О серии исследований «Развивающиеся военные технологии» турецкого фонда SETAV. Часть 6

Ведущий турецкий мозговой центр, Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) известен подготовкой и публикацией аналитической информации по актуальным вопросам повестки.

В частности, в контексте политики турецкого руководства на обеспечение научно-технического прорыва и создание себе преимущества, осенью 2022 года Фонд приступил к публикации серии книг под заголовком «Развивающиеся военные технологии».

В рамках этой серии, на момент написания данного материала (январь 2023 года) вышло три книги: «Радиоэлектронная борьба: турецкие возможности и глобальные тренды», «Кибербезопасность: турецкие возможности и глобальные тренды», «Новые военные технологии во внешнем космосе».

Напомним, что в прошлом материале мы завершили рассмотрение второго из изданий, посвященного кибербезопасности. Автором этого исследования стал д.н. Ахмет Наджи Юнал.

Часть 5 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=94074.

Однако, прежде чем перейти к теме технологий в космосе, подчеркнем то, на чем мы остановились в предыдущей публикации.

По сути кибербезопасность, в самом широком смысле данного слова, определена турецким руководством в качестве одного из национальных приоритетов. При этом турецкое руководство, ставя подобные задачи, готовит и реализует меры поддержки ИТ-индустрии в стране.

В частности, один из подобных пакетов крупной поддержки из 7 пунктов, был озвучен президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом в конце прошлого 2022 года. Обратимся к тому, каково содержание этого пакета помощи и какие цели и задачи поставлены турецким руководством.

Как сообщает издание Ekonomim, президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил о пакете, состоящем из 7 пунктов, которые увеличат новые инвестиции и занятость в ИТ-секторе на оценочном совещании по проекту под названием «Цель 1 миллион рабочих мест».

Из пакета поддержки KGF (Kredi Garanti Fonu или Фонд гарантирования кредитов – И.С.) в размере 200 млрд лир (около 800 млрд рублей), 4 млрд лир будут направлены на пакет технологической поддержки, а 1 млрд лир будет использован для цифровой трансформации малого и среднего бизнеса. Весь персонал НИОКР и Центра развития технологий сможет работать удаленно.

Детали пакета из 7 пунктов, объявленного президентом Р.Т. Эрдоганом, — следующие:

В рамках системы гарантий, поддерживаемой Казначейством, 4 млрд лир из 200 млрд лир поддержки будут направлены на пакет технологической поддержки. С помощью этого пакета малые и средние предприятия получат поддержку в области технологичных инвестиций, блокчейна, искусственного интеллекта и умных городов.

При гарантийном лимите в 1 млрд лир, процесс цифровой трансформации малого и среднего бизнеса будет завершен. Поддержка персонала, расходы на установку и аренду интернет-инфраструктуры, поддержку оборудования, расходы на лицензии на программное обеспечение будут поддерживаться.

Финансовые стимулы и исследования законодательства проводятся с целью развития сектора центров обработки данных и привлечения международных операторов центров обработки данных и облачных вычислений.

Персоналу по информатике, работающему в центрах исследований и разработок и в зонах развития технологий, будет предоставлена ​​100-процентная поддержка удаленной работы.

Количество ИТ-персонала, работающего в государственном секторе, значительно увеличится в 2023 году.

Государственные банки будут предоставлять 6-месячные безвозвратные предпринимательские кредиты стартапам в сфере информатики.

Будет обеспечена поддержка страховых взносов до 10 тысяч лир в месяц для дополнительных секторов занятости в производственном секторе и секторах информатики до конца 2023 года.

Как указывается изданием Ekonomim, президент Р.Т. Эрдоган также проинформировал о результатах реализации проекта «Цель 1 миллион рабочих мест», который был запущен в прошлом году.

Заявив, что проект, предусматривающий трудоустройство 1 миллиона разработчиков программного обеспечения, был реализован 5 различными Министерствами, Эрдоган отметил, что 1 млн 96 тысяч 566 человек прошли обучение в процессе, в котором TOBB (Союз турецких палат и бирж, аналог российской Торгово-промышленной палаты – И.С.) также участвовал в качестве заинтересованной стороны.

Президент Р.Т.Эрдоган заявил, что они сотрудничают со многими ведущими компаниями, особенно в сфере банковского дела, финансов, телекоммуникаций и электронной коммерции, и сказал: «Более 10 тысяч молодых людей подали заявки на более чем 500 вакансий от 237 компаний, которые входят в число крупнейших компаний. Те, кто добился успеха в конкурсах по набору персонала в государственных банках, приступили к работе».

Заявив, что они достигли важного места с центрами исследований и разработок, технопарками, инкубационными центрами и стимулами «обратной утечки мозгов» (иными словами, стимулами по возвращению интеллектуальных кадров страны из-за рубежа; в первую очередь, речь идет о США – прим.), президент Р.Т.Эрдоган заявил о своей решимости достичь цифры в 100 тысяч новых предпринимателей в информационной области к 2030 году с помощью Национальной стратегии технологического предпринимательства.

