнего эшелона. Приобретение новых ЗРК и ЗРАК позволит перехватывать воздушные цели – в первую очередь низколетящие беспилотники и крылатые ракеты гораздо дешевле за единицу, в то время как их меньшая цена позволит увеличить закупки и, соответственно, обеспечить прикрытие большего числа военных и промышленных объектов.

Ранее, в начале 2022 года, еще одна страна-участница коалиции ЛАГ в Йемене – ОАЭ уже заключила с Южной Кореей контракт на поставку пяти батарей ЗРК «Чхонгуг-II». Общая сумма контракта составит 3,5 млрд долл. Состав комплектации пока до конца не ясен, однако уже известно, что стоимость одной ЗУР «Чхонгуг» составит около 1,27 млн долл., что в 5-10 раз дешевле ЗУР MIM-104E GEM/T для комплекса Patriot. Экономическая выгода очевидна.

При этом «Чхонгуг-II», хотя и уступает Patriot в предельном радиусе действия против аэродинамических целей – высоколетящих самолетов, при противодействии различным средствам воздушного нападения сопоставим с ним. Причем более высокая маневренность малой ракеты «Чхонгуг» позволяет поразить ряд сложных целей с большей вероятностью, что в некоторых случаях позволяет уменьшить расход ракет при перехвате одной и той же цели.

Таким образом, ЗРК «Чхонгуг-II» идеально подходит под потребности КСА. С другой стороны, гораздо больше вопросов оставляет интерес королевства к ЗРАК «Бихо-II». Откровенно говоря, по своим возможностям он не сильно отличается от уже имеющихся средств ПВО в арсенале страны. Артиллерийская часть комплекса по своим возможностям сопоставима с ЗСУAMX-30SA и установками Oerlikon-Skyguard. Ракетная часть ЗРАК «Бихо-II» не существенно превосходит уже имеющиеся у Саудовской Аравии ПЗРК на колесном шасси – Avenger и MPCV.

Для эффективного непосредственного прикрытия объектов от различных средств воздушного нападения в ближнем эшелоне сегодня используются преимущественно высокоманевренные ЗУР с радиусом действия до 20-25 км по дальности и до 20 км по высоте. Система наведения при этом обычно использует радиокомандное управление или комбинирует активное радиолокационное и/или тепловизионное наведение. К таким современным комплексам ПВО ближнего радиуса действия можно отнести в числе прочих французский VL MICA, немецкий IRIS-T SL, израильский SPYDER, японский Type 11, а также российские ЗРК и ЗРАК «Тор» и «Панцирь». ЗРАК «Бихо-II», по сравнению с вышеперечисленными системами, может выполнять только вспомогательные задачи при условии интеграции с более мощными системами ПВО.

Таким образом, не очень понятно, какую нишу этот комплекс может занять в системе ПВО Саудовской Аравии. Возможно «Бихо-II» рассматривается как дешевая замена французским AMX-30SA с чуть более продвинутыми сенсорами. Или же силы ПВО КСА просто заинтересованы в количественном расширении своего парка зенитной артиллерии. Правда в таком случае включение еще одной модели ЗСУ лишь усложнит остро стоящие перед вооруженными силами КСА задачи интеграции разнообразных средств ПВО, приобретенных у самых разных экспортеров вооружений.

62.6MB | MySQL:101 | 0,507sec