Оценки в Израиле «Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов». Часть 2

Президент США Джо Байден 12 октября 2022 г. подписал вторую за свое пребывание в Белом доме «Стратегию национальной безопасности Соединенных Штатов» (СНБ). Помимо этого Пентагон также опубликовал документ, излагающий стратегию национальной безопасности администрации. Приоритетом является многоплановая конкуренция с Китаем и важность достижения технологического превосходства, причем ключом к успеху считаются научно-технические инновации и максимальное использование возможностей четвертой промышленной революции, технологический скачок, основанный на анализе больших данных, искусственном интеллекте и машинном обучении. Климатический кризис выделен в качестве центральной цели международного сотрудничества. Российскую угрозу предполагается сдерживать, а Ближний Восток считается менее важным.

В израильском экспертном сообществе и СМИ оценивали, прежде всего, пункты, которые касаются или могут повлиять на еврейское государство и его развитие, на весь Ближневосточный регион, а также на отношения Израиля с его главным стратегическим союзником – США.

Подполковник в отставке Йохай Гуйски (Yochai Guiski), экономист и эксперт по стратегическому планированию и исследованиям в области национальной безопасности, международных отношений и проблем климата, проанализировал новую Стратегию национальной безопасности США и стратегический документ Пентагона, пытаясь выяснить их последствия и значение для Израиля.

Отмечается существенная преемственность в подписанных в октябре с.г. документах между подходами администраций Байдена и Трампа: уже администрация Трампа сосредоточилась на соперничестве великих держав, при этом позиционируя Китай в качестве главной стратегической угрозы безопасности США. Другим вызовам внимания уделяется меньше, а значит и соответствующим вложениям и усилиям (особенно на Ближнем Востоке). Для решения региональных проблем подчеркивается важность привлечения союзников и партнеров с акцентом на технологический аспект конкуренции, в первую очередь с Китаем. СНБ-2022 во многих своих пунктах напоминает эксперту «стратегию, опубликованную администрацией Обамы в 2010 г., в которой упор делался на внутреннее восстановление США после экономического кризиса 2008 г. и укрепление альянсов и дипломатии, хотя и без элемента глобальной конкуренции».

В более широком смысле «администрация Байдена подчеркивает конкуренцию идей и изображает США лидером борьбы между демократиями и автократиями, стремящимися изменить правила международного поведения, особенно это касается Китая. Укрепленная демократия, права человека, справедливость и равенство являются принципами, включенными во все стратегические документы, наряду с купированием способности недемократических режимов использовать технологические разработки для усиления своей власти над обществом».

Помимо прочего, «в стратегических документах Белого дома и Пентагона подчеркивается важность ядерного сдерживания как основы мощи общего сдерживания США во всем мире и важность модернизации американского ядерного арсенала. В этом контексте американская администрация считает существующие режимы контроля над ядерными вооружениями (и разработку новых механизмов контроля) жизненно важными, подтверждая при этом обязательство США не допустить создания Ираном ядерного оружия и ожидая, что Северная Корея сама избавится от своих военных ядерных технологий».

Эксперт указывает на значительное снижение значимости Ближнего Востока в приоритетах администрации Байдена. Этот регион по-прежнему рассматривается как центральный источник терроризма, но в меньшей степени, чем в прошлом. Отвечать на этот вызов, по мнению США, должны их партнеры в регионе при ограниченной американской помощи.

По мнению Й.Гуйски, Белый дом подчеркивает, что намерен вести диалог с региональными государствами на их условиях (намекая на Иран и, возможно, также на Саудовскую Аравию). Эксперт выделяет пять компонентов политики администрации: 1) укрепление партнерских отношений со странами, поддерживающими существующий глобальный порядок; 2) предотвращение получения региональными или мировыми игроками возможностей нарушить свободу морского сообщения в регионе (включая Ормузский и Баб-эль-Мандебский проливы) или завоевать территории в регионе путем угроз, наращивания и применения силы; 3) деэскалация в регионе, по возможности, дипломатическим путем; 4) содействие интеграции стран региона посредством партнерства в области воздушной и морской обороны; 5) поощрение прав человека.

В американских стратегических документах Израиль упоминается как партнер в рамках совместного форума с участием США, Индии и Объединенных Арабских Эмиратов (I2U2), как актор, который должен быть интегрирован в регион, а также в контексте важности решения палестино-израильского конфликта путем создания двух государств для двух народов.

Напомним, что лидеры США, Индии, Израиля и ОАЭ провели свой первый виртуальный саммит в рамках новой инициативы под названием I2U2 14 июля 2022 г. По словам на тот момент премьер-министра Израиля Яира Лапида, идея родилась в 2021 г. в Вашингтоне в резиденции посла ОАЭ. Заявленные цели этой «уникальной группы стран» – «стремится использовать энергию обществ стран участниц и предпринимательский дух для решения некоторых из самых серьезных проблем, стоящих перед ними, с особым акцентом на совместные инвестиции и новые инициативы в области водных ресурсов, энергетики, транспорта, космоса, здравоохранения и продовольственной безопасности». В частности, на первом саммите лидеры стран объявили, что ОАЭ профинансируют сельскохозяйственный проект стоимостью 2 миллиарда долларов в Индии с потенциальной помощью американских и израильских компаний.