Подчеркнув, что был достигнут самый высокий показатель в истории, превысивший 31 миллион рабочих мест, Эрдоган сказал, что 1,5 млн новых рабочих мест, созданных за 2022 год, указывают на силу реализуемой экономической программы.

В свою очередь, заявив, что новая модель турецкой экономики начала внедряться около года назад, министр финансов и казначейства Нуреддин Небати сказал, что, несмотря на риск глобальной рецессии, Турция добилась положительного отрыва от мира в инвестициях, занятости, производстве, экспорте и росте.

Заявив, что они избегают практик, которые приведут к сокращению занятости, Нуреддин Небати сказал, что они способствуют развитию экосистемы предпринимательства, поддерживая компании на ранней стадии, которые испытывают трудности с доступом к финансированию.

Говоря о пакетах поддержки, предоставленных предпринимателям, молодежи и торговцам, Нуреттин Небати сказал, что они также оказали значительную поддержку предпринимателям в области информатики и программного обеспечения. Небати подчеркнул, что в результате этих работ и шагов возникло 6 компаний-единорогов (под «единорогами» подразумеваются компании, которые имеют рыночную оценку своей стоимости выше 1 млрд долл. – И.С.).

Следует отметить, что изложенное выше – не пустые политические декларации. В кратчайший период времени, используя модель государственно-частного партнёрства и методы стимулирования государством частного бизнеса (как в сфере собственных НИОКР, так и в сфере приобретения технологий из-за рубежа – И.С.), турецкому руководству удалось создать принципиально новую для себя отрасль с местными игроками.

Благо опыт такой у турецкого руководства уже имеется: в 2000-х годах, в рамках разгосударствления целых отраслей турецкой экономики, создавались новые пулы игроков частного бизнеса.

Ярким примером этого стала электроэнергетика, куда после реформы либерализации оказался допущен частный сектор, который до тех пор не имел опыта в эксплуатации электроэнергетических объектов. Даже в сфере строительства доминировали не турецкие, а западные компании. По состоянию на 2023-й год возникла новая отрасль и новые игроки. Набор компетенций в кратчайшие сроки – отличительная черта турецкого частного бизнеса. Как продолжение этого, можно говорить и об энергетике атомной, где турецкие строительные компании, буквально на глазах, осваивают новую для себя атомную индустрию. А Российская Федерация помогает им в этом, попутно ещё осуществляя подготовку кадрового резерва в отечественных ВУЗах.

Собственно, нечто подобное сейчас происходит и в турецких информационных технологиях, куда пошли и деньги, и административный ресурс. Представляется, что «6 единорогов», упомянутых турецким министром, являются наглядным свидетельством того, что внимание оказывается, как минимум, не впустую. Отметим также бум технопарков в Турции, коих создано по числу провинций никак не менее 80. Большинство из сотен там зарегистрированных компаний являются именно компаниями из сферы информационных технологий. И видное место в них занимает именно кибербезопасность.

И, наконец, переходим к третьему изданию, подготовленному Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции, в рамках технологической серии под заголовком «Новые военные технологии во внешнем космосе».

Обратимся к изданию, автором которого стал Ашкын Инджи Сёкмен Аладжа (Aşkın İnci Sökmen Alaca).

Цитируем введение издания:

«Космическое пространство, включая нашу планету, и Галактика Млечного Пути определены в международных соглашениях как «территория, принадлежащая всему человечеству, где ни одно государство не может установить суверенитет». Участие частного сектора в космических исследованиях под руководством Соединенных Штатов Америки (США), как негосударственного актора в этой области, где доминируют государства, положило начало новой космической эре с многоакторностью и миссиями с концепцией «коммерческое пространство», которые приобретают все большее значение.

Как проекция международной системы в мир в пространстве, многополярная и многоакторная система несет в себе новые угрозы и риски.

Прогнозируется, что усилия стран стать лидером в коммерческом космосе наряду с космическими миссиями национальной безопасности, создать постоянные базы в дальнем космосе, приватизировать свои ресурсы и основать космические колонии, укрепят их мировое лидерство. Стать лидером, который восстанавливает жизнь на планете в Галактике Млечный Путь, отдельно от государств, является одним из идеалов, провозглашенных прессе частными космическими предпринимателями.

С военной точки зрения, космическое пространство, особенно близкие к земле низкоорбитальные орбиты, в рамках работ по исследованию дальнего космоса, стало важной стратегической областью между странами, имеющими доступ к Луне и к другим близким планетам, с целью увеличения своей национальной мощи.

Космические технологии и доступ в космос рассматриваются в военной терминологии как «мультипликатор силы», еще более увеличивающий военную мощь государства. Сильная защита от врага, новое космическое оружие и доступ ко всем направлениям в плане разведки делают армию страны сильнее.

