Об экономических инструментах США, применяемых для влияния на экономику Турции, ОАЭ и Омана

Представляется, что новая попытка американского руководства склонить страны Ближнего Востока к сотрудничеству в сфере международных санкционных режимов вряд ли возымеет эффект. Данный тезис выглядит обоснованным в свете внешнеполитической активности дипломатического корпуса США в странах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Одним и последних по времени подобных мероприятий американского Государственного департамента стал визит заместителя министра финансов США по борьбе с терроризмом и финансовой разведке Брайена Нельсона в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Оман и Турцию (визит длился с 28 января по 3 февраля 2023 года). Внешнеполитическое ведомство США в пресс-релизах, которые освещали эту поездку недвусмысленно заявило, что в рамках организуемых контактов Белый дом готов применить новые средства убеждения: теперь региональным игрокам региона Ближнего Востока обещают перекрыть доступ к глобальным рынкам. Нельсон будет первым чиновником Министерства финансов США, который в этом году посетил ближневосточные страны с уже привычной миссией – убедить их в необходимости закрыть все санкционные бреши.

Появление Омана в графике чиновника, отвечающего за финансовую разведку и борьбу с терроризмом, выглядело для специалистов по региону неожиданным. До настоящего момента по вопросу синхронизации с западными санкционными режимами официальные лица американского Минфина оказывали давление в контексте Ближневосточного региона, как правило, на руководство Турции и ОАЭ.

Деловая активность американских дипломатов в 2022 году показывает, что Минфин намерен предупредить партнеров США в регионе, что пренебрежение западным санкционным режимом теперь может привести к потере выхода на глобальные рынки и торговой изоляции. Изучение американских СМИ показывает, что среди особо «провинившихся» в этом плане администрация президента США Джозефа Байдена выделяет ОАЭ.

Агентство по борьбе с финансовыми преступлениями при Минфине США (FinCen) утверждает, что основными нарушителями западного санкционного режима на Ближнем Востоке стали Израиль, ОАЭ и Кипр. Согласно оценкам FinCen, юрисдикция этих государств превратилась в убежище для рекордного числа представителей различной международной политической и деловой элиты, подпавшей под санкционные и иные ограничительные меры со стороны США и ЕС. Авторы доклада особо отметили, что основной поток как «чистого», так и находящегося под запретом капитала за год был направлен главным образом в жилую и коммерческую недвижимость в странах Ближнего Востока.

Аналогичная активность наблюдается в отношении Турции, где США пытаются продавливать необходимые политические и внешнеторговые решения среди местных властей для реализации своих внешнеполитических интересов. При этом США используют весь доступный арсенал, от финансирования программ международной помощи, инструментов нормативного лидерства ЕС, взаимодействия по линии курдской проблематики, до ограничений в торговле, трансфере технологий и реализации продукции двойного и военного назначения. За исполнение или неисполнение тех или иных решений, выгодных или невыгодных США последние готовые оказать поддержку Турции в решении её личных вопросов, или же наоборот, ограничить её возможности в техническом и/или торговом, финансовом или маркоэкономическом сотрудничестве со странами Запада.

Впрочем, поездка американского чиновника – не первый шаг в закручивании гаек. США последние несколько лет продолжают оказывать давление и на Турцию, и на ОАЭ, что является особенностью политики нынешней американской администрации. К чему это приводит, мы видим из отношений Белого дома с Саудовской Аравией, которые оказались окончательно испорчены в 2022 году. В то же время есть все основания усомниться в том, что американский дипломатический корпус так далеко зайдет в контактах с Анкарой и Абу-Даби: в коммуникации с этими ближневосточными игроками и так не все в порядке. Считаем, что скорее всего в качестве цели поездки было выбрано оказание не слишком жесткого давления на эти страны путем уговоров и заявлений. Для США терять Турцию и ОАЭ в качестве партнеров на Ближнем Востоке сейчас не совсем уместно. Предположим, что такого рода визиты ни к чему существенному не приведут: всегда будут разные способы по обходу санкций. А то, как ближневосточные власти будут реагировать на попытки США оказать давление, будет зависеть от каждой конкретной ситуации в конкретный момент времени. Нельзя не отметить возрастающую роль Китая в регионе, а также стремление Турции к установлению суверенного политического вектора и её амбиции как региональной державы в разрезе Восточного Средиземноморья и Центральной Азии. Контекст китайских интересов, инвестиций и развития интеграционных проектов позволяет ОАЭ и Турции иметь «запасной аэродром» при ведении переговоров с США, что помогает ближневосточным странам более гибко строить свою переговорную стратегию и заставляет США искать приемлемые условия для достижения консенсуса, а не проведения своей внешней политики в регионе в приказном режиме.

52.54MB | MySQL:103 | 0,504sec