Об обвинениях Пакистаном Индии в связях с «ИГ-Хорасан» на фоне ухудшения пакистано-афганских отношений и роста террористической активности в стране

Пакистан располагает доказательствами причастности индийских спецслужб к взрыву, произошедшему 23 июня 2021 года в городе Лахор (провинция Пенджаб). Об этом 13 декабря вечером сообщила газета Dawn со ссылкой на министра внутренних дел ИРП Рану Санауллу. По словам главы МВД, Исламабад располагает «неопровержимыми доказательствами» причастности индийской спецслужбы RAW (Research and Analysis Wing, Отдел исследований и анализа) к упомянутому теракту. Отмечается, что власти Пакистана намерены поднять этот вопрос на полях ООН. Теракт в центральном районе Лахора, Джохар Таун, произошел 23 июня 2021 года. Начиненный взрывчаткой автомобиль был подорван около резиденции основателя радикальной группировки «Лашкар-е-Тайба» (запрещена в РФ) Хафиза Саида. В результате инцидента 3 человека погибли, еще 24 получили ранения.

Что это за доказательства? В этой связи пакистанские аналитики указывают, что «Исламское государство провинция Хорасан» («ИГ-Хорасан» – запрещено в России) было создано в 2014 году в разгар деятельности «Исламского государства в Ираке и Сирии» (ИГИЛ, переименовано в ИГ – запрещено в России). Регион Хорасан включает в себя районы нынешних Пакистана и Афганистана. Целью создания террористической организации было формирование исламского халифата в регионе. Для этой цели любой внешний фактор, будь то присутствие иностранных сил в Афганистане или мягкое влияние Запада, рассматривается «ИГ-Хорасан»  как угроза. Это одна из самых экстремистских и жестоких организаций в Афганистане, которая совершала нападения не только в этой, но и в соседних странах, особенно в Пакистане и государствах Центральной Азии. Проводя массированную оперативную пропаганду, «ИГ-Хорасан»  привлекает боевиков из Пакистана и Индии. Главной привлекательностью вербовки является ее экстремизм. Бойцы из афганского движения «Талибан»  присоединяются к «ИГ-Хорасан»,  потому что первое остается умеренноым по отношению к  западным нарративам. «ИГ-Хорасан»  борется не только против иностранного влияния, но и против талибов из-за их умеренного подхода к подписанию мирного соглашения. После вывода американских войск из Афганистана существование организации с ее жестокой повесткой дня создает множество проблем для афганских талибов, а также для регионального мира и безопасности. Участились нападения на Пакистан. Примечательно, что «ИГ-Хорасан» не проводит никаких нападений на Индию. Скорее, главной целью является Пакистан и дестабилизация региона. В сообщениях предполагалось, что связи Индии с «Аль-Каидой» (запрещена в России), а также с «ИГ-Хорасан»  могут нанести ущерб стабильности в пакистано-афганских отношениях. В сентябре боевики «ИГ-Хорасан»  атаковали временного поверенного в делах Пакистана Убайд-ур-Рехман Низами в Кабуле. На него напали, когда он шел по территории комплекса. Хотя попытка покушения провалилась, но его телохранители получили ранения. Позже  «ИГ-Хорасан» взяла на себя ответственность за нападение, заявив, что «солдаты Халифата» расстреляли пакистанцев из оружия средней дальности и снайперских винтовок. Через несколько дней после нападения на представителя Пакистана, связанный с «ИГ-Хорасан»  источник «Аль-Азаим» выпустил видеоролик на английском языке с угрозами правительству Пакистана. 18-минутное видео называлось «Мусульманам на земле Мухаммеда бин Касима». Это было первым в истории англоязычным видео, посвященным преимущественно Пакистану. Также утверждается,  что Индия пыталась навредить проектам Китайско-пакистанского экономического коридора через своих доверенных лиц в пакистанском Белуджистане. «ИГ-Хорасан»  также нацелилась  на этот проект, поскольку он усилит иностранное влияние в регионе. Организация также нацелена на государства Центральной Азии, такие как Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. В конце видео мусульман Пакистана просили присоединиться к «ИГ-Хорасан»  и выступить против правительства. Поскольку «ИГ-Хорасан»  играет свою роль в дестабилизации отношений между Афганистаном и его соседями, особенно Пакистаном, индийские СМИ очень активно освещают эту тенденцию. С 2014 года правительство Индии пытается установить контакты с «ИГ-Хорасан»  и «Аль-Каидой» против Пакистана. В том году международные СМИ сообщили, что советник по национальной безопасности Аджит Довал встретился с представителями «Аль-Каиды» и «ИГ-Хорасан»  в Ираке, чтобы использовать эти организации против Пакистана. В 2020 году в докладе Организации Объединенных Наций о терроризме было подтверждено значительное число террористов «ИГ-Хорасан»  в двух индийских штатах Керала и Карнатака. Абд ур Рехман Логари, террорист, совершивший нападения на американские войска в аэропорту Кабула, в результате чего погибли 170 человек, в том числе 13 морских пехотинцев США, был связан с Индией. Он провел по крайней мере один год в индийских городах, прежде чем приехать в Афганистан для нападения. Другой террорист «ИГ-Хорасан» Абу Халид аль-Хинди также принадлежал к индийской малаяламской общине Касарагод, совершивший нападение на сикхскую гурдвару Хар Рай Сахиба в Кабуле. Таким образом, не скрывается, что Индия была тыловой базы для боевиков «ИГ-Хорасан».  Делается вывод, что Индия  не хотела бы, чтобы афганские талибы установили хорошие отношения с Пакистаном, поскольку это уменьшит влияние Индии и принесет мир в регион. В Пакистане заявляют, что ради региональной стабильности страны должны совместно противостоять связям Индии и «ИГ-Хорасан». По-восточному незатейливо и линейно, при этом приведенные доказательства, мягко говоря неубедительны. В этой связи рискнем предположить, что главной причиной всех этих инцидентов является не козни спецслужб Индии (а они есть, только не в такой гипертрофированной форме, как на это указывают пакистанские эксперты), а сами разногласия между Исламабадом и Кабулом.

