О политической борьбе в высшем руководстве Судана

Когда Мухаммед Хамдан Дагало (он же Хемити), лидер военизированных формирований Сил быстрой поддержки (СБП),  был назван в прошлом месяце Суданской комиссией по правам человека  «защитником года прав человека в Судане», это вызывало неоднозначную реакцию за рубежом. Хемити — второй по влиятельности человек в Судане и глава Сил быстрой поддержки (СБП), военизированного формирования, выходец из печально известного ополчения «Джанджавид», обвиняемого в военных преступлениях, совершенных в Дарфуре, Южном Курдофане и штате Голубой Нил. Под его руководством СБП также сыграли ключевую роль в военном перевороте 2021 года и неоднократных репрессиях против протестующих, которые выступают за демократию. Мосад Мухаммед Али, известный правозащитник и директор Африканского центра исследований справедливости и мира (ACJPS), отметил в этой связи, что в соответствии с международным правом правозащитники «являются отдельными лицами или группами, которые действуют для поощрения, защиты или стремятся к защите и реализации прав человека и основных свобод мирным путем. Исходя из этого определения, Хемити нельзя считать правозащитником просто потому, что он является главой государства, которое ежедневно нарушает права своего народа. Как глава государства и как лидер вооруженных сил и СБП, он причастен к широко распространенным и систематическим преступлениям против международного права и прав человека, таким как внесудебные казни, пытки и произвольные аресты правозащитников и политических активистов».  Он отметил также, что национальная комиссия по правам человека не является независимой и не соответствует международным стандартам:  «Одним словом: этой комиссии не хватает доверия». Как полагают международные эксперты эта последняя по времени награда стала еще одним примером попытки Хемити улучшить свою репутацию в рамках борьбы за лидерство с главнокомандующим суданской армии Абдель Фаттахом аль-Бурханом. Пока эти попытки имею неоднозначный результат. Во время прошедшего в Катаре чемпионата мира по футболу Хемити открыл клубы по всей стране, позволив суданцам из неблагополучных районов смотреть игры бесплатно. В бедных кварталах в Хартуме и в других местах СБП открыла 200 клубов с телевизионными экранами и другими услугами, чтобы люди могли бесплатно наслаждаться играми чемпионатом мира. Это было поддержано местными органами власти, молодежными группами, близкими к СБП, и Суданским футбольным союзом. Тем не менее, в таких местах, как Бурри, районе, который был центром революционного демократического движения, группы активистов Комитета сопротивления призвали к бойкоту клубов.  Спортивный аналитик Хасан Фаруг считает, что многие рассматривают кампанию Хемити как вмешательство правительства в футбольную деятельность, что может привести к санкциям со стороны ФИФА, международного руководящего органа футбола: «Мы видим, что Хемити пытается нацелиться на молодежь и привлечь ее на свою сторону с помощью этих дешевых вещей. Но это не сработает, и я считаю, что это может привести к санкциям со стороны ФИФА, потому что это нарушает независимость футбола в Судане».  Попытка сыграть на футболе была лишь последним проектом, на которое СБП потратили деньги. Военизированные формирования также открыли школы и клиники в отдаленных районах, поддержали инициативы по доставке чистой воды, доставили медиков и медикаменты в общины, пострадавшие от лихорадки денге и ВИЧ, получили вакцины против COVID-19 из ОАЭ и других стран и спонсировали переговоры о примирении племен. И хотя эти проекты  принесли некоторое облегчение нуждающимся, журналисты и племенные лидеры сообщили, что им предлагали большие суммы денег для продвижения СБП и его основных целей, но они от них якобы  отказались.  Одним из способов, которым СБП и Хемити добились международного признания, является помощь в борьбе с миграцией в Европу. Боевики СБП создали крупную базу, известную как Червролит, в пустыне между Суданом и Ливией, чтобы препятствовать каналам нелегальной миграции из Африки в ЕС.  Хемити неоднократно призывал ЕС признать его усилия по блокированию миграционных путей в Европу. И хотя Хартумский процесс между европейскими и африканскими странами предоставляет Судану средства для наращивания потенциала по борьбе с неформальной миграцией, примечательно, что ЕС был вынужден отрицать, что эти средства оказались в руках СБП. Последним по времени  эффектным шагом Хемити на этом направлении стал арест в  Судане известного эритрейского торговац людьми, который возглавлял печально известную ливийскую организацию в Бен-Валиде по торговле людьми, ответственную за убийства, пытки и вымогательство у тысяч африканских мигрантов. Задержанный в канун Нового года в ходе многонациональной полицейской операции, контролируемой ОАЭ, Кидане Зекариас Хабтемариам находился в бегах с момента своего побега в феврале 2021 года из здания суда в Эфиопии, где он провел год за решеткой. «Благодаря профессионализму и самоотверженности наших полицейских самый разыскиваемый в мире торговец людьми больше не сможет совершать свои отвратительные действия», — заявил бригадный генерал Саид Абдулла аль-Сувейди, генеральный директор Федерального департамента ОАЭ по борьбе с наркотиками. Сувейди также заявил, что преступное предприятие Кидане было нейтрализовано. Преследуемый европейскими властями в течение многих лет, Кидане воспользовался беззаконием, охватившим Ливию после свержения бывшего правителя Муаммара Каддафи в 2011 году, чтобы утвердиться в качестве криминального авторитета среди конкурирующих боссов торговли людьми в Северной Африке. В октябре 2021 года Нидерланды и Европол создали целевую группу для его обнаружения.   После ареста Кидане был экстрадирован в ОАЭ, где его пытаются привлечь его к суду по обвинению в отмывании денег. «Во-первых, мы намерены судить его в Объединенных Арабских Эмиратах за отмывание денег. У нас есть десять человек, задержанных в ОАЭ в связи с этим делом. Когда обвинение завершит свою работу и будет вынесено окончательное решение, мы сможем выдвинуть обвинения в другом месте [за пределами ОАЭ]», — заявил на пресс-конференции майор Хамад Хатир, директор департамента международных операций Министерства внутренних дел ОАЭ. В этой связи отметим, что  попытки Хемити найти поддержку за рубежом начались еще в 2019 году, когда канадской фирме Dickens & Madsen, принадлежащей бывшему сотруднику «Моссада» Ари Бен-Менахе, заплатили 6 млн долларов за лоббирование интересов лидера военизированных формирований. Три источника, близких к Хемити, сообщили, что ему также оказывают поддержку высокопоставленные офицеры разведки ОАЭ, и он завербовал нескольких ведущих суданских политических советников. Между тем, российские аккаунты Facebook, распространяющие контент, нацеленный на гражданских политических соперников Хемити, также были выявлены и закрыты. Материнская компания Facebook Meta не раскрыла, какие российские сети стояли за аккаунтами, но организации, связанные с частным военным подрядчиком «Вагнер», который имеет связи с СБП.  Местные источники утверждают, что связанные с ЧВК «Вагнер» российские горнодобывающие компании платят суданским военным крупные суммы за доступ к золотым запасам страны.

