Индонезия и решение афганской проблемы

Вновь назначенный министр иностранных дел Индонезии Марти Наталегава сообщил о намерении его страны играть более активную роль в осуществлении процесса перемирия в Афганистане. Министр сообщил журналистам 27 октября с.г., после встречи с президентом страны, что “Индонезия преисполнена идеей продвижения мира и процветания в охваченных чумой войны странах Южной Азии”. “Мы постоянно отслеживаем связанные с этим проблемы…. Первоначально мы хотим услышать, что афганцы в действительности ожидают от нас с тем, чтобы действовать в соответствии с их нуждами и интересами”, – заявил Наталегава на пресс-конференции, где присутствовал и посол Индонезии в Афганистане, специально вызванный в Джакарту президентом для консультаций. Вместе с тем, министр добавил, что на текущий момент не рассматривается вопрос о направлении индонезийских миротворческих сил в Афганистан, поскольку многонациональные силы в этой стране действуют в отсутствии мандата ООН на их миротворческую деятельность, а являются лишь Международными силами по стабилизации присутствующими в Афганистане в соответствии с санкцией Совета безопасности ООН. По его словам, до тех пор, пока положение будет таковым, участие Индонезии в военной операции в Афганистане рассматриваться не будет, и это возможно только при наличии мандата ООН на деятельность миротворческих сил. Министр добавил, что Индонезия, учитывая ее предшествующий опыт, могла бы способствовать достижению перемирия между враждующими сторонами и координировать действия других стран, выразивших желание приложить свои усилия в этом же направлении. (1)

Эти заявления были сделаны практически сразу же после очередной иногурации президента и назначении Наталегавы на должность министра иностранных дел. Столь решительный демарш индонезийского внешнеполитического ведомства после довольно длительного затишья, связанного, по всей вероятности, с президентской избирательной компанией, на которой Сусило Бамбанг Юдхойоно сохранил свой пост, вне всякого сомнения, заслуживает особого внимания. Безусловно, это говорит о том, что и во втором своем президентском сроке Юдхойоно намерен продолжать курс на возрастание роли и значимости Индонезии в исламском мире и мировом сообществе. Но не только это. Есть основания полагать, что на этом поприще он рассчитывает на существенную поддержку со стороны Соединенных Штатов. Об этом, свидетельствуют предшествующие события, и, в частности, визит в Индонезию главы американского внешнеполитического ведомства Х.Клинтон в феврале 2009 г. В преддверии этого визита Барак Обама начал свою компанию по восстановлению отношений США с исламским миром. Был предпринят ряд энергичных мер по повышению имиджа Соединенных Штатов в глазах мусульман. Свое первое интервью по телевидению Обама дал популярному арабскому каналу, базирующемуся в Дубае. Тональность интервью была подчеркнуто примиренческой. Президент США, обращаясь к мусульманам, в частности сказал: “Американцы не являются вашими врагами. ….Соединенные Штаты наделали много ошибок в прошлом.” Далее он высказал соображение относительно того, что нет оснований полагать, что те партнерские отношения, которые были между Соединенными Штатами и исламским миром 20 или 30 лет назад не могут быть восстановлены и что Америка готова смыть с себя какие-либо причины или же основания упрекать ее в высокомерии.(2) И все же выбор первого визита главы американского внешнеполитического ведомства в мусульманские страны после того как Барак Обама провозгласил курс на налаживание отношений с мусульманским миром пал на Индонезию, а не на Ближний Восток, где сконцентрированы основные проблемы США, связанные с исламским миром. Из этого можно сделать вывод о том, насколько осторожно новая администрация США подходит к решению задачи восстановления своих позиций в этом мире. Индонезия с ее статусом крупнейшей мусульманской страны, определенным авторитетом в исламском мире, репутацией последовательной сторонницы принципов терпимости , толерантности, а также демократизации исламских обществ может оказаться наиболее приемлемым партнером по налаживанию отношений США с исламским миром, своего рода окном в него, без ставки на силовые варианты, а делая акцент на решение проблем дипломатическим путем. Индонезии удалось осуществлять свой внешнеполитический дрейф в исламском мире и на Ближнем Востока без конфликтных ситуаций и сохраняя отношения с противоборствующими или же соперничающими сторонами. На текущем этапе в качестве посредника

или же промежуточного участника при решении многообразия противоречивых проблем исламского мира, включая Ближний Восток, Индонезия может устроить многих.

Не исключено, что то, что на первых этапах представляется Вашингтону трудно выполнимой задачей при непосредственном соприкосновении с теми, у кого американцы по признанию самого Обамы вызывают “упрек в высокомерии” или же с кем “Соединенные Штаты наделали немало ошибок в прошлом” может оказаться достижимым при посредничестве Индонезии. Возможно, такие настроения присутствуют и в Вашингтоне и в Джакарте. Х.Клинтон во время визита в Джакарту призывала Индонезию к наведению мостов между администрацией Обамы и исламским миром, к тому, чтобы служить своего рода “мягкой силой” решении глобальных проблем всего мусульманства. По всей вероятности, изложенные приготовления Индонезии по активизации деятельности в Афганистане были согласованы с Вашингтоном. Соединенные Штаты явно увязли в Афганистане, где ситуация для них приобретает тупиковый характер. Требуются новые неординарные решения, новые участники в разрешении конфликта, способные вывести противоборствующие стороны из вооруженного противостояния. Не исключено, что выбор при этом пал на Индонезию.

1. Jakarta Post, 28.10.2009

2. Jakarta Post, 02.02.2009

3. Southeast Asia, 18.03.2009

43.86MB | MySQL:92 | 0,978sec