Оценки Института исследований национальной безопасности стратегических вызовов Израилю в 2023 г. Часть 10

«Стратегическая оценка Израиля-2023» Института исследований национальной безопасности (INSS) определяется как «результат глубокого анализа, дискуссий и размышлений всех экспертов Института с целью поставить на повестку дня израильской общественности рассмотрение основных угроз национальной безопасности и стимулировать дискуссию об их возможных последствиях»[i].

Эксперты INSS Кармит Валенси, Орна Мизрахи, Йорам Швейцер, Эден Кадори рассматривают ситуацию на «северной арене» Израиля (Ливан, Сирия и ряд действующих там государственных и негосударственных акторов), откуда исходит «наиболее серьезная конвенциональная военная угроза». Эту арену они считают «наиболее тесно связанной с Ираном, лидером радикальной оси, который является идеологическим и оперативным центром», действующим против еврейского государства.

Отмечается, что «географически радикальная ось во главе с Тегераном – всеобъемлющая цель в израильской стратегии, которая заключается в подрыве закрепления Ирана и усиления «Хизбаллы» в Сирии путем предотвращения передачи оружия, недопущения укрепления системы оси и нанесения ущерба ее военной инфраструктуре. Помимо ударов по иранским объектам, в «кампанию между войнами» в 2022 г. также вошли государственные объекты режима Асада, чтобы мотивировать его на ограничение военной активности Ирана. Это осуществляется в координации с Россией и США, силы которых находятся на сирийской территории».

Ситуацию в Сирийской Арабской Республике в INSS оценивают следующим образом. «В течение 2022 г. президент страны Башар аль-Асад предпринял шаги, направленные на реорганизацию и стабилизацию государственных институтов, а также восстановление армии. Однако на пути процесса стабилизации возникли препятствия, вызванные усиливающимся экономическим и гуманитарным кризисом, а также стагнацией ситуации на земле и невозможностью взять под контроль все сирийские территории, разделенные в настоящее время на «четыре Сирии»».

По поводу России, израильские эксперты указывают на то, что «основное внимание она уделяет войне на Украине таким образом, что это влияет на степень ее участия в делах Сирии. Москва была вынуждена разбавить свои силы в пользу боевых действий на Украине и даже убрала с сирийской территории одну батарею ЗРК С-300».

По их мнению, «на фоне войны на Украине чувствительность России к действиям Израиля в Сирии обострилась, но свобода израильских действий на сирийской территории на данном этапе сохраняется. Однако укрепление отношений между Москвой и Тегераном, что нашло отражение в оказанной Ираном военной помощи России для ведения войны, несет в себе негативный потенциал для Израиля». В INSS допускают, что «Иран потребует от России отдачи в плане расширения своих действий в Сирии, и даже не исключено, что Москва согласится защищать иранские объекты от израильских атак».

Что касается Исламской Республики Иран, эксперты считают успешной «кампанию, которую Израиль проводит в Сирии в последние годы, т.к. удалось существенно подорвать военный проект Ирана и «Хизбаллы» на сирийской территории. Однако закрепление иранцев и передача оружия Сирии и Ливану продолжаются с изменениями в зависимости от обстоятельств. Иран пользуется экономическим кризисом в Сирии для усиления там своего влияния, при этом маскируя свою военную деятельность под гражданские цели». Атаки Израиля «вынуждают Иран диверсифицировать свои методы работы и маршруты контрабанды, тогда как режим Асада стремится ограничить эту деятельность на территории страны. Однако пока это взвешенные ограничения, не свидетельствующие о намерении отказаться от стратегического союза с [шиитской] осью». На заднем плане эксперты усматривают «усиливающуюся вовлеченность Ирана в гражданские сферы [Сирии], такие как образование и культура; Тегеран прилагает особые усилия по расширению экономического сотрудничества в области энергетики, промышленности и торговли».

Отмечается, что «несмотря на отсутствие значительного прогресса в процессе нормализации отношений между Сирией и другими странами региона, Турция начала посылать примирительные сигналы режиму Асада, тем не менее приступила к очередной военной операции на севере Арабской Республики». Эксперты обращают внимание также на «возобновление отношений между ХАМАСом и Асадом после более чем десятилетнего перерыва при поддержке Ирана и «Хизбаллы», стремящихся расширить ось сопротивления».

