О возможности возобновления работы посольства ФРГ в Афганистане

На днях заместитель специального представителя генерального секретаря ООН  по Афганистану, германский дипломат М.Потцель, работавший послом федеральной республики в этой стране в 2014-2016 гг., призвал ФРГ наряду с другими ведущими европейскими государствами возобновить работу  дипломатических миссий в Кабуле. В интервью немецким СМИ он мотивировал необходимость такого шага тем, что «вы можете просто лучше оценить ситуацию на месте, когда находитесь здесь. Это трудно сделать из Дохи и Берлина». Кроме того, по мысли высокопоставленного чиновника ООН, исполнение обязанностей непосредственно на территории Афганистана позволит купировать или разрешить ряд проблем до того, как они вышли за рамки его границ, начав представлять угрозу Европе. Так, М.Потцель сказал: «Международное сообщество заинтересовано в борьбе с терроризмом. Оно заинтересовано в том, чтобы наркотики не выращивались и не продавались. Оно заинтересовано в том, чтобы людям в стране открывались перспективы, чтобы волна беженцев подобная той, что мы видели в 2015 г., не повторилась. Все это цели, за которые, на мой взгляд, стоит бороться, присутствуя на месте».

Дополнительно дипломат подчеркнул, что «у Германии и других западных стран есть интересы в Афганистане, о чем нельзя забывать», хотя, судя по всему, с точки зрения М.Потцеля именно это и произошло после того, как международные силы по командованием США, включая Бундесвер, свернули свое присутствие и поспешно покинули афганскую территорию. При этом важно, что чиновник ООН, указывая на критическую значимость перезапуска работы дипломатической миссии в афганской столице, отметил, что это не означает автоматической легитимации движения «Талибан» (запрещено в России) как властей страны. По его мнению, «открытие посольства не должно идти рука об руку с признанием режима талибов».

Судя по словам М.Потцеля, ведущая роль, которую должны сыграть вернувшиеся в Кабул дипломаты, состоит в улучшении гуманитарной обстановки, в том числе с учетом новых запретов и ограничений, инициированных талибами в отношении НПО. По словам чиновника ООН, перед международным сообществом существует дилемма: «С одной стороны мы не хотим поддерживать режим, с другой стороны, мы не хотим подводить народ». Как следствие, судя по всему, он полагает, что сотрудники дипломатических представительств в определенной степени сумеют поддержать деятельность неправительственных организаций, ставших основным каналом оказания поддержки афганскому населению после захвата власти талибами, а также будут координировать предоставление помощи от стран-доноров. При этом есть в предложении М.Потцеля и явный политический подтекст. Так, он упоминает в интервью, что в Афганистане все же действует ряд зарубежных дипмиссий, включая российскую и иранскую, намекая тем самым, что существующий вакуум занимают страны, с которыми в настоящий момент Запад находится в состоянии конфронтации.

В целом предложение М.Потцеля в значительной степени согласуется с планом действий по Афганистану, который был предложен федеральным министром иностранных дел А.Бербок ровно год назад. В нем помимо поддержки эвакуации местного населения и содействия соседним странам она заявляла о планах возобновить дипломатическое представительство в Кабуле. Причем, поскольку данный план был рассчитан на 6-месячный срок, сделать это предполагалось уже нынешним летом. Однако, в промежуточном отчете внешнеполитического ведомства Германии по указанному вопросу отмечается лишь, что «немецкие дипломаты несколько раз посещали Кабул», а «территория посольства находится в пригодном техническом состоянии». В качестве задач, обозначенных МИДом до конца текущего года, выделена «разработка концепции безопасности с целью обеспечения присутствия в Кабуле», которое также ставится в зависимость от «политических событий».

Таким образом, несмотря на призыв германского дипломата, с назначением которого на ответственный пост в ООН Берлин явно связывал перспективы расширения возможностей координации усилий по Афганистану, федеральная республика пока не готова к тому, чтобы пойти на возобновление работы своей дипломатической миссии. Можно предположить, что в качестве официального объяснения внешнеполитическое ведомство продолжит ссылаться на повышенные риски для жизни своих сотрудников в случае исполнения ими обязанностей непосредственно из Кабула. В реальности же вся ситуация в совокупности, включая в том числе подход правительства О.Шольца к мерам, которые должны быть предприняты на фоне введения талибами ограничений на работу женщин в НПО, свидетельствует, что наибольшее значение для Берлина имеет именно вопрос легитимации режима талибов. На подобный шаг власти, судя по всему, на текущем этапе категорически не готовы, даже рискуя полностью утратить каналы оказания гуманитарной помощи населению Афганистана, сохранить которые федеральная республика обещала на фоне вывода сил Бундесвера.

52.15MB | MySQL:103 | 0,494sec