Перспективы региональной экспансии «Аль-Каиды на Индийском субконтиненте» после захвата власти в Афганистане талибами. Часть 6

Хотя многие признаки свидетельствуют о том, что террористической организации «Ансар Газват-уль Хинд» (АГХ, запрещена в РФ) так и не удалось добиться успеха в Кашмире, такой вывод был бы не совсем некорректным. Несмотря на то, что с 2017 года группировке пришлось конкурировать с местным подразделением «Исламского государства» (запрещено в РФ), сначала известным как «ИГ Джамму и Кашмир», а затем сменившим название на «Вилайят аль-Хинд», АГХ стала популярным экстремистским формированием среди боевиков региона. Свидетельством популярности Закира Мусы и его группировки является то, что в 2019 году на его похороны пришло более 10 000 человек. В последние годы АГХ сосредоточилась на вербовке новых членов, включая сотрудников индийской армии и полиции. Группировка также планирует воспользоваться нестабильной ситуацией в Афганистане: еще в июле 2021 года ее новый эмир Гази Халид Ибрагим приветствовал грядущую победу движения «Талибан» (запрещено в РФ) и заявил своим подчиненным, что талибы должны стать «образцом для боевиков в Кашмире». Помимо масштабной подрывной деятельности на территории Кашмира, АКИС (запрещена в РФ) и АГХ пытались распространить свою деятельность на «материковую» часть Индии. Представитель АКИС Усама Махмуд, впоследствии ставший эмиром, заявил еще в 2019 году, что он не считает фронт битвы против Индии ограниченным Кашмиром. «Где бы вы ни обнаружили индийскую армию и политеистических правителей Индии, внутри страны или за ее пределами, наносите по ним удары», – заявлял Махмуд своим боевикам. Однако АКИС так и не удалось прочно закрепиться на материковой части Индии. В отличие от других стран региона, лишь немногие индийцы присоединились к джихаду в Афганистане в 1980-х и 1990-х годах, и, таким образом, Индия не сталкивалась с большим количеством возвращающихся иностранных боевиков или сетями исламистов, которые иностранные боевики склонны создавать, а затем использовать. О малом резонансе исламистской идеологии среди индийских мусульман свидетельствует тот факт, что за последнее десятилетие лишь около 100 индийцев отправились воевать в Сирию и Ирак на стороне «Исламского государства». Тем не менее, попытка АКИС укорениться на территории Индии претерпела неудачу не из-за недостатка усилий. В тот период «Аль-Каида» уже занималась тайной деятельностью в стране. Первые доказательства того, что АКИС пыталась создать в Индии официальную организацию, появились в конце 2015 года, когда на ее территории была арестована группа из 12 членов АКИС, включая Мухаммеда Асифа. С тех пор он был идентифицирован как тогдашний глава АКИС в Индии, а позже выяснилось, что он проводил встречи с главарями АКИС в Пакистане. Аресты членов движения временно остановили продвижение влияния АКИС в Индии. Между тем, в 2015–2016 годах вдохновленная «Аль-Каидой» группировка, известная как «Базовое движение» и не имеющая известных связей с АКИС, осуществила несколько небольших терактов на юге Индии. Затем в мае 2019 года «Исламское государство» объявило о создании отдельной провинции под названием «Вилайят аль-Хинд», которая до этого входила в состав «ИГ-Хорасан» (запрещено в РФ). В 2020 году серия арестов продемонстрировала, что в Индии активизировалось не только ИГ, но и АКИС. Индийские власти заявили в сентябре 2020 г. об аресте девяти боевиков «Аль-Каиды», планировавших теракт в Нью-Дели по указаниям, следовавшим из Пакистана. Вместе с тем 11 июля 2021 г. двое боевиков, связанных с АГХ и действовавших по указанию выходцев из Пакистана, были арестованы за планы взорвать рынки в Лакхнау, штат Уттар-Прадеш. В том же году еще 11 человек были арестованы по обвинению в распространении пропаганды «Аль-Каиды» в рамках операции по радикализации и вербовке индийских граждан. По данным Национального агентства расследований Индии, арестованные были в контакте с кураторами в Пакистане и Бангладеш. Боевиков инструктировали для того, чтобы те в конечном итоге совершили теракты в штатах Западная Бенгалия и Керала. Следует отметить, что, с учетом напряженности в отношениях между Индией и Пакистаном, индийские власти могут быть заинтересованы в преувеличении угрозы со стороны исламистов, связанных с группировками в Пакистане, поэтому к информации, публикуемой индийскими властями, следует относиться взвешенно. На протяжении многих лет АКИС использовала различные идеи для пропаганды джихада в Индии. Их можно резюмировать как притеснение Индией мусульман в Кашмире, продвижение светской политики в Бангладеш, создание союза Индии с США и Израилем, а также отказ властей включать исламскую составляющую в истории древней Индии. Возможно, для АКИС проблема укрепления позиций в Индии заключалась не столько в том, чтобы найти преданных сторонников группировки, сколько в том, что ей все еще не удалось создать в Индии надлежащую организационную структуру после массовых арестов 2015 года. Таким образом, с ростом индуистского национализма и усилением правовой дискриминации мусульман существует реальный риск того, что АКИС и ее единомышленники добьются успеха в вербовке боевиков и создании прочной экстремистской сети в Кашмире и «материковой» Индии. Вероятно, Афганистан и расположенные на его территории убежища исламистских группировок будут играть ключевую роль в этих усилиях, с одной стороны вдохновляя боевиков в Кашмире, а с другой – предоставляя кашмирским и индийским боевикам в Афганистане платформу для поддержания своих единомышленников в Индии.

62.38MB | MySQL:101 | 0,418sec