В этой связи обратим внимание на декабрьский  доклад  индийского Института оборонных исследований и анализа имени Манохара Паррикара (MP-IDSA) по этой теме. В нем указывается, что последний по времени рост числа террористических нападений в Пакистане указывает на то, что правительство и органы безопасности в стране не смогли просчитать последствия своей прямой / косвенной поддержки движения «Талибан». Угроза усугубляется тем фактом, что «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП) объявил о прекращении огня, согласованного в ноябре 2021 года. Сразу же после объявления об этом в результате теракта смертника в Кветте, Белуджистан, погибли 3 пакистанских военных.

Это говорит только о том, что террористы или повстанческие группы по всему миру крайне непостоянны в своих симпатиях. Они не остаются верными только одному покровителю, какими бы близкими они ни были в какой-то момент времени. Талибы не являются исключением из этого правила. Пакистанское государство не учло последствий националистической позиции талибов, а также проблем, с которыми они столкнутся, когда талибы вернут себе власть в Афганистане. Не обращая внимания на эти факторы, Исламабад, похоже, совершил стратегическую ошибку. Пакистан ликовал по поводу свержения правительства Ашрафа Гани в Кабуле, в меньшей степени по поводу вывода войск под руководством Соединенных Штатов 15 августа 2021 года. Тогдашний премьер-министр Имран Хан прокомментировал захват власти талибами, заявив, что афганцы «разорвали оковы рабства». Многие в Пакистане «праздновали» вывод войск США из Афганистана и возврат талибов в Кабул по разным причинам, однако никто из них не мог в полной мере осознать реальность того, что талибы, вернувшись к власти в Афганистане, скорее всего, будут действовать как государство со своими собственными приоритетами и проблемами. Пакистанская элита полагала, что Пакистану больше не придется поддерживать усилия США в регионе, а якобы проиндийские лидеры, такие как Карзай или Гани, уйдут из политики Афганистана.