В INSS указывают на пробел в израильской стратегии, который заключается в том, что «несмотря на достижения ЦАХАЛа, действия Израиля отвечают на вызовы не в полной мере. Иран через «Хизбаллу» и ополченцев под ее руководством продолжает закрепляться в глубине Сирии и в частности на востоке страны, таким образом, что Израиль хоть и отдаляет угрозу от своих границ, но не нейтрализует ее и даже позволяет Тегерану с помощью военных и гражданских средств оказывать влияние в долгосрочной перспективе». По мнению экспертов, израильские атаки хоть и привели к уменьшению количества стратегических боеприпасов, реализация проекта создания в Сирии и Ливане точных ракет продолжилась. «»Кампания между войнами» ЦАХАЛа заставляет Асада платить цену, но не настолько высокую, чтобы он потребовал от иранцев прекращения военной деятельности на своей территории; пока он готов лишь на частичное сдерживание».

Допускается, что «изменения на международной и региональной арене могут поставить под угрозу продолжение ведения ЦАХАЛом «кампании между войнами» по ряду причин: главным образом из-за укрепления отношений между Россией и Ираном; в силу степени легитимности нанесения ущерба активам сирийского режима; готовности Сирии терпеть ущерб политической инфраструктуре ввиду ускоренного восстановления армии; а также вопроса о продолжении американской приверженности этому региону с учетом серии иранских атак на американские базы в ответ на действия в рамках «кампании между войнами»». Эксперты считают также уместным «оценить стоимость задействованных в этой кампании ресурсов, которые вполне вероятно были использованы в ущерб долгосрочным решениям, включая подготовку к войне».

На этом фоне в INSS видят «возрастающую потребность в разработке современной и долгосрочной израильской стратегии».

Варианты стратегии:

  1. Минимальная вовлеченность в Сирии – продолжение существующей политики, ориентированной на «кампанию между войнами».
  2. Расширение израильского, военного и гражданского участия – продолжение «кампании между войнами» наряду с расширением сотрудничества с местными и региональными субъектами в условиях наличия «четырех Сирий».
  3. Усиление политической вовлеченности – изменение позиции по отношению к Асаду и диалог с ним для уменьшения иранского влияния.

Выбор альтернативы израильской стратегии должен основываться на трех основных предпосылках.

«Во-первых, нынешнее состояние расчлененной и раздробленной Сирии в значительной степени отвечает израильским интересам по сравнению с «единой Сирией». Такая модель служит барьером для продолжения иранской экспансии на сирийской территории. Внутренние проблемы также ограничивают возможности режима по восстановлению армии, тем самым откладывая рост военной угрозы Израилю».

«Во-вторых, одновременно военный и гражданский вызов, исходящий от присутствия Ирана в Сирии, требует от Израиля комплексного ответа и использования арсенала военных инструментов в отношении гражданской сферы».

«Наконец, в нынешнюю эпоху на Ближнем Востоке, где «все со всеми разговаривают» – Израиль не должен остаться в стороне. Для Израиля целесообразно использовать свое положение и связи с державами, со странами Персидского залива и др., чтобы добиться авторитета, способного нанести ущерб иранскому влиянию в Сирии».

В INSS рекомендуют «реализацию второго варианта стратегии, который включает продолжение военных действий с одновременными попытками оптимизации «кампании между войнами» и повышения точности в районах, находящихся под контролем Асада. В то же время необходимо проводить активную политику, которая будет включать сотрудничество с государственными и негосударственными субъектами, имеющими влияние и контроль над остальной частью Сирии. При этом следует продвигать дипломатический диалог и изучать возможность передачи гуманитарной помощи соответствующим сторонам с целью оптимизации ущерба от деятельности Ирана и увеличения активов и влияния Израиля в регионе». При этом необходимо:

— «Продолжать координацию с США, которые сохраняют присутствие своих сил на востоке Сирии и на базе эт-Танф на юге страны, являясь барьером для иранского закрепления; поддерживать борьбу с ИГ во главе с США и американо-турецкий диалог для разрешения спора на турецко-сирийской границе.

— Сохранять механизм предотвращения конфликтных ситуаций с Россией, чтобы обеспечить свободу действий Израиля и предотвратить столкновение между странами.

— Налаживать сотрудничество и оказывать поддержку с помощью США курдскому району на северо-востоке Сирии.

— Что касается южной Сирии – расширять сотрудничество с Иорданией на основе общей проблемы, создаваемой иранским присутствием и контрабандой наркотиков и оружия из Сирии, наряду с изучением возможности развития диалога с местными сообществами».

[i] Strategic Analysis for Israel 2023 / INSS. https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2023/01/StrategicAssessment22-23_HEB_5-1.pdf

52.22MB | MySQL:103 | 0,634sec