Существование человечества в космосе — результат Холодной войны. Главной целью США и Советского Союза было достижение сильной непобедимой армии для мирового господства с космическими возможностями. Этот период привел к тому, что обе страны остались равными (с точки зрения выполнения одних и тех же миссий в разное время) в космической области.

В результате видения космоса как поля геополитической и военной конкуренции в составе армий России, Китая и Франции, особенно США, была создана новая сила, которая развивает свою деятельность как космическая держава.

Космические войска как новая силовая единица в национальных армиях осуществляют защиту от воздушных атак с использованием наземных и космических систем, мониторинг, слежение и прослушивание в плане разведки, слежение за военными спутниками других стран, выведение из строя спутников в любое время, кражу информации со спутников, разработку новых космических военных технологий и управление исследованиями дальнего космоса.

Космическая деятельность, которая сегодня вновь активизируется, характеризуется концепцией второго космического периода.

Первое отличие этого периода от первого состоит в том, что под руководством США частный сектор также участвует в проектах, предусмотренных государством, и прокладывает путь для инвестиций. Появился новый класс предпринимателей под названием «космические миллионеры».

Другим вторым важным отличием является осуществление развития военной организации под названием космических войск. В то время как США, Франция, Китай и Россия создавали свои собственные силы космического спецназа, в 2019 году космос был обозначен как поле боя в рамках НАТО, а Космический центр НАТО был создан в Центре управления воздушным движением НАТО в Рамштайне в Германии.

Одним из примеров предсказания космических войн является создание в конце 2021 года Центра анализа космических боев (SWAC) в составе космических сил армии США.

Целью центра является создание моделей космических войн, разработка симуляторов военных игр, разработка операционных концепций и создание подходящей военной космической мощи.

Лаборатория моделирования военных игр и перспективных исследований (Wargaming Advanced Research Simulation, WARS), которую планируется открыть в 2023 году на базе ВВС Киртланд, Нью-Мексико, тестирует высокоэнергетическое лазерное оружие и высокоэнергетическое электромагнитное оружие в качестве нового космического оружия в среде моделирования космической войны.

Страны с космическими войсками также имеют подразделения космической разведки. Вообще, три видные страны (США, Россия и Китай) проводят «секретные частные космические операции», но результаты этих операций пока не разглашаются. Подразделения космической разведки в первую очередь стремятся получить информацию, сосредоточившись на секретных миссиях между тремя странами. США также следят за Северной Кореей и Ираном.

Еще одним важным событием является то, что новые системы вооружения создают военно-космическую технику с передовыми технологиями. Разработанные на основе искусственного интеллекта (ИИ) с использованием физики, эти системы вооружений имеют решающее значение в гонке за господство над миром и в возможной мировой войне с применением обычных вооружений.

В книге «Политическая физика», опубликованной в 2014 году Ричардом А. Мюллером, он (автор) утверждал, что лидеры должны учитывать высокие технологии при принятии решений и должны обладать достаточными знаниями о них, чтобы действовать разумно, быстро и соразмерно.

Глобальное потепление, спутники-шпионы, межконтинентальные баллистические ракеты, гиперзвуковые ракеты, деление и термоядерный синтез, искусственный интеллект и молекулярно-генетические исследования выступают в качестве технологической информации.

Митио Каку в своей книге «Физика невозможного», опубликованной в 2008 году, оценивает физические законы Вселенной и рассматривает такие темы, как невидимость, телепортация, космические корабли, летящие быстрее скорости света, путешествия во времени, параллельные вселенные, антиматерия и антивселенная и, в некотором смысле, объясняет космические технологии через физику. В новую космическую эру частный сектор также вносит свой вклад в инновации космических технологий.

Основа возобновившегося военного соперничества была заложена в период Холодной войны. В годы Холодной войны между США и Советским Союзом, как стратегическое направление, было большое соревнование в запуске в космос разведывательно-наблюдательных и разведывательных спутников, разработке межконтинентальных ракетных комплексов, полетах человека в космос, посадке на спутник Земли, новых планетарных открытиях в космическом пространстве.

В основе конкуренции лежит стремление быть страной, которая направляет человечество как мировой лидер в науке и технологиях. Это — также часть гонки ядерных вооружений между двумя странами. По этой причине космическая гонка также рассматривается как гонка вооружений.

Космическая гонка началась, когда в 1957 году Советский Союз запустил Спутник-1, первый искусственный спутник человечества. Хотя США вырвались вперед вместе с американским астронавтом Нилом Армстронгом, который впервые ступил на Луну в 1969 году, космические программы были отложены, и гонка завершилась, поскольку Советский Союз потерпел экономический крах и проиграл Холодную войну. С тех пор обе страны называют космической державой с точки зрения международных отношений и достигнутого ими космического потенциала.»

62.43MB | MySQL:101 | 0,601sec