Трансформация системы международных отношений в видении турецких экспертов и журналистов. Часть 1

В наступившем году будет отмечаться столетие Турецкой Республики. Это, несомненно хороший повод для того, чтобы подвести итоги турецкой внешней политики в республиканский период. Исторически внешнюю политику Турецкой Республики можно подразделить на три этапа. Первым из них стало существование нового государства в эпоху Кемаля Ататюрка. Приоритетом для основателя нового Турецкой Республики стало строительство государства-нации при отказе от прежней османской имперской модели. При этом был принят курс на мирную политику и сотрудничество с мировыми державами как на Востоке, так и на Западе. То есть Мустафа Кемаль Ататюрк отстаивал партнерство как с СССР, так и с западными державами (Великобританией, Францией, Германией). Основой для турецко-советской дружбы в тот период служила военная и политическая помощь, оказанная молодой Советской Россией кемалистской Турции во время Войны за независимость (1919-1922 годы).

Турецкий нейтралитет и хорошие отношения с СССР были прерваны Второй мировой войной. На начальном этапе Второй мировой войны Турция тяготела к Третьему Рейху, с которым поддерживала тесные политические и экономические отношения, официально соблюдая нейтралитет. Пока в 1941—1942 гг. Германия одерживала победы в войне с СССР, отношения Турции с Великобританией и США были довольно холодными. Лишь после коренного перелома в войне, разгрома гитлеровцев под Сталинградом, позиция Анкары стала меняться. На конференции в Касабланке в январе 1943 года Черчилль и Рузвельт договорились провести переговоры с турецким правительством. При этом Черчилль придавал особое значение Турции, как «тарану» против Советского Союза. Турция могла начать наступление на Балканах и отсечь значительную часть Европы от наступающих советских войск.

Британский премьер-министр Черчилль провёл переговоры с турецким президентом Исметом Инёню в турецком городе Адане (30 – 31 января 1943 г.). Британцы и турки нашли общий язык. Великобританияя и США обещали помочь в деле укрепления безопасности Турецкой Республики. Англосаксы начали снабжать турецкую армию современным оружием. В Турцию прибыла британская военная миссия для наблюдения за ходом поставок и помощи турецкой армии в освоении новых вооружений. США же ещё в декабре 1941 г. распространили на Турцию действие закона о ленд-лизе. По ленд-лизу США поставили Турции товаров на 95 млн долларов. В августе 1943 г. на встрече лидеров США и Великобритании в Квебеке было подтверждено мнение о необходимости форсированной военной помощи Турции. Однако в это же время Турция сохраняла отношения с Германией, поставляя её различное сырье и товары.

Значительную роль в сближении Турции с англосаксонским блоком сыграло политическое давление, оказываемое СССР. С 1945 года отношения между Советским Союзом и Турцией неуклонно ухудшались. 19 марта 1945 года Москва денонсирует советско-турецкий договор 1925 года о дружбе и нейтралитете. Нарком иностранных дел Молотов заявил туркам, что вследствие глубоких изменений, происшедших особенно в течение мировой войны, этот договор не соответствует больше новой обстановке и нуждается в серьезном улучшении. Советское правительство решило отменить Конвенцию Монтрё; новый режим проливов должны были установить СССР и Турция; Москва должна была получить советские военные базы в проливах для поддержания безопасности СССР и мира в районе Чёрного моря.

В разговоре с турецким послом в Москве С.Сарперу Молотов поднял вопрос и о территориях, которые Россия уступила Турции по договору 1921 года – Карсская область и южная часть Батумской области (Ардаган и Артвин), Сурмалинский уезд и западная часть Александропольского уезда Эриванской губернии. Сарпер попросил снять вопрос о территориях. Тогда Молотов сообщил, что тогда отпадает возможность заключения союзного договора и речь может идти только о заключении соглашения о Черноморских проливах. При этом Советскому Союзу необходима гарантия безопасности в виде военных баз в зоне проливов. Турецкий посол отклонил это требование и заявил, что Анкара готова поднять вопрос о Черноморских проливах, если будут исключены территориальные претензии к Турции и снят вопрос о базах в проливах в мирное время. Таким образом, основной причинной сближения Турции с США послужили территориальные претензии со стороны СССР и невозможность обеспечить национальную безопасность своими силами.

