Усиление белуджского сепаратизма и террористической активности «Техрик-е-Талибан Пакистан» угрожает экономическому развитию и политической стабильности Пакистана

Как указывают индийские эксперты в области безопасности, одним из основных моментов изменения оперативной обстановки стала синхронизация террористических атак в Пакистане сепаратистской Освободительной армии Белуджистана (ОАБ) и исламского движения «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП).   На фоне  серьезного экономического спада, терроризм наносит Пакистану серьезные удары. В северо-западной провинции Хайбер-Пахтунхва исламские радикалы из движения ТТП совершают нападения на силы безопасности. На юго-западе страны светская, но сепаратистская ОАБ снова активизирует свою деятельность. Интересный нюанс заключается в том, что  ТТП, требующее, чтобы Пакистан управлялся по законам шариата, и ОАБ, основанная на этнической принадлежности, объединились против пакистанского государства. Согласно данным Межведомственной службы по связям с общественностью, высшее армейское руководство под командованием генерала Асима Мунира на совещаниях  27 и 28 декабря 2022 г.  приняло директиву по  «борьбе с  террористами без каких-либо различий в рамках  устранения этой угрозы в соответствии с чаяниями народа Пакистана». Это стало ответом армии Пакистана на недавний всплеск террористических нападений в провинции Хайбер-Пахтунхва и в Белуджистане, и собственно ставит точку в дискуссиях о целесообразности продолжения переговорного процесса с ТТП. Потеряв половину страны в результате отделения Бангладеш в 1971 году, Пакистан не может позволить себе игнорировать еще одно вооруженное восстание сепаратистов.  На экономическом фронте перспективы Пакистана очень отрицательные. Он не в состоянии заплатить свои долги. По данным Bloomberg, в 2023 году Исламабад должен выплатить внешний долг в размере 26 млрд долларов. Прямо сейчас у Пакистана есть валюта только для импорта на пять недель. Инфляция резко возросла, и, вдобавок ко всему, Пакистану еще предстоит реабилитировать 30 млн человек, оставшихся без крова в результате недавних наводнений.

