Оценки Института исследований национальной безопасности стратегических вызовов Израилю в 2023 г. Часть 3

«Стратегическая оценка Израиля-2023» Института исследований национальной безопасности (INSS) определяется как «результат глубокого анализа, дискуссий и размышлений всех экспертов Института с целью поставить на повестку дня израильской общественности рассмотрение основных угроз национальной безопасности и стимулировать дискуссию об их возможных последствиях»[i].

Группа экспертов INSS – Одед Эран, Шахар Илем, Асаф Орион, Эльдад Шавит, Аркадий Мильман, Томер Фадлон – рассматривают вопрос глобальной конкуренции великих держав и его влияния на Ближний Восток и Израиль.

Отмечается, что в то время как внимание всего мира обращено на Восточную Азию и войну в Европе, значимость Ближнего Востока в глобальной повестке дня продолжает медленно снижаться в связи с постепенным переходом на альтернативные источники энергии и сохранением пока относительной стабильности в регионе.

По оценкам INSS, «американская администрация не планирует существенно изменять степень военного присутствия в регионе, и в расширении своего влияния делает ставку в основном на дипломатические инструменты и поддержку своих союзников в регионе. Те, в свою очередь, на фоне поспешного ухода американцев из Сирии и Афганистана понимают снижение приверженности Соединенных Штатов их интересам, нежелание американцев применять военную силу против тех, кто нападает на их союзников; они также видят, как Вашингтон обуславливает (соблюдением прав человека) сотрудничество с ним».

С другой стороны, «Китай все более проявляет заинтересованность в Ближнем Востоке, поскольку он все еще зависит от импорта нефти из региона и признает региональный потенциал в спросе на экономическое и инфраструктурное развитие на фоне предполагаемого снижения американского влияния». Поэтому эксперты допускают, что «Китай продолжит расширять свое участие в области экономики, политики, а также постепенно в сфере безопасности по обе стороны ирано-саудовского барьера, но без участия, связанного с реальным риском. На данном этапе большинство стран Ближнего Востока не выбрало чью-либо сторону и пытается максимально использовать свои отношения одновременно как с США (с упором на безопасность), так и Китаем (в основном в сфере экономики). Исключения составляют Иран, выбравший Китай и Россию, и Израиль, который стоит на стороне США».

В INSS считают, что в настоящее время «некоторые из стран, которые до сих пор полагались на американцев в области стратегической безопасности, пересматривают свою стратегию и проводят политику диверсификации, хеджируя риски, хотя Китай не предлагает гарантий безопасности. Возрастает значение региона и для России в свете ее растущей потребности в торговых альтернативах, обходе западных санкций и координации объемов добычи нефти. С этой целью Москва пытается укрепить связи со странами Персидского залива, Саудовской Аравией, Турцией и Ираном, с которыми она также углубляет военное сотрудничество в связи с боевыми действиями на Украине. При этом Россия сокращает свое военное присутствие в Сирии из-за нужд на украинском фронте, но пытается обеспечить и даже усилить присутствие своих военных в Средиземноморье и Персидском заливе».

Оценивая значение противостояния мировых держав для Израиля, эксперты INSS исходят из того, что «центральное положение Китая в американской стратегии продолжит сказываться на многих уровнях государственной политики, в том числе в отношении Израиля». Предполагается, что «Соединенные Штаты продолжат оказывать давление на своих партнеров с целью проведения политики, учитывающей их интересы, особенно в контексте мониторинга технологий и данных, национальных инфраструктур и инфраструктуры, используемой Китаем». Поэтому в INSS ожидают, что  «у Израиля уменьшится пространство для маневра в вопросах, лежащих в основе конкуренции и трений между сверхдержавами, прежде всего, в области передовых технологий». В этих условиях «Израиль осознает глобальные изменения и вносит коррективы в свою политику, но, учитывая уровень срочности и место Китая в приоритете американской политики (и, в некоторой степени, место России), ему важно делать это более оперативно, тем самым уменьшая вероятность противоречий и кризисов по этому вопросу». При этом «Израилю важно продолжать поддерживать плодотворные и надежные экономические отношения с Китаем, то есть использовать возможности и добиваться выгод для израильской экономики с учетом соображений национальной безопасности и в тесной координации с Соединенными Штатами».

Одновременно эксперты указывают на то, что «конкуренция между сверхдержавами таит в себе возможности для Израиля увеличить пространство для маневра по отношению к США и их лагерю, укрепить сотрудничество и активы в областях, где у Израиля есть явные преимущества». Имеются в виду «технологии и инновации; разработка и внедрение оружия и способов действий ниже порога войны; позитивная роль Израиля в контексте региональной архитектуры, развивающейся при поддержке США, а также в Индо-Тихоокеанском регионе».

На данном этапе израильским экспертам представляется, что «позиции США в регионе по-прежнему будут ослабевать, что выражается, в том числе, в вызывающем неповиновении со стороны их партнеров (Саудовской Аравии, Турции) способом, который может нанести ущерб возможности американцев способствовать достижению целей Израиля в регионе». В INSS опасаются, что это также «навредит общему имиджу Израиля, его возможностям сдерживания и статусу, который частично основан на имидже его особых отношений с Соединенными Штатами». Грандиозным испытанием для сдерживающей способности Соединенных Штатов и Израиля эксперты называют «недопущение иранского продвижения к ядерному оружию».