Для того, чтобы получить гарантии безопасности, Турция продолжила сближение с США и в 1952 году вступила в НАТО. Этот шаг имел как плюсы так и очевидные минусы.  Он повлёк за собой подчинение турецкой внешней политики Вашингтону, размещение американских военных баз на турецкой территории, зависимость турецких вооруженных сил от американской армии в вопросах вооружения, обучения военных кадров и т.д. Распад СССР в 1991 году и появление в Закавказье новых независимых государств, не угрожающих Турции, вызвал переосмысление турецкой политической элитой внешней политики страны. В том числе, были поставлены под сомнение установки на атлантическое партнерство и подчинение интересам коллективного Запада. Конечно, главная заслуга в этом принадлежит Партии справедливости и развития (ПСР) и ее лидеру Реджепу Тайипу Эрдогану, но даже без него поворот в турецкой внешней политике, по нашему мнению, состоялся бы. Ситуация младшего партнера,  а то и марионетки США, тяготила турецкую элиту и больше всего, как ни странно, генералитет турецких вооруженных сил.

В начале 2000-ых годов появилась внешнеполитическая доктрина Ахмета Давутоглу (министр иностранных дел Турции в 2009-2014 годах, премьер-министр в 2014-2016 годах) «стратегической глубины» и «нулевых проблем с соседями». Согласно данной концепции, Турции для безопасного и гармоничного развития необходимо поддерживать отношения с соседями в регионах Ближнего Востока, на Балканах, на Южном Кавказе. Особенно важно для Турецкой Республики взаимовыгодное партнерство со странами арабо-мусульманского мира и с Ираном. Сам А.Давутоглу так писал о новой внешнеполитической доктрине Турции: «Мы готовы взять на себя роль посредника в различных конфликтах благодаря нашим солидным отношениям со многими этническими и религиозными группами, особенно тюркоязычными. У нас есть концепция безопасности для всех. Это концепция включает в себя три плана. В политическом плане – это диалог на высшем уровне. В экономическом – это взаимовыгодная взаимозависимость. В цивилизационном – это признание культурных различий и плюрализма» (1).

Ахмет Давутоглу, перешедший после 2016 года в оппозицию к руководству ПСР во главе с Эрдоганом, считается также автором концепции «неоосманизма», которая предусматривает развитие сотрудничества Турции с государствами, входившими некогда в Османскую Империю. Она, особенно на Ближнем Востоке, базируется на нескольких предпосылках.

Главным образом, на желании обеспечить безопасность турецких границ. А.Давутоглу пишет в книге «Системное землетрясение и борьба за мировой порядок. Эксклюзивный популизм против инклюзивной демократии»: «В связи с геополитическим фундаментом национального государства, Турция является ярким примером. Потому как, за исключением Ирана, ни одна из границ Турции не основана на твердой геополитической почве. Границы (Турции), проходящие с Сирией по небольшим провинциям, с Ираком – по высокогорью, в Эгейском море – по небольшим островам и рифам, и т. д. все они имеют потенциал к возникновению напряженности, в любой момент. Главной причиной для отстаивания (мной) принципа «нулевых проблем с соседними странами» с 2002 года было то, что он мог бы навести порядок в этих геополитических аномалиях» (2).

Таким образом, турецкая внешняя политика стала подчиняться двоякому импульсу. Во-первых, защита национальной безопасности и территориальной целостности страны. Во-вторых, связанное с этим желание создать собственную сферу влияния с целью обретения «стратегической глубины».

  1. Davutoğlu А. Stratejik Derinlik : Türkiye’nin Uluslararasi Konumu. Istanbul:Kure, 2009. Р. 148
  2. Davutoglu A. Systemic Earthquake and the Struggle for World Order Exclusive Populism versus Inclusive Democracy. L.: Cambridge University Press, 2020. P. 65
52.28MB | MySQL:103 | 0,601sec