О планах Алжира стать экспортером пшеницы

Алжир намерен воспользоваться российским опытом в области выращивания зерновых культур, чтобы стать их экспортером. Однако его руководство совершенно не учитывает местных условий производства пшеницы и в перспективе зависимость АНДР от иностранных поставок продовольствия только возрастет.

Алжир, импортирующий пшеницу, намеревается стать экспортером этого стратегически важного для него продовольственного продукта. Подобные идеи в последние дни высказывали разные представители алжирского чиновничества, в том числе имеющие отношение к сельскому хозяйству.

Причем по данным алжирского профессора Фарида Беньяхия, эксперта по политической экономии, руководство данной страны рассчитывает в этом на помощь «России как стратегического союзника».

По мнению же его коллег, специалистов алжирской аграрной отрасли, «Алжир может стать экспортером пшеницы в течение ближайших 10 лет, особенно если китайские компании и их коллеги из стран Персидского залива проинвестируют данные проекты».

Однако этому по данным экспертов в области сельского хозяйства должна предшествовать глубокая реорганизация аграрного сектора вообще и зерновой отрасли в частности. То есть выращивание пшеницы должно стать главной их целью, куда должны быть вложены все необходимые для этого ресурсы – людские, денежные, водные, земельные.

Первым дело государственные алжирские специалисты в области сельского хозяйства рекомендуют создать запасы зерна на случай различных «неожиданностей», как-то засухи, болезни аграрных культур, и даже заморозки (которые, например, произошли этой зимой в ряде северных провинций АНДР).

Данная мера тем более необходима, по их мнению, в силу продолжающихся боевых действий между важными поставщиками пшеницы на мировой рынок – России и Украины.

Подобная ситуация создает перспективы для дальнейшего удорожания в мире продовольствия вообще и зерновых культур в частности. Соответственно, закупающему ежегодно миллионы тонн пшеницы Алжиру, тратящему на них миллиарды долларов, придется дополнительно заплатить за это.

Однако, сделав избыточный запас продовольствия, он может не только успешно и легко пережить этот сложный период, но и создать еще одну доходную отрасль, которая будет приносить ему огромные доходы.

Согласно логике руководства АНДР, Россия вполне может решить продовольственную проблему алжирского союзника. Ведь она после «прорыва» российского зерна на алжирский рынок в 2021 году, в году 2022 заметно потеснила соответствующую продукцию своих конкурентов. И потому со своей стороны Москва должна оценить этот жест и пойти Алжиру навстречу.

Так, если до этого в Алжире доминировала пшеница из Франции, Германии, других европейских стран и в меньшей степени Канады, США и Австралии, то теперь продукция из России заметно их потеснила.

Так, в 2022 году АНДР импортировал 1,3 млн тонн российской пшеницы, увеличив ее закупки на 290 % по сравнению с 2021 годом. Тем самым, как отмечают алжирские власти, они дали Москве еще больше укрепиться на рынке АНДР и вытеснить оттуда западных конкурентов.

И они готовы рассмотреть ее желание еще больше усилиться на своем рынке при выполнении пожеланий помочь в развитии собственной зерновой индустрии. В частности, алжирские представители приводят данные директора аналитического департамента Российского зернового союза Елены Тюриной, согласно которым Москва могла бы поставлять в Алжир до 3,5 млн тонн пшеницы ежегодно. В этом случае она бы контролировала более 40% алжирского импорта пшеницы.

Впрочем, увеличение доли российских поставок Алжиру вызвано в первую очередь желанием его диверсифицировать удешевить закупки (российское зерно из-за повышенного содержания там вредителя клопа-черепашки торгуется за рубежом почти на сотню долларов за тонну дешевле, чем аналогичная продукция конкурентов). И заодно «наказать» Францию, бывшую прежде одним из основных поставщиков пшеницы Алжиру за политизацию двусторонних отношений и попытки «ущипнуть» его за желание обратить излишнее внимание на отдельные страницы общей истории.

Именно этим объясняется готовность Алжира сотрудничать с  Россией и США в чувствительной и стратегической области, а именно в области продовольственной безопасности.

Однако представляется сомнительным, что Алжир резко выделит одну из стран, отдав ей приоритет в поставках пшеницы. Так, генеральный директор алжирского межпрофессионального Управления по зерну (Oaic) Насреддин Мессауди недавно заявил, что его страна «стремится к максимальной диверсификации своих источников поставок пшеницы из 18 стран».

Следовательно, скорее всего, желание представителей российского аграрного рынка при таком раскладе получить почти половину алжирских закупок зерна представляется слишком амбициозным. Если, конечно, Москва не пойдет Алжиру навстречу в его желании развить собственную зерновую отрасль.

Причем хотя АНДР и РФ являются согласно заверениям алжирских лидеров союзниками, расклад, при котором Россия делает на Алжире деньги, их не устраивает. И они хотят сами продавать пшеницу подобно тому, как это происходит с газом или нефтью.

И Россия как стратегический союзник, согласно их логике, с радостью должна уступить им вслед за долей европейского энергетического рынка еще и часть рынка продовольственного.

Оставим за скобками понятные, но крайне странные желания и попробуем рассмотреть, каким все же образом Алжир намеревается за считанные годы решить вопрос своей зерновой зависимости и приступить к экспорту дорожающей пшеницы на мировой рынок.

Главными составляющими этой стратегии должно стать желание России поделиться аграрными секретами, а стран вроде Катара и Китая – деньгами на воплощение подобных амбициозных замыслов.

Однако алжирское руководство, настойчиво «забрасывая удочку» относительно того, чтобы Россия создала ему товарную зерновую отрасль, обрубив тем самым свои собственные доходы, совершенно не отдает себе отчета в том, что подобное невозможно. Хотя бы в силу колоссальной разницы климатических и природных особенностей двух стран.

Так, в отличие от Алжира в России проблема доступа к пресной воде мало актуальна. Кроме того, в РФ гораздо больше земель, пригодных для развития зерновых культур и умеренный климат большинства ее регионов более подходит для культивирования пшеницы, чем в АНДР. Тем более, что ее сорта в России выведены преимущественно под российские условия. В Алжире же они могут быть не столь продуктивными.

И это лишь малая часть деталей, влияющих на процесс выращивания зерновых культур. Соответственно, даже в том случае, если бы Россия вдруг захотела бы подорвать свое зерновое производство, превратив Алжир, одного из крупнейших потребителей пшеницы в ее экспортера, это практически неосуществимо на практике.

Причем в условиях продолжающегося демографического роста зарубежные закупки зерна будут только увеличиваться.

Между тем, фантазии алжирского руководства относительно получения из ниоткуда миллиардов долларов доходов, свидетельствующие о его прожектерстве и непрофессионализме, одновременно сигнализируют о наличии у него сомнений в своих способностях резко увеличить их за счет роста экспорта газа.

52.14MB | MySQL:103 | 0,446sec