Участники группы I2U2 заявляют о своей «поддержке «Авраамовых соглашений» и других договоренностей о мире и нормализации отношений с Израилем». Они «приветствуют экономические возможности, вытекающие из этих исторических событий, в том числе для развития экономического сотрудничества на Ближнем Востоке и в Южной Азии и, в частности, для поощрения устойчивых инвестиций среди партнеров I2U2». Они также «приветствуют другие новые форматы, такие как «Форум регионального сотрудничества в Негеве», которые признают уникальный вклад каждого партнера, включая способность Израиля служить инновационным центром, объединяющим новых участников и полушария для стратегического решения проблем, которые слишком велики для любой страны, чтобы с ними можно было справиться в одиночку»[i].

В стратегических документах США Иран упоминается как «региональный игрок, проводящий воинственную политику по отношению к своим соседям (по аналогии с Россией и Северной Кореей). Поэтому США будут действовать против него, одновременно помогая государствам региона развивать их способность противостоять Ирану».

В ядерном контексте администрация США заявляет, что «намерена действовать дипломатическим путем, чтобы гарантировать, что Иран никогда не сможет получить ядерное оружие, сохраняя при этом позицию и готовность использовать другие средства, если дипломатия потерпит неудачу».

В целом Й.Гуйски указывает на «снижение статуса Ближнего Востока среди американских приоритетов — до четвертого места после Индо-Тихоокеанского региона, Европы и Западного полушария». По его мнению, это отражает ослабление американских интересов в этом регионе и продолжающуюся усталость от него, что повлияет на имидж и статус США и может привести к дальнейшему снижению их влияния на Ближнем Востоке». Отмечается, что «уже сейчас можно наблюдать усиление влияния других акторов с фундаментальными локальными интересами, прежде всего Китая и России».

Что касается Израиля, то, во-первых, «Китай находится в центре внимания Соединенных Штатов и будет продолжать диктовать большую часть стратегии администрации, в том числе в отношении Израиля. США продолжат оказывать давление на Израиль, чтобы он продемонстрировал свою внимательность и проводил политику, учитывающую американские интересы, в том числе в контексте контроля в области технологий и национальной инфраструктуры». Это означает, что «у Израиля, вероятно, будет ограниченная свобода действий в отношении вопросов, лежащих в основе соперничества и трений между двумя сверхдержавами».

Во-вторых, «стратегия администрации США одновременно дает возможность укрепить связи и активы в контексте технологий и инноваций, повышения национальной устойчивости в области инфраструктуры, защиты тыла, кибер-безопасности, решения проблемы изменения климата, разработки и интеграции вооружений, а также действий в «серой зоне» (ниже порога войны). Израиль может сыграть значительную положительную роль, помогая США реализовать свое видение региональной архитектуры, что может дать ответ на множество вопросов безопасности (Иран, терроризм, нестабильность), в том числе в контексте борьбы с изменением климата».

В-третьих, «на данном этапе конкуренция с Китаем не заставила США пересмотреть свой подход к сокращению инвестиций на Ближнем Востоке или разработать конкретную стратегию конкуренции с Китаем в регионе. Америка продолжает заниматься интеграцией архитектуры региональной безопасности, которая может справиться с проблемами в регионе при ее поддержке». Эксперт допускает, что «в этой реальности статус США в регионе продолжит снижаться, о чем свидетельствует вызывающее поведение по отношению к ним со стороны ведущих партнеров Вашингтона (таких как Саудовская Аравия и Турция). Такой спад, вероятно, нанесет ущерб общей позиции Израиля по сдерживанию и его региональному статусу, который частично зависит от имиджа его особых отношений с США».

В-четвертых, «в отсутствие всеобъемлющего американского ответа Китаю на Ближнем Востоке и в свете растущих интересов Пекина на Ближнем Востоке китайцы, вероятно, продолжат расширять свое присутствие в регионе в экономическом, военном, дипломатическом отношении и в сфере безопасности по обе стороны ирано-саудовских баррикад».

В-пятых, «стратегия администрации Байдена делает упор на защиту прав человека и противодействие обширным инструментам государственного надзора. Белый дом даже определяет противостояние, которое он ведет, как конкуренцию между демократиями и автократиями, а не только между Китаем и Соединенными Штатами». Таким образом, эксперт прогнозирует вероятность того, что аспект прав человека в палестинском контексте станет еще одним предметом разногласий между США и еврейским государством, особенно с учетом смены правительства в Израиле[ii].

[i] US, UAE, India, and Israel hold historic I2U2 summit // Israel Hayom. 14.07.2022. https://www.israelhayom.com/2022/07/14/us-uae-india-and-israel-hold-1st-i2u2-summit/

[ii] The Biden Administration’s National Security Strategy: Focus on China and Technology // INSS. 07.12.2022. https://www.inss.org.il/publication/biden-admin-strategy/

62.4MB | MySQL:101 | 0,492sec