О внешнеполитических маневрах суданского руководства

Власти Судана завершили пересмотр соглашения о размещении российской военно-морской базы на территории страны, сообщило 11 февраля агентство Ассошиэйтед Пресс.
На прошлой неделе страну посетил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. «Они (Россия — прим. ТАСС) развеяли все наши опасения. Военные дали согласие на сделку», — приводит агентство слова одного из суданских чиновников. По сведениям агентства, теперь соглашение будет ожидать ратификации, для этого необходима реализация подписанного в декабре рамочного соглашения между военным руководством страны и рядом партий и объединений гражданского общества. По его условиям, в ближайшее время должен быть избран премьер-министр из представителей гражданских организаций, подписавших документ (это «ближайшее время» длиться уже без малого год, и сколько будет длиться еще, неизвестно – авт.). С момента избрания главы правительства вводится двухлетний переходный период, который должен завершиться всеобщими выборами. Указывается, что президент Судана также будет избран из гражданских лиц. Он же (президент) станет главнокомандующим вооруженных сил страны.
О заключении между странами договора относительно создания на территории Судана пункта материально-технического обслуживания (ПМТО) ВМФ России стало известно в начале декабря 2020 года. Пункт ПМТО ВМФ предполагается применять для проведения ремонта, пополнения запасов и отдыха членов экипажа военных кораблей России. Согласно документу, максимальная численность личного состава ПМТО ВМФ не будет превышать 300 человек. Одновременно там смогут находиться не более четырех российских кораблей.
В июне 2021 года начальник Генерального штаба ВС Судана Мухаммед Осман аль-Хусейн в интервью телеканалу «Блю Нил» сообщал, что Судан находится «в процессе пересмотра договора, подписанного между бывшим правительством Судана и Россией по российскому военному проекту на побережье Красного моря в Судане». В марте прошлого года заместитель председателя Верховного (Суверенного) совета Республики Судан Мухаммед Хамдан Дагло (Хемити) заявил, что Хартум не возражает против размещения российской военно-морской базы на территории страны при условии, что это не будет угрожать национальной безопасности. Мы уже сообщали ранее и повторим, что считаем эту затею с базой очень рискованной по целому ряду причин, одной из главных является очень сильная зависимость Хартума от кредитов и помощи  из США, а также абсолютная неясность перспектив формирования в Судане некого светского правительства (диалог с военными идет очень трудно по этому вопросу), общая внешнеполитическая ориентированность этого будущего органа после проведения там выборов. Также абсолютно неясным остается вопрос об органе, который должен ратифицировать это соглашение, не говоря уже о том, кто в конечном счете должен заплатить за строительство: у Судана никаких денег на базу просто нет, зато много амбиций, а как могут меняться настроения в этом регионе за один день, то можно напомнить историю с очень оперативной высылкой российских военных из Египте при Анваре Садате, и из  Сомали при Сиаде Барре. В этой связи рискнем высказать мнение, что все эти утечки и комментарии по итогам консультаций в Хартуме по вопросу базы больше носит характер дипломатической интервенции с целью позлить тех же американцев. Для суданцев в данном случае надо сделать США сговорчивее в рамках требований Вашингтона о безусловном дистанцировании военных от власти; для Москвы – лишний раз подчеркнуть еще одно «свидетельство наступления Москвы в Африке».   Другими словами, опять же побудем пессимистами и предположим, что до практической реализации этого проекта очень далеко. Это, кстати, хорошо понимают в Вашингтоне и его больше волнует тема присутствия сотрудников ЧВК «Вагнер» в Судане, нежели чем какая-то гипотетическая пока российская военно-морская база. Собственно именно эту тему американцы активно педалируют с октября прошлого года, когда первый раз передали в Хартум  соответствующее письмо «о своей обеспокоенности» в отношении присутствия персонала ЧВК «Вагнер» через главу египетской разведки Аббаса Камеля. Почему через египтян тоже понятно: в Каире больше ставят на главу Суверенного совета  Абдель Фаттаха аль-Бурхана, а не Хемити, который как раз контакт с ЧВК «Вагнер» и держит.   Важность этой темы подчеркнул и С.Лавров. На пресс-конференции в Хартуме он заявил, что группа сотрудников российской ЧВК «Вагнер» борется с терроризмом в Центральноафриканской Республике, что российские военные базы будут созданы на побережье Красного моря в Судане и что западные державы оказывают давление на правительства африканских стран, чтобы они осудили Россию. Все в наборе, но тема базы явно призвана «оттенить» тему ЧВК и показать, что пока все усилия американцев на этом направлении своей цели не достигают. Согласимся с этим, но отметим, что, по мере активизации попыток коллективного Запада довести формирование светского кабинета до логического конца,  нарастает и торг с ними со стороны определенных элит Судана. И используется для этого классическая для Востока демонстрация «разновекторности».   Собственно, не случайно визит С.