Что еще более важно, с возвращением талибов в Кабул, была надежда, что связи между Пакистаном и Афганистаном значительно улучшатся. Исламабад полностью поддержал талибов, ожидая, что это поможет Пакистану в ликвидации ТТП, которое представляло серьезную угрозу для безопасности страны.  Ряда пакистанских экспертов полагали, , что если Афганистан станет государством-изгоем или нестабильной страной с слабым режимом талибов в качестве националистической силы, это станет серьезной проблемой для Пакистана. Режим, не имеющий согласованности внутри группировки и слабого контроля над страной, не может эффективно действовать против таких групп, как ТТП. Более того, в некоторых сообщениях указывалось, что антипакистанская ненависть среди простых афганцев была очень сильной. По разным причинам «афганцы не считают себя ответственными за свои страдания и разрушения», — написал один из обозревателей ежедневной газеты на урду «Нава-и-Вакт», — «но [возлагают вину] на политику Пакистана в Афганистане».

Справедливости ради надо отметить, что не все в пакистанской элите  разделяли этот оптимизм.  Бывший посол Малиха Лодхи прозорливо написал после падения Кабула, что Исламабаду следует проявлять осторожность, «поскольку нестабильная ситуация может способствовать трансграничным нападениям со стороны групп боевиков, базирующихся в Афганистане, против которых Кабулу еще предстоит действовать и в отношении которых Исламабад должен обеспечить железные гарантии». Согласно отчету Пакистанского института исследований проблем мира (PIPS), опубликованному в октябре 2022 года, с тех пор как движение «Талибан» вернулось к власти в Афганистане 15 августа 2021 года, в Пакистане за один год число террористических нападений увеличилось на 51%. Последняя по времени  атака ТТП произошла 14 ноября 2022 года, после чего пришлось закрыть главный торговый переход между двумя странами, «Ворота дружбы» в Веш-Чаман. Нападавшие прибыли с афганской стороны и убили одного сотрудника службы безопасности. Как и следовало ожидать, талибы сосредоточились на своих национальных интересах, как только они вернулись к власти. Их непосредственные расчеты в области безопасности отличались от пакистанских. Более того, они разделяли свои идеологические взгляды с ТТП.

В самом начале правления «Талибана 2.0» Пакистан попросил талибов принять меры против ТТП «в качестве пробного примера», чтобы доказать как свою силу, так и приверженность своим словам о том, что они будут действовать против терроризма.

«Если талибы не могут решить проблемы Пакистана, то кто будет доверять им и их обещаниям разорвать связи с «Аль-Каидой» и другими подобными группами», — цитировалось высказывание одного пакистанского чиновника.

 Талибы всегда утверждали, что афганская территория не будет использоваться террористами против какого-либо другого государства. Однако, когда талибы не предприняли никаких действий против ТТП, вызвав разочарование пакистанской стороны. Журналист Салим Сафи написал в Jang, что политика Пакистана в отношении Афганистана была ошибочной, исходя из трех предположений: первое, американское присутствие было основной проблемой в Афганистане; второе, Ашраф Гани, Хамид Карзай и Абдулла Абдулла были врагами Пакистана, а «Талибан» — другом; и третье, что якобы нет никакой связи между афганским «Талибаном» и ТТП. Афганистан под властью талибов помог ТТП вновь объединиться и возродиться с полной силой. По сообщениям, они вооружились современным оружием, оставленным иностранными войсками, чего не могло произойти с явного или тайного благословения талибов. ТТП, несмотря на обещания талибов, продолжили наступление и усилили свои атаки. 14 апреля 2022 года в результате нападения в Северном Вазиристане были убиты 7 пакистанских военных, что привело к резкому обмену заявлениями между двумя странами. Последовал резкий ответ Министерства иностранных дел Пакистана, который заявил, что за последние несколько месяцев Пакистан неоднократно обращался к афганскому правительству с просьбой обеспечить безопасность в районе пакистано-афганской границы, т. к. «террористы безнаказанно используют афганскую землю для осуществления деятельности внутри Пакистана».