Восстание белуджей

Корни мятежа в Белуджистане кроются в длящихся десятилетиями экономических проблемах. Белуджистан богат ресурсами (включая золото), но остается очень отсталым. Через него проходит Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), важнейшим объектом которого является построенный китайцами порт Гвадар. Порт и провинция находятся в центре проекта КПЭК. В рамках КПЭК осуществляются различные энергетические, промышленные, коммуникационные и социально-экономические проекты и предполагается, что их завершение изменит социально-экономический ландшафт Белуджистана.  В связи с этим, в Гвадаре на данный момент завершены такие проекты, как развитие порта и свободной зоны; Генеральный план Гвадарского «умного портового города» и Пакистано-Китайский профессионально-технический институт  Кроме того, строится скоростная автомагистраль Гвадар-Истбей; новый международный аэропорт Гвадар; необходимые объекты для очистки пресной воды, водоснабжения и распределения; Больница пакистано-китайской дружбы; проект угольной электростанции мощностью 300 МВт; опреснительная установка мощностью 1,2 МГ в сутки; и установка для опреснения воды мощностью 5 МГ в сутки. Порт Гвадар также в настоящее время расширяется и развивается, чтобы повысить его пропускную способность до современных стандартов.  В настоящее время здесь есть место для стоянки трех крупных судов водоизмещением 50 000 тонн. Ожидается, что к 2045 году порт Гвадар будет принимать 150 судов и вмещать до 400 млн тонн грузов. Все 212 портов Индии обрабатывают до 500 млн тонн в год, в то время как Лонг-Бич, крупнейший порт Америки, обрабатывает 81 млн тонн в год, что составляет всего лишь около 20% пропускной способности порта Гвадар. Его главному конкуренту иранскому порту Чабахар пока  не хватает выгод местоположения, оборудования и пропускной способности, предлагаемых Гвадаром. Его максимальная планируемая мощность составляет всего 10-12 млн тонн грузов в год. Кроме того,  глубина порта Гвадар составляет от 17,1 до 18,2 метра по сравнению с портом Джебель-Али в ОАЭ (рабочая глубина 11,5 метра для внутреннего бассейна и 14 метров для внешнего бассейна), портом Хор-Факкан в ОАЭ (16 метров) и порт Бандар-Аббас в Иране (11,5-14 метров). Иран утверждает, что глубина порта Чабахар составляет 11 метров, но это не подтверждено. China Overseas Ports Holding Co (COPHC), оператор порта Гвадар и разработчик свободной зоны Гвадар, планирует привлечь еще 50 китайских компаний в свободную зону Гвадар через год или два. Тем не менее, первая фаза Свободной зоны Гвадар (GFZ) площадью 60 акров уже привлекла 38 китайских и 12 пакистанских компаний. Северная свободная зона (фаза II GFZ) также полностью разработана, и две китайские компании уже начали там строительные работы. Управление развития Гвадара (GDA) было создано с целью управления планируемым ростом города Гвадар, чтобы сделать его более благоприятным для инвесторов с помощью вспомогательных объектов социального обслуживания. Стратегия развития GDA для города основана на семи принципах, включая создание дорожной сети, содействие деятельности, связанной с портом, защиту Уест-Бэй (зоны отдыха) от загрязнения, поощрение частных инвесторов, очистку старого города, модульный подход к развитию и защиту государственных инвестиций с механизмом мониторинга. Город Гвадар имеет хорошие перспективы в качестве туристического центра, потому что он находится в получасе полета от стран Персидского залива, чистые и незагрязненные пляжи, редкие грязевые вулканы, шоссе вдоль побережья, предлагаемый национальный парк Хингол вдоль прибрежного шоссе и разнообразные развлекательные мероприятия в Уест-Бэй. Ожидается, что портовый город Гвардар сможет создать около 40 000 рабочих мест, а другие 88 проектов в рамках КПЭК принесут Пакистану широкую пользу с 2,3 млн рабочих мест к 2030 году.  Со строительством западного маршрута КПЭК стоимость недвижимости в этих районах, где были построены дороги, сильно возросла. Пакистанский бизнес начал строить отели, магазины и дома вдоль завершенной дороги западного маршрута КПЭК. Ожидается бум в строительной отрасли и добыче мрамора и гранита.  КПЭК проходит через одно из самых важных и центральных геостратегических мест в Южной Азии. Это окажется кратчайшим возможным маршрутом через порт Гвадар для транспортировки энергоносителей в Китай. Проект предоставит Китаю доступ к нефти Персидского залива. Это основная причина, по которой Пекин рассматривает этот коридор в качестве источника связи между Южной и Восточной Азией. Кроме того, нефтепроводы исключат длительные морские поставки. Таким образом, китайский доступ к Аравийскому морю, Индийскому океану и Персидскому заливу не только сократит расстояния, но и облегчит нехватку энергоносителей и электроэнергии. Фактически, морская торговля Китая на триллионы долларов проходит через Южно-Китайское море, где Малаккский пролив становится узкой точкой, Гвадар предоставляет Китаю альтернативный торговый маршрут для региона Персидского залива через Аравийское море. Более короткий и экономичный, он предоставляет взаимосвязанную инфраструктурную сеть для связи китайской экономики с остальным миром. Но главная причина нестабильности в районе порта Гвадар в том, что  местные белуджи мало что выиграли от этих многомиллиардных проектов. Проще говоря, пакистанский крупный бизнес не хочет делиться с местными элитами. Отсюда и вспышка террористической активности.   25 декабря, в день рождения  основателя Пакистана М.А.Джинны, были убиты по меньшей мере 6 сотрудников службы безопасности. Самый кровавый инцидент произошел в районе Кахан в Кохлу, когда 5 военнослужащих, включая капитана, погибли в результате взрыва самодельного взрывного устройства. ОАБ взяла на себя ответственность за это нападение. Пакистан ведет борьбу с повстанцами в Белуджистане с 2004 года. ОАБ выступает против инвестиций Китая, которые, по их мнению, не принесли белуджам никакой пользы. 12 мая 2019 года 5 человек, включая военного, были убиты после того, как боевики ОАБ взяли штурмом единственный пятизвездочный отель в Гвадаре, портовом городе, который Пакистан надеется превратить в крупный логистический и коммерческий центр. В ноябре 2018 года ОАБ напала на китайское консульство в Карачи, в результате чего были убиты 4человека (не граждан КНР). В апреле 2022 года женщина-смертница из ОАБ взорвала фургон с преподавателями китайского языка в Карачи, в результате чего 3 китайца были убиты. В июле 2019 года Государственный департамент США запретил ОАБ.