Лаврова состоялся практически синхронно со встречей посланников из Соединенных Штатов, Франции, Норвегии, Великобритании, Германии и Европейского союза с местными официальными лицами, чтобы продвинуть рамочное соглашение, подписанное между суданскими военными и коалицией крупных гражданских субъектов в декабре 2022 года.  В этой связи, все что мы написали выше о переговорах по базе (это сигнал более чем ясный  прежде всего для Вашингтона), можно смело отнести и к визиту в Судан израильской делегации, из которого стороны постарались выжать максимум пиара. В конце позапрошлой недели израильская делегация, в состав которой входил министр иностранных дел Эли Коэн, встретилась с генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом в рамках того, что израильтяне назвали «историческим дипломатическим визитом» (это понятно, премьер-министру Биньямину Нетаньяху нужен сейчас любой внешнеполитический успех на фоне осложнений с США по вопросу новых израильских поселений на Западном  берегу), призванным проложить путь к подписанию мирного соглашения позже в этом году. «Но это действительно похоже на игру власти», — прокомментировал это редактор Africa Confidential Патрик Смит, имея в виду военных лидеров Судана. Поддержим его в этом выводе.  Поток заинтересованных международных посетителей прибывает по мере продолжения суданской «игры престолов», когда аль-Бурхан и Хемити все больше расходятся, а исламистские фигуры, связанные с режимом Омара аль-Башира, возрождаются на фоне раскола в гражданской оппозиции.   По оценке Холуда Хайра, основателя базирующегося в Хартуме аналитического центра Confluence Advisory, у трех сил, связанных с военным переворотом в октябре 2021 года, – аль-Бурхана, Хемити и исламистских деятелей, включая Али Ахмеда Карти, министра иностранных дел при омаре аль-Башире, – разные представления о том, куда движется Судан и с кем он должен иметь дело, чтобы добраться туда: «Если смотреть из Хартума, визиты Израиля, России и посланников подчеркивают игру власти внутри сил переворота. Речь идет о том, кто доставит их туда, куда они хотят попасть, и как можно быстрее. Декабрьское рамочное соглашение благоприятствует Хемити. Египтяне отдают предпочтение аль-Бурхану. У каждой стороны есть свой собственный трек…Исламисты идеологически противостоят египетскому правительству ас-Сиси, но они будут использовать это, чтобы вернуть к власти своих друзей в армии». В этом суть всех этих «внешнеполитических маневров Хартума»: каждая фигура разыгрывает свою карту в рамках борьбы за место «под солнцем» в будущей политической архитектуре.  Хотя декабрьское рамочное соглашение, в котором изложен путь перехода Судана к гражданскому правительству, одобрено группой Quad – Объединенными Арабскими Эмиратами, Великобританией, Саудовской Аравией и США, а также ЕС, Африканским союзом и Организацией Объединенных Наций, оно не включает Египет, который решил пойти своим  путем с политическими группировками, близкими к аль-Бурхану. Салах Гош, бывший глава разведки Судана, живет в Каире и, как говорят, является ключом к этой египетской стратегии. Также считается, что он проложил путь агентам суданской разведки для посещения Вашингтона в январе. Египет имеет более глубокие связи с Суданом, чем любая другая иностранная держава, но, как сказал Смит, он «сейчас теряет Судан как союзника, поскольку Судан сближается с Эфиопией и меняется политика Хартума в отношении строительства плотины Возрождения». Президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси — старый союзник аль-Бурхана, но суданского генерала поддерживают суданские исламисты, которые связаны с заклятыми врагами ас-Сиси, «Братьями-мусульманами». Большинство суданских комитетов сопротивления вместе с Суданской коммунистической партией глубоко критикуют декабрьское соглашение, которое было подписано с гражданской стороны Силами свободы и перемен (ССП) и было встречено с массовым гневом на улицах. Сделка привела к расколу в ССП и созданию ССП-Демократического блока, который выступает против нее. Критики декабрьского соглашения утверждают, что оно стало результатом крайне секретных переговоров, что оно игнорирует большинство требований многих регионов Судана и что оно в основном сохраняет контроль за военными. По иронии судьбы Россия, которая не в ладах с западными державами после начала украинского кризиса, присоединилась к ним в этом рамочном соглашении. Интересы России в Судане включают добычу полезных ископаемых, особенно золота, а также экспорт пшеницы и удобрений. Присутствие ЧВК «Вагнер» в Судане эти интересы поддерживают. Считается, что Хемити связан с ЧВК «Вагнером» через его Силы быстрой поддержки (СБП) и имеет тесные связи с Москвой, которую он посетил, когда начались боевые действия на Украине. Во время этого визита также обсуждалось желание России создать порт на Красном море, и Хемити привез это предложение с собой в Хартум. Местные источники, знакомые с переговорами сообщили, что аль-Бурхан был против российского предложения, а теперь, похоже, проект порта возьмут на себя ОАЭ, хотя С.Лавров утверждает обратное. От себя добавим, что ОАЭ сейчас фактически полностью отошли от посредничества в рамках суданского досье.