А.Ф.аль-Бурхан на этом фоне также не теряет времени даром. В рамках акцентирования своей «лидирующей роли» в деле мирного урегулирования и реализации «рамочного соглашения» по переходу власти гражданским и избрания нового премьер- министра  аль-Бурхан нанял через малоизвестную  англо-суданскую компанию   известного американского лоббиста Роберта Кроу для продвижения своих интересов в администрации и Конгрессе США. Этот шаг был предпринят вскоре после подписания рамочного соглашения между военной хунтой Судана и частью гражданской оппозиции. Помимо этого в речи по случаю 67-го дня независимости 31 декабря генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан призвал расширить базу сторон, подписавших Рамочное соглашение, и предостерег от исключения из процесса каких-то   политических сил. Бурхан подчеркнул, что политические силы не должны упустить эту историческую возможность заложить основы для единства и построения суданского государства, и предупредил, что нельзя терять время: «Исключение других, умаление их роли, игнорирование их требований и установление опеки со стороны определенных слоев населения приведут к упущению этой возможности и подвергнут большой опасности единство и безопасность нашей страны».  Силы за свободу и перемены (FFC)  в свою очередь отказываются открывать соглашение для «нереволюционных и сторонников переворота». Они говорят, что включение всех этих групп “затопит процесс демократического перехода”.  Они стремятся включить в процесс только две группы, которые поддержали военный переворот — Движение за справедливость и равенство (ДСР) и Суданское освободительное движение (СОД) Судана во главе с Минни Минави, которые подписали соглашение в Джубе.  Кроме того, FFC оставляют возможность присоединения к процессу  для некоторых революционных сил, которые покинули коалицию, таких как Коммунистическая партия Судана. Представитель FFC Шихаб Ибрагим подтвердил, что в ближайшие дни они начнут вторую и заключительную фазу политического процесса, указав на пять вопросов, по которым подписавшие стороны договорились провести дальнейшие обсуждения по этим вопросам для объединения позиций.

Заявление аль-Бурхана о новых группах в рамках мирного процесса имеет несколько объяснений. Одно из них попытки максимально размыть политический ландшафт участников процесса с целью создания более оптимальных условий для маневрирования.  В этой связи военными создаются локальные повстанческие группы и реанимируются связи с правящей во времена Омара аль-Башира  Партией национального конгресса. Бурхан уже восстановил членов этой партии на государственной службе.  После подписания рамочного соглашения с группами FFC 5 декабря 2022 года Бурхан заявил на военной базе Маакиль, что то, что они подписали, не должно восприниматься как политическое урегулирование, которое принесет пользу определенной группе, и ни одна сторона не должна пытаться его узурпировать. В то время некоторые силы, выступающие против переворота, рассматривали заявления аль-Бурхана как новую попытку отступить от двухэтапного процесса. Политолог Тадж Альсир Ахмед указывает, что аль-Бурхан намеренно тасует карты постоянными инсинуациями всякий раз, когда на него оказывается давление. Он считает, что инсинуации военного лидера всегда возникают, когда он получает или чувствует различное давление со стороны военного истеблишмента или политических сил, выступающих против FFC: «Поэтому он стремится успокоить эти стороны, делая намеки и сообщения, что является повторяющимся процессом, который он делал с момента подписания конституционного документа в 2019 году и использовал его при двух предыдущих переходных правительствах».

62.4MB | MySQL:101 | 0,457sec