Поскольку движение «Талибан» не желало или не могло остановить террористические атаки через границу, Пакистан 15 апреля нанес удары по афганской территории, нацеленные на террористов. Реакция официальных лиц движения «Талибан» и афганцев на нарушение суверенитета Афганистана была ожидаемой. Представитель движения «Талибан» Забихулла Муджахид предупредил Пакистан «не испытывать терпение афганцев в таких вопросах и не повторять ту же ошибку снова, иначе это будет иметь плохие последствия».   В Пакистане существует непреодолимое чувство, что талибы предали их доверие и забыли о материальной и моральной поддержке, которую они получили в своей борьбе против американцев. Нетрудно понять, почему Пакистан, оказав полную поддержку движению «Талибан», спустя почти год не признал их правительство законным. Учитывая серьезные проблемы, с которыми сталкивается движение «Талибан» в Афганистане, трудно предсказать, что ждет пакистано–афганские отношения в будущем. Между тем, Пакистан на собственном горьком опыте убедился в том, что ему приходится вести собственную войну против ТТП. Исламабад может продолжать подталкивать талибов к принятию мер против членов ТТП и помешать им использовать афганскую территорию против Пакистана,  однако, учитывая идеологическое сближение ТТП с движением «Талибан» и поддержку, которую они получают от населения Юго-Восточного Афганистана, движение «Талибан» может оказаться не в состоянии выполнить просьбу Пакистана. Талибы не только опасаются негативной реакции в своих рядах, если будут действовать против ТТП, но и опасаются, что, если они будут действовать против ТТП, его члены могут присоединиться к другим террористическим группировкам, таким как ИГ и «Аль-Каида».  В свое время, в 1990-х годах, талибы также отказались признать «Линию Дюранда» границей между двумя странами. И сейчас они, вероятно, будут изображать из себя бескомпромиссных афганских (пуштунских) националистов, а не марионеток какой-то другой страны. Все эти проблемы, вероятно, приведут к расколам и конфликтам между движением «Талибан» и Пакистаном.

Это подтверждает и официальная статистика индийского Портала о терроризме в Южной Азии (SATP) за декабрь.   6 декабря 2022 года 3 террористов были убиты и еще один был ранен в результате перестрелки во время разведывательной операции  Сил безопасности (SF) в районе Гира Мастан Дарабан техсил (подразделение доходов) в районе Дера-Исмаил-Хан провинции Хайбер-Пахтунхва. 6 декабря 2022 года один полицейский получил ранения, когда неизвестные террористы открыли огонь по автомобилю сотрудника полиции округа Дера-Исмаил-Хан Мохаммада Шоаиба, который находился с визитом в округах Дарабан, Даразанда и Пурва, чтобы проверить меры безопасности в рамках пятидневной кампании по борьбе с полиомиелитом. Террористы открыли огонь по автоколонне Шоаиба недалеко от района Хой-Бехара. Он остался невредимым во время нападения, но другой офицер в автомобиле был ранен. Согласно частичным данным, собранным (SATP), в округе Дера-Исмаил-Хан на сегодняшний день зарегистрировано по меньшей мере 43 смертельных случая, связанных с терроризмом (20 террористов, 19 военнослужащих  и 4 гражданских лица) в 2022 году (данные на 11 декабря 2022 года).). За соответствующий период 2021 года в провинции было зарегистрировано 9 смертей, связанных с терроризмом (4террориста, 3 гражданских лица и два сотрудника SF).