Интерес Израиля к Судану отчасти символичен и историчен, поскольку Судан был стойким сторонником палестинского дела до его недавнего соглашения о нормализации отношений с Израилем. «Три «нет Хартума». Нет более. Шалом из Судана», — написал Таль Беккер, член израильской делегации, в твиттере на прошлой неделе. Беккер имел в виду Хартумскую резолюцию 1967 года, принятую в конце саммита Лиги арабских государств, которая стала известна как «три нет»: «никакого мира с Израилем, никакого признания Израиля, никаких переговоров с ним». Суданские батальоны сражались в войне 1948 года против Израиля и в войне 1973 года на Ближнем Востоке. При аль-Башире, который правил Суданом с 1989 по 2019 год, оружие, предназначенное для ХАМАСа и других палестинских вооруженных групп, проходило через Судан. «Из-за этого Израиль несколько раз бомбил заводы и склады в Судане. Красное море очень важно для Израиля — чтобы убедиться, что береговые линии Красного моря не враждебны Израилю», — полагает  Эхуд Яари, израильский научный сотрудник Вашингтонского института Ближнего Востока.  В 2016 году аль-Башир, испытывающий дефицит иранской финансовой поддержки  и измотанный санкциями США, начал смягчать свою позицию и стремился развивать отношения с Израилем. В 2020 году, после свержения аль-Башира, аль-Бурхан встретился с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в Уганде при посредничестве ее президента Йовери Мусевени и его жены Джанет. Вскоре после этого последовали соглашения о нормализации отношений при посредничестве президента США Дональда Трампа, известные как «Соглашения Авраама». На позапрошлой неделе аль-Бурхан снова был тем лидером, которого израильтяне посетили, хотя местные источники утверждают, что у Хемити есть свои каналы связи  с «Моссадом». У аль-Бурхана и Хемити  разные источники власти и богатства, и они проводят параллельные внешние стратегии, а также реализуют параллельные внутренние планы. Это также означает, что они имеют дело с разными фрагментами разных иностранных правительств, а также с разными влиятельными лицами в этих правительствах.
