О развитии отношений Индонезии со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ)

Аналитики  Института Ближнего Востока Национального университета Сингапура указывают, что  последний по времени саммит G20 не только символически повысил статус Индонезии в Азиатско–Тихоокеанском регионе и подтвердил роль Джакарты в качестве политического стабилизатора и экономического тяжеловеса для АСЕАН, но  вместе с тем более выпукло обозначил  перспективы развития сотрудничества Индонезии со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).  Индонезия в настоящее время сталкивается с несколькими серьезными проблемами в области развития. Она катастрофически отстает от региона в уровне развития инфраструктуры, что диктует необходимость  модернизации  для поддержки внутреннего рынка разросшегося островного государства. Дороги, порты, аэропорты, телекоммуникации – все это нуждается в расширении. Но прогресс на этом направлении напрямую  зависит от прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые Индонезия стремится максимально мобилизовать. В этой связи  президент Индонезии Джоко Видодо после оценки потенциальных инвесторов, предсказуемо направился прямо в Персидский залив. Арабские связи с Индонезией уходят вглубь веков. Прибытие моряков из Южной Аравии для торговли специями способствовало распространению ислама на архипелаге. Ислам вскоре стал доминирующей религией, укрепив прочные связи между индонезийскими островами и Аравией, поскольку паломники устремились в Мекку. Эта близость остается прочной связью, поскольку многие индонезийцы нашли работу в странах Персидского залива. Помимо экономической взаимодополняемости, общая религия, культура и общее наследие помогли сделать страны Персидского залива естественными партнерами Индонезии. Джоко Видодо посетил Катар, Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Бахрейн в поисках инвестиций, что привело к заключению целого ряда соглашений, при этом энергетика и сельское хозяйство занимают важное место в повестке дня. Тем не менее, не все страны ССАГПЗ демонстрируют равную динамику в этом направлении. Амбициозный план Саудовской Аравии стать партнером в строительстве крупного нефтеперерабатывающего завода на Центральной Яве увяз в спорах по деталям, что привело к провалу переговоров.   Этот эпизод на сегодня приостановил крупномасштабные инвестиции Саудовской Аравии в Индонезию. Джоко Видододо помимо ОАЭ,  совершил визиты на Катар и Бахрейн, пытаясь привлечь ПИИ из их суверенных фондов благосостояния, но пока это только проекты. Реальный прогресс в рамках привлечения инвестиций был достигнут только в случае с ОАЭ. Во время государственного визита в Индонезию наследный принц Мухаммед бен Заид пошел на в общем-то неожиданные шаги в рамках удовлетворения просьбы Джоко Видодо о партнерстве с ОАЭ в области экономического развития. После взаимных визитов ОАЭ выделили Индонезии инвестиции на сумму около 42 млрд долларов США в широкий спектр областей, включая энергетику, здравоохранение, цифровизацию дорожной инфраструктуры, сельское хозяйство и портовую инфраструктуру. Приверженность партнерству ОАЭ в финансировании планируемой новой столицы Индонезии, Нусантары, является еще одним положительным моментом этого сотрудничества. В итоге именно ОАЭ на сегодняшний день являются главным инвестором Индонезии из  аравийских монархий. Растущие отношения были скреплены хорошими межличностными отношениями между двумя лидерами. Абу–Даби даже включил Индонезию в круг своих ближайших экономических партнеров, когда подписал Соглашение о всеобъемлющем экономическом партнерстве (CEPA) с Джакартой. В сочетании с соглашением о свободной торговле CEPA обеспечивает льготный доступ экспорту из ОАЭ на огромный индонезийский рынок.

В целом наступление Джакарты в Персидском заливе было продуктивным, хотя некоторые обещания остались невыполненными. Главный итог — ОАЭ выделяются своей твердой приверженностью развитию Индонезии. При этом еще неизвестно, помогут ли «Соглашения Авраама» вовлечь в этот процесс  Израиль с учетом того. что Джоко Видодо всячески  сопротивлялся призывам Соединенных Штатов нормализовать двусторонние отношения с Израилем, опасаясь, что общественное мнение еще не готово даже к тайным деловым связям. Кроме того, Индонезия не только является благодатной почвой для ориентированных на проекты ПИИ стран Персидского залива. Будучи самой густонаселенной страной с мусульманским большинством, она обладает уникальным политическим, демографическим и культурным весом в исламском мире. Всегда стремясь к сохранению собственной роли в исламском мире, Индонезия решительно отвергла попытки извне превратить ее в очаг экстремистской прозелитизации ваххабитского толка. И это помимо прочего серьезно тормозит экономическое сотрудничество с двумя главными ваххабитскими спонсорами из Персидского залива в лице КСА и Катара. Но не только. Основополагающая идеология индонезийского государства Панчасила предполагает, что его граждане равны в правах и обязанностях независимо от этнической принадлежности или религии.  ОАЭ, в которых проживает многочисленное иностранное сообщество, в десять раз превышающее численность его коренного населения, придерживается иной точки зрения. Реформы ОАЭ и индонезийское законодательство в этой сфере движутся в противоположных направлениях.  Тем не менее, было бы ошибкой придавать слишком большое значение идеологии и религии в отношениях между ССАГПЗ и Индонезией. Индонезия будет следовать своим собственным курсом, независимо от того, откуда поступают ПИИ. Это также позволит ей избежать чрезмерной зависимости от какого–либо одного источника инвестиций. Являясь важным партнером в Персидском заливе, Индонезия продолжит использовать свои относительные преимущества, чтобы конкурировать с другими странами региона за инвестиции стран Персидского залива, одновременно диверсифицируя экономические связи и другими странами АСЕАН,  том числе прежде всего с Китаем, Южной Кореей, Сингапуром и Японией.

62.56MB | MySQL:101 | 0,591sec