Отмечается, что, «несмотря на прочный фундамент особых отношений между Израилем и США, они могут подвергнуться испытаниям в основном в контексте конфликта с палестинцами (в случае принятия Израилем мер, которые будут восприняты как изменение статус-кво и нарушение прав человека); внутренних проблем Израиля (которые воспринимаются как нарушение его демократического характера и, следовательно, «общих ценностей»); политики в отношении Китая (технологическая безопасность) и иранского вопроса (даже при отсутствии ядерного соглашения между Ираном и державами)».

На заднем плане эксперты INSS указывают на «более заметный, чем в прошлом, фундаментальный разрыв между израильской повесткой дня (Иран, палестинцы, «Хизбалла») и американской (Китай, Россия и глобальные вызовы), а также разницу в мировоззрении между израильским правым правительством и демократической администрацией в Вашингтоне. В долгосрочной перспективе на отношения будут влиять преобразования в американском обществе, проявляющиеся, в том числе, в усилении критического (вплоть до враждебного) отношения к Израилю в различных сферах и в стремлении сохранить двухпартийную поддержку Израиля в эпоху обострения политической поляризации в самих Соединенных Штатах».

В этих условиях в INSS считают вполне уместным, «чтобы новое правительство Израиля уделяло особое внимание отношениям с еврейской общиной США». Эксперты исходят из того, что «в связи с социальными и политическими изменениями в Израиле и Соединенных Штатах расколы и разрывы в отношениях усиливаются, и это сообщество все более отдаляется от того, что происходит в Израиле и его окружении, а также все меньше понимает происходящее, и это может иметь серьезные негативные последствия для израильско-американских отношений в целом».

В этой связи эксперты предлагают ряд изменений в стратегии Израиля и делают политические рекомендации руководству страны.

Отмечается, что «в то время как еврейское государство опирается на Соединенные Штаты и развивает с ними стратегические отношения, за прошедшие годы Израиль научился использовать потенциал для развития каналов связи с другими ключевыми игроками на международной арене. Европа является основным торговым партнером Израиля (недавно проводились политические диалоги с институтами Европейского союза на самом высоком уровне). В последнее десятилетие развились и значительно ускорились экономические отношения с Китаем, налажены регулярные каналы связи с Россией. «Авраамовы соглашения» также открыли путь для постепенной интеграции Израиля в Ближневосточный регион. Израильтяне на протяжении многих лет старались сохранить возможность маневрировать между отношениями с международными политическими и экономическими институтами и государствами-членами этих институтов».

В INSS обращают внимание на то, что «изменения в международной системе и особенно стратегическое соперничество между державами обязывают Израиль следить за сужающимися или расширяющимися сферами деятельности и вносить коррективы в свою политику. После десятилетия интенсивного развития экономических отношений с Китаем Израиль стал проводить более взвешенную и трезвую политику, в которой продвигались отношения с Пекином, но в то же время был значительно ужесточен надзор за иностранными инвестициями, в частности в области инфраструктуры, и был инициирован стратегический диалог с США в области передовых технологий, который также включает в себя вопросы безопасности, технологий и исследований. В прошлом году от Израиля также требовалось балансировать между поддержанием отношений с Москвой и необходимостью занять публичную моральную позицию, осуждающую вторжение на Украину и военные преступления на ее территории, а также участвовать в усилиях Запада по оказанию ей помощи».

В INSS считают необходимым адаптировать внешнюю политику Израиля к эпохе соперничества между великими державами. Для этого они предлагают «укреплять свою американскую стратегическую опору путем поддержки Соединенных Штатов как части западного лагеря и проведения дифференцированной внешней политики, ​​соответствующей эпохе конкуренции между державами».

Формулируется несколько принципов политики Израиля.

Укрепление особых отношений с США. Тесный и непрерывный диалог с администрацией по основным важным для обеих сторон вопросам (Иран, Китай и технологии, палестинцы и права человека, региональная интеграция и качественное преимущество Израиля, Россия, контроль над вооружениями), согласование взаимных ожиданий и учет основных американских интересов; стремление сохранить участие Америки в вопросах, важных для национальной безопасности Израиля; сохранение двухпартийной поддержки Израиля и проявление настойчивости в улучшении отношений с Демократической партией; одновременно укрепление отношений с еврейскими общинами США; выявление долгосрочных проблем, которые угрожают подорвать основы особых отношений с США и молодым поколением американских евреев, а также подготовка к их решению.

— В контексте борьбы между блоками: разумная приверженность и присоединение к шагам США и Запада; развитие реального сотрудничества с Америкой и западным лагерем, в частности, в области науки и техники, которые являются центральным инструментом политики и активов Израиля; укрепление связей с Индо-Тихоокеанским регионом, а также с Европой и Канадой; максимизация растущего потенциала оборонного экспорта в Европу; корректировка сферы деятельности в зависимости от развития конкуренции между державами; содействие плодотворным экономическим отношениям и дружбе с китайским народом с учетом соображений национальной безопасности; разграничение отношений с Россией и их сохранение в соответствии с интересами Израиля, особенно на северной арене и с учетом развития войны на Украине; снижение рисков шпионажа, вмешательства и влияния со стороны России.

— Что касается политики в регионе, необходимо укреплять формирующуюся при поддержке США и Запада региональную архитектуру в сфере политики, экономики (энергетика, проблемы с водой, продовольствием, климатом и экологией) и в вопросах безопасности; расширять участие в обеспечении безопасности на Ближнем Востоке, чтобы увеличить активы Израиля и нести совместное бремя в вопросах безопасности вместе с Соединенными Штатами и региональными партнерами при соответствующем наращивании сил.

[i] Strategic Analysis for Israel 2023 / INSS. https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2023/01/StrategicAssessment22-23_HEB_5-1.pdf

52.23MB | MySQL:103 | 0,477sec