Как назначение нового министра обороны может повлиять на стратегию ФРГ на Большом Ближнем Востоке

Как стало известно во вторник, после состоявшейся накануне отставки с должности главы оборонного ведомства Германии К.Ламбрехт данный пост должен перейти к ее коллеге по старшей коалиционной партии СДПГ Б.Писториусу, до текущего момента исполнявшему обязанности министра внутренних дел Нижней Саксонии. Нового члена кабинета О.Шольца следует считать довольно противоречивой фигурой, как в силу его положения в партии, так и предыдущей карьеры. В частности, Б.Писториус еще несколько лет назад продемонстрировал наличие больших амбиций федерального уровня, предприняв попытку бороться за лидерство в СДПГ, составляя конкуренцию в том числе действующему канцлеру. При этом на портфель министра обороны он, судя по всему, прежде не претендовал, ранее занимая должности преимущественно связанные с внутренней политикой. Так, с 2006 по 2013 г. он был мэром Оснабрюка, а затем возглавил министерство внутренних дел федеральной земли Нижняя Саксония. При формировании действующей коалиции «светофор» кандидатура политика рассматривалась в качестве возможного федерального министра внутренних дел, однако в итоге предпочтение было отдано Н.Файзер.

Представляя Б.Писториуса, О.Шольц подчеркнул, что речь идет о «выдающемся», «чрезвычайно опытном», «проверенном», «много лет работающем в сфере безопасности» политике, который «как раз подходит для того, чтобы возглавить Бундесвер в этот поворотный момент». Впрочем, его предшествовавшая карьера, как сказано выше, лишь опосредованно касается круга задач, поставленных перед ним в новом качестве. В частности, как подчеркивают немецкие обозреватели, отслужив в армии в начале 1980-х гг., новый министр более не касался военной сферы.

Из круга приоритетных для ФРГ на текущем этапе направлений наибольшую заинтересованность он демонстрировал в отношении завершения миссии в Афганистане и эвакуации локального персонала Бундесвера. В частности, на своем предыдущем месте работы он заявлял о желании «взять на себя особую ответственность» по приему афганских помощников Бундесвера в Нижней Саксонии, называя это «особым долгом». Помимо этого, он акцентировал внимание на положении женщин после прихода к власти в стране движения «Талибан», отводя женскому населению особое значение именно в становлении в Афганистане гражданского общества. Таким образом, позиция нового министра, по сути, отвечает ситуации, обострившейся после того, как талибы наложили запрет на работу женщин в НКО. Более того, если он продолжит обращаться к теме, то рискует составить конкуренцию главе федерального внешнеполитического ведомства А.Бербок, провозгласившей «феминистский» курс на международной арене, но столкнувшейся с критикой за его недостаточно эффективную реализацию, в том числе на афганском треке.

А вот касаемо сирийцев точка зрения Б.Писториуса в прошлом оказалась в корне противоположной. На своей предыдущей должности он настаивал на необходимости проводить жесткую линию по вопросу депортаций лиц, обвиненных в Германии в преступной деятельности, несмотря на ситуацию с безопасностью в САР. Подобной риторикой он вызывал серьезную критику в свой адрес не только со стороны правозащитных организаций, специализирующихся на помощи беженцам, но и партии «Зеленых», с которыми теперь ему предстоит работать в рамках коалиции. Более того, разница подходов к Афганистану и Сирии натолкнула журналистов еще несколько лет назад на мысль, что заявления политика не столько отражают его собственные взгляды, сколько мотивированы эффектом, который они способны оказать на электорат. Другими словами, депортация преступников – популярная среди населения тема, особенно на уровне земельной власти. А вот поддержка афганского персонала, обслуживавшего Бундесвер, наоборот, крайне актуальная задача уже на федеральном уровне.

Высказывания, каким-либо образом отражающие восприятие операции в Мали, Б.Писториус ранее, судя по всему, не делал. А вот его предшественница К.Ламбрехт, наоборот, считалась идеологом завершения этой, наиболее опасной на текущем этапе зарубежной миссии. Несмотря на то, что кабинет О.Шольца в целом согласовал поэтапное завершение развертывания в Мали, определенное пространство для маневра у противников такой тактики, как кажется, все же имеется. Если новый глава оборонного ведомства не сумеет быстро зарекомендовать себя профессионалом на этом посту, не исключено, что поддерживавшая присутствие в Мали министр иностранных дел А.Бербок попытается скорректировать план эвакуации. Теоретически, шанс на это существует, если принять во внимание, что в текущем году правительство намеревалось все же просить Бундестаг в последний раз продлить мандат на присутствие в африканской стране, дабы не повторить неудачный опыт ухода из Афганистана.

Взаимодействие Б.Писториуса с ближневосточными режимами также было эпизодическим и лишь опосредованно связанным с решением задач на новом месте работы. Так, весной 2019 г. он, к примеру, посещал Израиль и палестинские территории, сосредоточившись на обсуждении кибербезопасности, особенностей работы полиции и спецслужб. Как ни странно, но в последнем импонировал ему в большей степени подход Рамаллы. Встречаясь с руководителем службы безопасности ПНА М.Фараджем, Б.Писториус отметил «большие усилия», которые предприняла палестинская администрация для того, чтобы «превратить полицию в организацию, основанную на верховенстве закона и ориентированную на граждан и их потребности». Если подобного рода восприятие ситуации на палестино-израильском треке у назначенного главы оборонного ведомства ФРГ сохранилось, оно рискует негативно отразиться на военно-техническом сотрудничестве с Израилем, особенно если правительство О.Шольца в целом пойдет на ужесточение линии в отношении кабинета Б.Нетаньяху. Способствовать этому может тот факт, что наиболее противоречивые на Западе израильские политики как раз вовлечены в сферу обороны и безопасности.

В целом пока политологи и эксперты в ФРГ стараются избегать прогнозирования изменений политики федеральной республики с учетом нового назначения. Связано это главным образом с недостаточностью опыта Б.Писториуса во вверенной ему области. Сходятся специалисты лишь в одном: с учетом общего падения популярности министра обороны в войсках при прошлых руководителях ведомства, а также склонности нового руководителя делать акцент на наиболее резонансных у общественности треках для повышения своего престижа и положения в партии и во власти, нас может ожидать активность в посещении Б.Писториусом германских военных, находящихся за рубежом. А вот каким образом министр обороны будет влиять на другие ключевые направления, в том числе экспорт вооружений и зарубежное присутствие Бундесвера, пока не очевидно.

До конца не ясно и то, как он станет взаимодействовать с коалиционными партнерами и особенно «Зелеными», если брать в расчет имевшие место в прошлом разногласия. Вероятно, в том числе и потому, что последние после вхождения в правительство проявили определенную умеренность, риск серьезных конфронтаций внутри кабмина, с точки зрения канцлера, не велик. Хотя и любопытно, как Б.Писториус будет работать над вопросами общей компетенции с А.Бербок, принимая во внимание разницу во взглядах министра иностранных дел с ушедшей в отставку К.Ламбрехт. Впрочем, и эта тема кажется второстепенной, так как основной расчет в данном контексте при выборе кандидатуры делался на то, что Б.Писториус считается довольно успешным в сдерживании оппозиции в лице ХДС/ХСС, что для СДПГ существенно более важно.

52.25MB | MySQL:103 | 0,658sec