Аль-Бурхан и Нетаньяху «очень хорошо ладят. В эту игру играет не Министерство иностранных дел Израиля, в нее играют Министерство обороны и разведка. Мы знаем, что между аль-Бурханом и Хемити существует некоторая напряженность — они вынужденные партнеры «по конкуренции». Отношения строятся в основном с аль-Бурханом и в меньшей степени с Хемити, который более проблематичен», — указывает Яари, имея в виду, кто с израильской стороны развивал отношения с Суданом. Тем не менее, он добавил: «У Хемити тесные контакты в ОАЭ. Без них и без саудовцев Судан не продвинулся бы вперед в нормализации отношений с Израилем». Хемити близок к правителю Абу-Даби Мухаммеду бен Заиду, а Судан, по сообщениям, ежегодно экспортирует в ОАЭ золота на 16 млрд долларов. Хемити и его братья, бывшие лидеры ополченцев «Джанджавид» в Дарфуре, теперь контролируют золотые прииски в регионе. Кстати, при участии той же ЧВК «Вагнер». Яари считает, что для Нетаньяху Судан также является ключом к тому, что стало «почти его навязчивой идеей»: наладить прямые авиарейсы из Израиля в Южную Америку. Для этого Израиль должен иметь возможность летать самолетами через обширное воздушное пространство Судана. Нетаньяху уже добился такого соглашения от Чада и надеется поговорить с Мали и Мавританией. Ведутся переговоры с правительством Нигерии о прямых рейсах из Тель-Авива. Алон Пинкас, израильский дипломат, который был советником четырех израильских министров иностранных дел, полагает, что сделка по Судану связана с теорией «конверта» Нетаньяху — идеей о том, что если Израиль сможет нормализовать отношения с чередой правительств в более широком арабском мире, премьер-министр может доказать, что «никого не волнуют палестинцы и то, что палестинский вопрос не является центральным в арабо-израильском конфликте». «Все в нем – пиар», — сказал Пинкас о Нетаньяху. Дипломат сказал, что он никогда не видел такого плохого израильского правительства, как нынешнее крайне правое, добавив, что соглашения о нормализации не являются признаком того, что арабский мир забыл о бедственном положении палестинцев: «Палестинцы должны жить с израильтянами, и наоборот. Саудовцам, эмиратовцам, суданцам и всем остальным не нужно жить с палестинцами. Нетаньяху говорит, что решение о двух государствах нежизнеспособно. Следующим требованием станет единое государство с равными правами для всех граждан. Это станет мировой проблемой, если это будет отвергнуто. Отрицание Израилем этого не будет иметь ничего общего со всеми сделками, заключенными Нетаньяху… Он продает людям «змеиный жир» с помощью этих соглашений о нормализации».

И как доказательство того, что не все так просто и внутри самого Судана, на улицах страны вспыхнули протесты против переговоров с Израилем и проведения Хемити и аль-Бурханом собственной внешней политики. Такие дипломатические шаги рассматриваются оппозицией как способ обойти демократию и укрепить власть военной элиты. Так же, как в Марокко и в других странах, разница между тем, что люди думают о палестинском деле, и тем, что делают их правительства, очевидна. Комитеты сопротивления, левые партии, исламские группы и активисты выступили против встречи с Коэном и дальнейших шагов по мирному соглашению с Израилем. Юсра Махджуб, пресс-секретарь комитетов сопротивления, заявила, что они выступают против сделки, потому что она противоречит революции не только в Судане, но и во всем регионе: «Мы не можем призывать к свободе суданского народа и пренебрегать палестинцами. Израиль — расистское и террористическое государство, которое выступает против прав палестинцев. Израиль представляет интересы нового колониализма. Мы видим, что захват земель в Палестине продолжается, поэтому мы против притеснения повсюду». Левые партии, в том числе коммунистическая и баасистская партии, также отвергают нормализацию отношений с Израилем и выступают против военных правителей Судана. Представитель Арабской социалистической партии Баас Вагди Салих заявил, что суданская армия не имеет права определять внешнюю политику страны: «Мы против нормализации отношений с Израилем и будем сопротивляться этому на улицах. Мы также против использования этой тактики военными, чтобы остаться у власти. Мы также видим широкое внешнее вмешательство прямо сейчас со стороны многих правительств вокруг нас, поэтому мы призываем революционеров быть очень осторожными и решительными в ответе на эти попытки прервать суданскую революцию».

Но повторим, что: а) настроения оппозиции могут легко поменяться после прихода к власти; б) для влиятельных игроков Хартума израильский визит (как и визит С.Лаврова) был  связан с Соединенными Штатами. Эти визиты вообще надо рассматривать как сигналы о недовольстве, адресованные Вашингтону. Наряду с ними, 30 января Судан освободил убийцу сотрудников USAID Джона Гранвилла и Абдель-Рахмана Аббаса Рахамы, которые были застрелены в Хартуме в 2008 году. Этот шаг был расценен как признак усиления влияния исламистов и был осужден США. Но вопрос тут не в исламистах – вопрос в недовольстве военными предлагаемыми американцами правил будущего раздела власти с «гражданскими».  Развитие связей с Израилем — это форма искупления. «Израиль — это способ купить поддержку США. Это не совсем карта освобождения из тюрьмы для суданских военных, но это почти так. Если переходный процесс затянется, поскольку военные тянут время, они могут указать на сделку с Израилем как на знак в свою пользу», — полагает Смит. Если проще, то суданцы говорят: «согласитесь на наше присутствие в власти Судана, и получите развитие своих «Соглашений Авраама»». Вот этот момент и надо учитывать в Москве, прежде чем практически и серьезно вкладываться в строительство какой-то базы.

52.32MB | MySQL:103 | 0,409sec