Алжир готовится к достижению продуктовой независимости в 2025 г.

Президент Алжира Абдельмаджид Теббун заявляет, что его страна, являющаяся одним из важных покупателей российской пшеницы, в течение ближайших двух лет достигнет продуктовой независимости. А в последующие годы станет важным экспортером продовольствия на мировой рынок.

Теббун 28 февраля заявил во Дворце Наций в Алжире, что его страна «должна достигнуть продовольственной самообеспеченности к 2025 году». А далее приступит к массовому вывозу продовольствия на экспорт. Он подчеркнул, что это «особенно важно с учетом того, что происходит в мире».

Данное заявление было сделано на обсуждении, организованном Министерством сельского хозяйства и развития сельских районов АНДР. На нем присутствовали 440 участников, включая членов правительства, других высокопоставленных государственных чиновников и представителей различных отраслей промышленности.

Теббун и прочие выступающие отметили достижение за последние годы алжирской сельскохозяйственной отраслью значительных результатов. По их словам, необходимо не только закрепить их, но и продолжить укреплять «продовольственную безопасность». Это ставится главным приоритетом и центром алжирской государственной стратегии.

Причем сделать это как подчеркнул Теббун с учетом развивающихся в мире событий необходимо очень быстро, поскольку, по его словам, «продовольственная безопасность стала предохранительным клапаном. И потому сельскохозяйственный сектор даже более важен, чем углеводородный. Государство делает ставку на сельскохозяйственный сектор, чтобы освободиться от зависимости от доходов от углеводородов, — утверждает глава Алжира. – Конечно, наша настоящая независимость связана с углеводородами, но в основном она завязана на сельское хозяйство. И в тот день, когда оно внесет вклад в ВВП на уровне 30%, мы сделаем еще один шаг в этом направлении».

Сейчас, по его словам, на долю аграрного сектора приходится 14,7% ВВП и он занимает второе место после углеводородного (24%).

По словам Теббуна, хотя достичь самообеспеченности всеми продуктами питания невозможно, тем не менее, это можно осуществить, делая ставку на «некоторые стратегические сельскохозяйственные продукты, которые будут на 100% производиться на местном уровне». И их согласно его задумке можно будет с большой выгодой экспортировать.

Следуя логике выступления Теббуна, «товарный» экспорт такой продукции должен начаться не позднее 2025 года.

Со своей стороны, министр сельского хозяйства и развития сельских районов Мухаммед Абдельхафид Хенни выразил поддержку амбициозным планам своего президента. По его словам, они выполнимы и это лишь требует перевода аграрного сектора на «рельсы модернизации».

Он утверждает, что в последние три года сельскохозяйственное производство в Алжире «демонстрирует бум», что, главным образом, вызвано исключительными мерами, принятыми правительством страны.

В своих утверждениях он опирался на предыдущие заявления Теббуна. Так, по словам президента АНДР, в 2022 году стоимость произведенного в Алжире продовольствия «выросла в цене на 38% по сравнению с 2021 годом, с 3500 млрд динаров (25 млрд долларов) до 4550 млрд (33 млрд долларов)».

Правда, руководитель Алжира «забыл» уточнить, что речь в данном случае идет прежде всего не об увеличении товарного производства, а об удорожании продовольствия в мире вообще и в этой стране в частности. Соответственно, повода для особой радости здесь для алжирцев нет. Хотя, разумеется, в удорожании продуктов внутри этой страны сам Теббун сыграл весьма значительную роль, ограничивая ввоз на ее территорию иностранного продовольствия.

Между тем, по словам президента АНДР, важность данного сектора подчеркивает то, что в нем «заняты около 2,7 млн человек, и он уже покрывает 75% потребностей национального рынка в сельскохозяйственной продукции».

Соответственно, по мнению Теббуна, перед уже развитой аграрной отраслью страны стоит не такая уж и сложная задача. Ведь, по его мнению, «Алжир располагает сильными сторонами для наращивания ускорения темпов сельскохозяйственного роста».

Правда, на это следует заметить, что алжирские чиновники очень странно считают и реально сейчас доля самообеспечения их страны продовольствием колеблется на грани 50%. Причем в последние годы в условиях участившихся засушливых периодов она падает и ниже этих показателей.

В первую очередь речь идет о зерновой отрасли, которую президент Теббун называет «основной в свете дефицита пшеницы в Европе».

На том же заседании 28 февраля он заявил: «Мы потребляем 9 млн тонн зерна в год, а производим только половину». Хотя, по мнению президента Алжира, его страна располагает всеми средствами и инструментами для производства всего потребляемого ей объема пшеницы.

Как он посетовал, этому в том числе мешает запоздалое предоставление ему «точных данных» о национальном аграрном производстве. В связи с этим Теббун напомнил о необходимости «более активного внедрения цифровых технологий в сельскохозяйственном секторе».

Данная проблема действительно имеет место быть в Алжире и по уровню цифровизации эта страна отстает не только от многих западных, но и арабских стран. Однако как представляется, основная причина плохого статистического учета в другом – а именно традиционном очковтирательстве алжирских бюрократов и стремлении приукрасить истинное положение дел. В том числе чтобы не вызвать гнева вышестоящих руководителей.

Между тем, говоря о проблемах аграрной отрасли, Теббун указал на очень низкую «урожайность алжирской пшеницы – около 23 центнеров с гектара (реально около 17 центнеров). Вместо этого мы должны рассчитывать на 30 — 35 центнеров с гектара».

Иными словами, алжирский президент считает, что его страна может за считанные годы начать производить зерна с гектара больше, чем Россия и выйти на показатели Молдовы.

По его мнению, достигнуть их Алжиру помогут российские и американские технологии. В том числе на привезенные из России и США сорта пшеницы. Правда, вопрос состоит в том, каким образом они покажут требуемые Теббуну результаты в условиях засушливого алжирского климата, дефицита воды и пригодных для выращивания пшеницы почв?

Как известно, воды в АНДР полноценно не хватает даже для нужд растущего населения и уже имеющихся промышленных и сельскохозяйственных объектов. Причем ее расход год от года по мере дальнейшего демографического роста продолжает неуклонно увеличиваться. И возникает вопрос, откуда Алжир возьмет драгоценную влагу для удвоения аграрного производства?

Опреснение морской воды не даст в обозримом будущем необходимых объемов воды, а кроме того, ее использование сделает алжирскую пшеницы по стоимости дороже аналогичной мировой продукции и сделает ее неконкурентоспособной на международных рынках.

Однако вместо того, чтобы заняться давно перезревшим регулированием численности алжирского населения и внедрения рационализаторских подходов к расходу воды Теббун занимается показухой и прожектерством.

Причина таких проявлений его поведения кроется, вероятно, не только в особенностях его психики, но и в событиях последних полутора лет, когда стагнирующая энергетическая отрасль страны вдруг дала доход, о котором он и не мечтал. Да еще и без направления туда крупных инвестиций.

Разумеется, подобное достижение Теббун и его чиновники отнесли в первую очередь не к мировой конъюнктуре, а к собственному мудрому руководству. Спрашивается, почему при таком раскладе не заразиться соответствующими ожиданиями и от других секторов, включая аграрный?

Однако столь легкомысленный прожектерский подход алжирского руководства в будущем способен только обострить стоящие перед его страной проблемы.

52.2MB | MySQL:103 | 0,456sec