О помощи Алжира Евросоюзу в снижении последствий энергетического кризиса

Евросоюз и Алжир намерены реализовать новые проекты для снижения последствий энергетического кризиса в Европе, вызванного уменьшением туда потоков трубопроводного газа.

Брюссель намеревается в ходе дальнейшего развития экономических связей с Алжиром добиться оттуда дополнительных поставок энергии. Речь идет о развитии неуглеводородной энергетики на территории последнего. А конкретно – о поставках энергии, вырабатываемой электростанциями, через проложенные между ними электрические подводные кабели.

Напомним, что подобное взаимодействие уже осуществляется между Евросоюзом и Марокко, соединенными двумя кабелями по дну Средиземного моря. Кроме того, в ближайшие два года аналогичные проекты Брюссель намеревается реализовать и с Египтом, где в результате развития в первую очередь немецкими специалистами угольных и гибридных (газо-фотоэлектрических, с использованием солнечной энергии) электростанций  удалось получить излишки энергии, интересующие ЕС.

Кроме того, в результате этого Египет получил возможность экспортировать дополнительные объемы газа – так, только за минувший год его поставки Евросоюзу выросли в полтора раза и могут превысить 9 млрд куб. м и даже достигнуть отметки в 10 млрд куб. м.

Энергия может придать импульс регионам Средиземноморья, и именно в этом контексте уместен этот скромный вклад, ставящий под вопрос срочность контролируемого энергетического перехода.

Заметим, что хотя пока в отличие от Марокко и Египта подобные планы еще не оформлены в полноценные документы, в Алжире очень заинтересовались предложенной Брюсселем перспективой «электрического соединения через Средиземноморье в интересах совместного развития средиземноморского бассейна».

Евросоюз получит возможность уменьшить закупки российского газа, а Алжир – дополнительные финансы.

И уже сейчас становится понятно, из каких именно источников Брюссель намеревается получать дополнительные объемы энергии из Алжира. Исходя из уже состоявшихся обсуждений представителей сторон, это электростанции, работающие на возобновляемой энергии.

Они отметили, что Алжир располагает всеми необходимыми для этого природными условиями – соответствующим климатом, при котором пасмурные дни в течение года единичны и огромные пустующие территории в пустыне Сахара, пригодные для размещения большого количества солнечных батарей и ветрогенераторов.

В частности, по мнению алжирских и европейских специалистов, по количеству солнечных дней АНДР и другие страны южной части Средиземноморья в среднем превосходят своих северных соседей в два с половиной раза. Ну а по наличию свободных земель для размещения «фотоэлектрических» батарей европейские государства и близко не могут сравниться с североафриканскими.

Большой потенциал, по их мнению, и у ветроэнергетики.

Развитие подобных проектов, согласно предложениям Брюсселя, также позволит в случае необходимости экстренно перебрасывать энергию и в обратном направлении в том случае, если Алжир запустит новые предприятия и крупные сельскохозяйственные фермы.

Отдельно оговариваются технические сложности, в частности, решение проблемы «прерывистости, присущими солнечной и ветровой энергии, зависимыми от погодных изменений», для чего германские и итальянские специалисты предлагают внедрять линии постоянного тока, позволяющие снизить энергопотери примерно до 3% на тысячу километров.

В связи с этим отмечается, что стоимость вырабатываемой таким образом электроэнергии обойдется южным странам в два раза дешевле, чем северным. В результате она становится выгодным экспортным товаром для поставок на европейский рынок.

О серьезности интереса с алжирской стороны к таким проектам свидетельствует то, что для участников их реализации она отменила дискриминационные по отношению к иностранным инвесторам правила. И в первую очередь речь идет о «законе 51/49». Согласно ему, желающие работать в АНДР зарубежные компании могут делать это лишь в составе совместных предприятий и иметь в таких проектах не более 49% акций.

Заметим, что в Алжире уже действует несколько электростанций на возобновляемой энергии (ветра и солнца). Однако грандиозный план их развития уже был сорван и в общей доле энергетики страны на них приходится лишь около одного процента ее объема.

Впрочем, во многом на это негативно повлияли низкие цены в 2014 – 2020 гг. на нефть и газ, что делало альтернативную энергетику мало востребованной из-за дороговизны вырабатываемой ей энергии, к чему добавлялись сложности технического характера по ее накоплению и переброске потребителям.

Однако за прошедшие годы европейские и прочие специалисты нашли возможности минимизировать издержки. Также в пользу развития возобновляемых источников энергии сыграл рост стоимости на мировом рынке углеводородов и рост политической напряженности в 2022 году между Россией и Западом.

В результате по оценке европейских технических специалистов, в ближайшие годы применение энергии ветра и солнца будет расти в среднем более чем на 7% в странах Южного Средиземноморья, тогда как у их северных соседей – не более чем на 3%.

Однако, согласно их же расчетам, не следует ожидать даже в среднесрочной перспективе отказа в Европе от использования газа и в первую очередь это может затронуть нефть и ее компоненты. Причина – параллельный рост энергопотребления в 2030 – 2040 годы почти на 80%.

Впрочем, нельзя исключать, что на практике, подобно тому, как это происходит в Египте, реально в Алжире будут развиваться не чистые солнечные и ветряные электростанции, и гибридные, с применением ископаемых источников энергии. Или даже угольные. Не случайно, что в Алжире сейчас «оживились» инициаторы расширения или запуска новых шахт. Причем речь идет не об элитном коксе, а об обычном каменном угле.

Дело в том, что мировой энергетический кризис вносит свои коррективы в западные планы «декарбонизации» энергетики. Во всяком случае, Брюссель, как показывает практика Египта и Марокко, не брезгует размещать подобные «грязные» электростанции в Северной Африке и Алжир, вероятно, также не будет здесь исключением.

 

62.62MB | MySQL:101 | 0,559sec