Кризисные моменты американо-израильского сотрудничества

9 марта глава израильского правительства Б.Нетаньяху встретился с министром обороны США Л.Остином. Неделей ранее ближневосточное государство посетил председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал М.Милли. В дополнение к этому нельзя забывать о состоявшихся ранее масштабных совместных учениях вооруженных сил двух стран. При этом обращает на себя внимание то, что повышение частоты консультаций с представителями оборонных кругов Соединенных Штатов происходит на фоне откладывания переговоров на высшем уровне, хотя на этапе формирования своего кабмина лидер «Ликуд» неоднократно подчеркивал, что хотел бы многое сказать президенту Дж.Байдену, прежде всего по региональной проблематике.

Оба упомянутых ранее раунда консультацией (с министром обороны и с председателем Объединенного комитета начальников штабов), как минимум в открытой части дискуссии, материалы которой обнародовала израильская сторона, оказались сосредоточены на иранском вопросе. Так, в ходе общения с Л.Остином Б.Нетаньяху сообщил, что у Иерусалима и Вашингтона «есть общая повестка дня, направленная на предотвращение приобретения Ираном ядерного оружия и сдерживание иранской агрессии». В свою очередь, М.Милли, чей визит заранее не анонсировался, а в ходе поездки он не выступал с публичными заявлениями, со слов израильского министра обороны Й.Галанта отметил признание Белым домом того, что «необходимо постоянное сотрудничество, чтобы не допустить получением Ираном ядерного оружия».

Таким образом, из сказанного следует весьма заметное совпадение интересов двух стран в отношении ИРИ, которое косвенно подкреплено американским обещанием оказать ближневосточному партнеру отрытую военную поддержку, о чем свидетельствуют уже упомянутые совместные учения, сценарий которых навел военных обозревателей на мысль об отработке именно борьбы с иранской угрозой. Частично это действительно так, поскольку, с одной стороны, для администрации Дж.Байдена критически важно показать своим региональным союзникам сохранение присутствия США на Ближнем Востоке даже в условиях фокуса на украинском треке. Более того, Вашингтон пытается убедить Иерусалим избрать более ясную и желательно прозападную позицию в отношениях с Киевом и Москвой, при этом ссылаясь на опасность для Израиля от российско-иранского сближения. Это означает, что Белому дому необходимо продемонстрировать, что, если правительство Б.Нетаньяху ужесточит курс в адрес Кремля, тем самым обострив для себя иранский и сирийский вопросы, то получит взамен американскую поддержку.

Вместе с тем, если верить израильским журналистам, освещающим визит Л.Остина и ссылающимся на Й.Галанта, действительно глубокого понимания между сторонами нет. В частности, по некоторым данным, глава оборонного ведомства ближневосточной страны на переговорах с контрпартнером, как минимум дважды указал на то, что власти его страны прорабатывают различные сценарии реагирования на иранскую агрессию, под чем он подразумевал и опцию действовать самостоятельно без внешней поддержки, если уровень риска будет сочтен критическим. Более того, описывая ключевые задачи для своего кабмина, после вступления в должность Б.Нетаньяху указывал на недоверие к Западу, который способен откатить все назад и вернуться к переговорам по возобновлению СВПД, поскольку нынешняя стратегия в отношении ИРИ в действительности основана не опасениях относительно ядерных амбиций Тегерана, а на силовом подавлении протестов, которые еще и затрагивают гендерную повестку, а также на российско-иранских контактах.

В результате, появилась версия, что посещение Израиля сразу двумя высокопоставленными представителями оборонных кругов США в течение короткого временного интервала обусловлено уже взволнованностью американской администрации, не исключающей, что правительство Б.Нетаньяху может принять решение атаковать Иран, чуть ли не превентивно. Развитие событий по такому сценарию, в свою очередь, не позволит Белому дому продолжать концентрировать свои усилия на Украине, а также предпринимать шаги по сдерживанию КНР, поскольку вместо этого придется вновь вернуться на Ближний Восток.

Логика в подобных рассуждениях израильских обозревателей, безусловно, есть, но, нельзя не учесть и то, что риторика Л.Остина существенно отличается от того, как вел себя в Иерусалиме М.Милли. Последний довольно конструктивно общался с представителями принимающей стороны, концентрируясь на Иране. А вот глава Пентагона, наоборот, помимо того, что не скрывал расхождений по иранской повестке, обратился еще к трем чувствительным темам – палестинской, израильской внутриполитической и украинской. В первом случае Л.Остин предположительно призвал правительство Б.Нетаньяху сделать все возможное для стабилизации ситуации, в то время как власти самого ближневосточного государства высказали намерение продолжать решительную борьбу с терроризмом. Во втором случае министр обороны США и вовсе обратился к проблеме, находящейся вне его компетенции, а именно судебной реформе и демократическим ценностям. Помимо этого, по некоторым данным, Л.Остин указал на то, что Израилю следует перейти от гуманитарной помощи Украине к поддержке ее посредством вооружений.

В целом два рассмотренные визита представителей оборонных кругов Соединенных Штатов свидетельствуют о непоследовательности стратегии Дж.Байдена в отношении Израиля, которая лишь усугубляет и без того непросто складывающийся диалог правительства Б.Нетаньяху с администрацией президента-демократа. С одной стороны, Вашингтон хочет от Иерусалима сближения позиций по Украине, в некоторой степени демонстрируя, что готов в ответ оказать своему ближневосточному союзнику расширенную поддержку в случае обострения региональной напряженности. С другой стороны, Белый дом продолжает отправлять страну все новых и новых высокопоставленных должностных лиц, разъясняющих Б.Нетаньяху то, какой должна стать его внутренняя политика и политика безопасности. При этом, судя по всему, избрание Л.Остина в качестве нового посланника США стало своего рода сигналом, что доведение правовой реформы до конца при обострении палестинского вопроса способно привести к отмене американских обещаний по проблеме ИРИ.

Любопытен и еще один факт, заключающийся в том, что Й.Галант стал в глазах Соединенных Штатов умеренной политической фигурой, подходящей для диалога. Впрочем, данное допущение вызывает сомнения, если взглянуть на предшествующий опыт министра обороны Израиля. Некогда вследствие петиции в Верховный суд и последовавшего за ней разбирательства, ему не удалось занять пост начальника Генштаба ЦАХАЛа. Затем по тем же причинам сразу после выхода в запас ему пришлось отказаться от должности главы Управления аэропортов. В результате, складывается ощущение, что у данного политика имеются веские причины быть среди сторонников судебной реформы.

52.13MB | MySQL:103 | 0,444sec