На долю Дера-Исмаил-Хана приходится в общей сложности 564 погибших [259 гражданских лиц, 135 террористов, 134 военнослужащих SF и 36 неуказанных (NS)] с 6 марта 2000 года, когда SATP начал сбор данных по Пакистану. Эти смертельные случаи были зафиксированы в общей сложности в 166 случаях убийств. 52 из этих 166 инцидентов были «крупными» (в каждом из них погибло 3 или более человек). Эти крупные инциденты привели к гибели 399 человек [189 гражданских лиц, 100 террористов, 86 военнослужащих SF и 24 неустановленных (NS)]. С 6 марта 2000 года в округе зарегистрировано в общей сложности 288 инцидентов с применением насилия, в том числе 103 случая взрыва и 16 нападений террористов-смертников. Хотя с 21 июля 2019 года не поступало сообщений о терактах смертников, 25 октября 2022 года была предотвращена крупная атака, когда два террориста–смертника были убиты после интенсивной перестрелки при попытке напасть на главу комитета мира Нур Алама Мехсуда в грайоне Дера -Исмаил-Хан. Полиция сообщила, что нападавшие, одетые в куртки со взрывчаткой, приехали на мотоцикле-рикше и попытались напасть на офис Мехсуда. С населением более 1,62 мдн человек Дера-Исмаил-хан превратился в террористический очаг в 2022 году из-за своего стратегического расположения и эскалации деятельности ТТП. Район граничит с районами Южный Вазиристан, Танк и Лакки Марват провинции Хайбер-Пахтунхва; округами Мианвали, Бхаккар и Дера-Гази-Хан в Пенджабе и округом Жоб в Белуджистане. Два из этих прилегающих районов, Южный Вазиристан и Жоб, граничат с Афганистаном. Дера-Исмаил-Хан служил перевалочным пунктом для боевиков, действующих в каждом из этих районов. В результате многочисленных операций пакистанской армии в племенных районах район стал относительно мирным, а общее число погибших в 2020 году снизилось до 6. Однако с захватом власти талибами в Афганистане 15 августа 2021 года в округе снова произошел всплеск насилия. Общее число погибших в округе Дера-Исмаил-Хан в текущем году, является самым высоким за год с 2009 года и составляет 93 человека. Число погибших в Дера-Исмаил-Хане достигло максимума в 2008 году — 95 человек. Вызывает беспокойство то, что число погибших, зарегистрированных в категории SF (19) в текущем году, является самым высоким за весь год с 2000 года. Предыдущий максимум в 14 в этой категории был зафиксирован в 2019 году. Более того, число жертв террористов (20) в 2022 году является самым высоким за год с 2008 года, когда было убито 37 террористов. 21 октября 2022 года генеральный прокурор Дера-Исмаил-Хан Наджамул Хуснаин Лиакат заявил, что число террористов, прибывающих из Афганистана, увеличилось, что создает большую проблему для полиции. Более того, террористы пересекали границу и нападали на полицию с помощью «самого современного оружия», которое оставили военные Соединенных Штатов, когда они бежали из Афганистана. 31 октября 2022 года двое полицейских были застрелены с большого расстояния на контрольно-пропускном пункте в Дарабан-техсиле Дера-Исмаил-Хана, используя винтовки  с прицелами ночного видения и тепловизоры. Неназванный старший офицер службы безопасности в Хайбер-Пахтунхва подтвердил использование американского оружия и тепловизоров при нападении, заявив, что такое вооружение использовалось силами НАТО и американскими военными в Афганистане. Поскольку «официальные» переговоры между ТТП и правительством, которые начались в мае 2022 года и завершились 28 ноября 2022 года, провалились, а ТТП началось с эскалации «убийств из мести», район Дера-Исмаил-Хан, вероятно, станет свидетелем дальнейшего всплеска насилия, как и другие  районы, где действует ТТП.

62.4MB | MySQL:104 | 0,591sec