ОАБ по сути является светским движением, требующим независимости от Пакистана. Но неполитический и силовой подход Исламабада только усугубил ситуацию. Как пишет издание Daily Dawn: «Годы политики, проводимой истеблишментом для умиротворения Белуджистана, провалились. Поэтому, наряду с активными действиями, государство также должно разобраться, почему оно не смогло обеспечить социально-экономический подъем в этой богатой ресурсами, но ужасающе бедной провинции». Несмотря на то, что ОАБ в основном светская организация, в ней также есть исламский оттенок. В материале Daily Dawn сообщается, что религиозно вдохновленные боевики уже давно присутствуют в Белуджистане. Одна из самых смертоносных сектантских террористических групп, «Лашкар-е-Джангви», одно время действовала из Белуджистана, в результате чего погибли сотни человек. Есть серьезные данные, которые указыват на то, что члены «Лашкар-е-Джангви» теперь сотрудничают с TTП. С другой стороны, ТТП — это панпакистанские исламские фанатики, которые хотят, чтобы конституция Пакистана была основана на шариате.  В ноябре ТТП вышла из соглашения о прекращении огня от июня 2022 года с пакистанским правительством. 18 ноября боевики TTП ворвался в офис контртеррористического управления (CTD) в Банну в провинции Хайбер-Пахтунхва, взяли в заложники полицейских, проводивших допросы его сторонников и потребовали безопасной эвакуации в Афганистан. Это вызвало тревогу и в Вашингтоне, где представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил, что США «безоговорочно» поддержат Пакистан в его борьбе с терроризмом. В отличие от других террористических организаций, действующих в Пакистане, ТТП не имеет никаких связей с пакистанским государством и у правительства нет рычагов влияния на нее. В Пакистане за год, прошедший с тех пор, как талибы пришли к власти в Афганистане, число террористических нападений увеличилось на 51%, сообщает Dawn со ссылкой на базирующийся в Исламабаде аналитический центр Пакистанского института исследований проблем мира. В период с 15 августа 2021 года по 14 августа 2022 года в результате всплеска террористических актов погибло почти 500 человек, говорится в докладе.  В июне 2022 года правительство Пакистана и ТТП заключили соглашение о прекращении огня. Но афганские талибы сохранили нейтралитет в отношении соглашения. Это было сделано по двум причинам:

  1. У «Талибана» были свои проблемы с Исламабадом из-за спорной границы, т. н. «Линии Дюранда».
  2. Талибы ведут борьбу с Исламским государством провинции Хорасан» («ИГ-Хорасан», запрещено в Россси) в Афганистане.

В любом случае, афганский «Талибан», находясь сейчас у власти, не хочет находиться под опекой Пакистана, хотя последний  помог ему прийти к власти, укрывая его сторонников в течение многих лет и ходатайствуя от его имени перед США. Сдержанность и оговорки афганских талибов в отношении Пакистана побудили ТТП занять жесткую позицию по отношению к нему и в конечном итоге выти из перемирия в ноябре 2022 г.

Еще одна причина разногласий между ТТП и Исламабадом: его нежелание пойти на компромисс по своему требованию отменить слияние в 2018 году Территорий племен федерального управления (FATA) в провинцию Хайбер-Пахтунхва. ТТП считает существование FATA необходимымым для утверждения отдельной идентичности пуштунов, но Пакистан опасается, что в случае восстановления FATA на них в конечном итоге будет претендовать Афганистан.

Поскольку экономика Пакистана движется по нисходящей спирали, широко распространено отчуждение от правительства, политических партий и даже военных.

Продолжающиеся военные действия против групп боевиков в племенных районах затронули невинных людей. Этим пользуется ТТП, которое также использует недовольство этнических групп, таких как белуджи.

При этом влиятельная пуштунская городская интеллектуальная группа в Пакистане выступает за радикальную исламизацию как единственный способ спасти Пакистан от нынешнего политического, социального и экономического болота. И это очень важный и тревожный момент нынешней ситуацией.

62.32MB | MySQL:101 | 0,515sec