Террористические угрозы и тенденции, на которые следует обратить внимание в 2023 году. Часть 1

По мере того, как мир вступает в третье десятилетие войны с терроризмом после событий 11 сентября 2001 года, можно с уверенностью констатировать несколько фактов: как салафиты-джихадисты, так и группировки, поддерживаемые различными государствами, сохраняют свои намерения продолжать подрывную деятельность за рубежом. Но здесь возникает закономерный вопрос о том, кто возглавит террористические организации «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещены в РФ). Хотя устранение Аймана аз-Завахири, вероятно, на какое-то время помешает основным операциям «Аль-Каиды», в целом ее филиалы остаются сильными и устойчивыми. В июле текущего года Группа аналитической поддержки и наблюдения за санкциями ООН пролила свет на нынешнюю деятельность «Аль-Каиды». Предполагается, что за пределами Афганистана это движение включает в себя от 7000 до 12000 боевиков в африканском подразделении «Аш-Шабаб» (запрещено в РФ) в Сомали; несколько тысяч входят в ее сирийское крыло, известное под названием «Хуррас ад-Дин»; еще несколько тысяч боевиков «Аль-Каиды» насчитывается на Аравийском полуострове. От 180 до 400 боевиков насчитывает подразделение «Аль-Каиды» на Индийском субконтиненте (АКИС, запрещено в РФ); и еще больше боевиков состоит в крыле «Джамаат Наср аль-Ислам валь Муслимин» (ДНИМ) в Мали и Сахеле. Хотя эти цифры остаются относительно постоянными, они указывают на неослабевающую террористическую угрозу и продолжающуюся вербовку боевиков. Действительно, достижения ДНИМ и ее возможность заявлять о том, что она якобы добилась вывода французских вооруженных сил из Мали, являются зловещим признаком устойчивости и силы движения «Аль-Каида».

Угрозы, исходящие от каждого из ее подразделений, носят скорее локальный или трансграничный характер, чем региональный и тем более глобальный. Но некоторые главари ячеек вынашивают амбиции нанести удар международного масштаба. Например, с 2016 года «Аш-Шабаб» – несомненно, наименее технологически развитое крыло «Аль-Каиды» – стремилась повторить теракты 11 сентября, обучая боевиков угонять коммерческие самолеты и врезаться ими в здания. За последние несколько лет два террориста «Аш-Шабаб» были арестованы на Филиппинах и в Африке во время обучения пилотированию воздушных судов. Соответственно, в мае 2022 года президент США Джо Байден отменил решение своего предшественника вывести из Сомали американский военный контингент, поддерживающий правительство страны  в противостоянии террористической угрозе, исходящей от «Аш-Шабаб», что только подчеркивает растущую террористическую угрозу в этой стране и возможность ее потенциального распространения как на региональном, так и на международном уровне. «Аль-Каида» на Аравийском полуострове (АКАП, запрещена в РФ) также сохраняет возможность проведения внешних операций. Примером тому является стрельба на военной базе Пенсакола в 2019 году. Что касается Афганистана, в данный момент остается неясным, планирует ли «Аль-Каида» активизировать действия на этом направлении. При этом Группа наблюдателей ООН отметила, что террористическая организация «в настоящее время не желает вызывать затруднения у талибов на международной арене». Эту точку зрения также разделяет разведывательное сообщество США, которое считает, что ни несколько оставшихся основных членов «Аль-Каиды», ни ее региональное крыло не замышляют нападение на американские интересы где бы то ни было. Как и в случае с «Аль-Каидой», закат ИГ часто предсказывался экспертами преждевременно. Точно так же, как убийство Усамы бен Ладена в 2011 году не привело к упадку основанной им организации, так и целенаправленные убийства основателя ИГ Абу Бакра аль-Багдади в октябре 2019 года и его преемника Абу Ибрагима аль-Хашими аль-Кураши в феврале 2022 года не ускорили крах этого движения. Примерно через 40 дней (традиционный мусульманский период траура) после смерти аль-Кураши ИГ объявило о назначении нового эмира – Абу Хасана аль-Хашими аль-Кураши. Эта смена руководства прошла на удивление гладко. Выступая перед Комитетом Сената США по внутренней безопасности и делам правительства, директор Национального контртеррористического центра Кристин Абизаид отметила, что члены ИГ с готовностью приняли нового лидера и что разведывательное сообщество США не заметило «никаких признаков разногласий или раскола между ветвями и сетями, несмотря на ограничения, с которыми группировка сталкивается в Ираке и Сирии. Тем не менее, последний главарь ИГ также был относительно быстро убит во время операции Свободной сирийской армии (ССА) в Джасеме в провинции Дераа в октябре 2022 года. После этого ИГ объявило, что новым эмиром стал Абу аль-Хусейн аль-Хусейни аль-Кураши. Командующий Центральным командованием США генерал Кеннет Ф. Маккензи в 2020 году заявил следующее: «Эта угроза не исчезнет. Я верю, что никогда не наступит время, когда ИГ или то, что последует за ним, полностью исчезнет с мировой арены». Важно отметить, что присутствие прежнего эмира в провинции Дераа, правительственном районе на юго-западе Сирии, может указывать на смещение линии фронта от удерживаемых курдами земель на северо-востоке к другим, более выгодным целям с точки зрения исламистской угрозы – к Израилю и Иордании. На удручающую оценку генерала Маккензи, вероятно, повлияло упорство Исламского государства в Сирии и Ираке, где до своего окончательного поражения в 2019 году группировка управляла восемью миллионами человек на захваченной территории площадью 66 000 квадратных километров, что  эквивалентно одной трети Сирии и около 40 процентам Ирака. От 6 000 до 10 000 боевиков ИГ продолжают вести на этой территории подрывную деятельность против различных государственных и негосударственных противников. Их дополняют от 200 до 400 боевиков «Ахль ас-Сунна валь-Джамаа» в Мозамбике, 500 боевиков «Ансар Бейт аль-Макдис» в Египте; около 100 в Ливии; от 200 до 280 в Сомали. Деятельность группировки также продолжают ее региональные подразделения, такие как «Исламское государство Восточной Азии» (запрещено в РФ) на юге Филиппин, группировка «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) в Афганистане, а также ячейки боевиков в Уганде, Большой Сахаре, западной Африке и Йемене. Несмотря на частые смены руководства ИГ, непрекращающиеся присяги на верность указывают на то, что оно остается сплоченным глобальным движением и сохраняет способность вызывать поддержку и лояльность среди его членов по всему региону.

52.21MB | MySQL:103 | 0,545sec