О конкурентной борьбе китайских и южнокорейских оружейников на аравийском и североафриканском рынке ВВТ

Анализ публикаций в китайских специализированных военно-технических источниках позволяет утверждать, что в последние три года отмечается повышение уровня конкурентной борьбы между предприятиями оборонно-промышленного комплекса Китайской Народной Республики и Республики Корея в аравийском секторе международного рынка вооружений, особенно в аспекте вооружений и военной техники (ВВТ) для подразделений сухопутных войск и ПВО.

К одному из ключевых примеров этой конкурентной борьбы следует отнести соперничество между китайской корпорацией НОРИНКО и южнокорейской Hanwha Defense, которые являются ведущими разработчиками и производителями ВВТ для СВ в своих странах. Как известно, в 2017 г. представители СВ ВС Объединенных Арабских Эмиратов подписали с южнокорейской компанией Hanwha Defense контракт на поставку дивизиона универсальной реактивной системы залпового огня К239 Chunmoo (12 боевых машин) с возможностью пакетного перезаряжания разнокалиберными боеприпасами. Боевая техника была поставлена в ОАЭ в 2019 г.

Рассматриваемая РСЗО представляет собой дальнейшее развитие концепции высокомобильной крупнокалиберной реактивной артиллерии, которая вполне оправдала себя в рамках СВО. Основное отличие К239 от американской М142 и М270 состоит в применении колесного шасси с формулой 8х8, которое обеспечивает возможность пусков боеприпасов в калибрах 130, 230, 240 мм, а также оперативно-тактических ракет KTSSM  (калибр 600 мм.) в количестве 40, 12,12 и 2, соответственно.

Согласно имеющейся информации, представители ОПК РК ведут переговоры с военно-политическим руководством Королевства Саудовская Аравия и Арабской Республики Египет с целью продвижения модификации К239, предназначенной под пуски ОТР KTSSM. Южнокорейские специалисты в настоящее время ведут работы над второй модификацией данной ракеты с улучшенными характеристиками.  В данном аспекте отметим, что только Эмират Катар располагает ОТРК ВР-12А китайского производства, тогда как соседи по Аравийскому полуострову ограничиваются покупкой крупнокалиберных РСЗО.

В настоящее время только китайский концерн НОРИНКО производит аналогичную РСЗО под обозначением SR-5, которую ВС ОАЭ приняли на вооружение после того, как приобрели южнокорейскую К239. Однако необходимо учитывать, что китайская РСЗО позволяет вести огонь боеприпасами калибра 122 или 220 мм. Конструктивная особенность состоит в том, что на одной боевой машине возможно разместить только один пакет с реактивными боеприпасами указанных калибров, тогда как К239 благодаря большей грузоподъемности позволяет размещать два комплекта снарядов, что положительно сказывается на боевых возможностях артиллерийских подразделений при выполнении боевой задачи.

Необходимо учитывать гибкость южнокорейских оружейников, которые достаточно часто соглашаются с запросами покупателей и разрешают использовать другие колесные шасси для размещения тех или иных образцов ВВТ. Кроме того, следует отметить низкую стоимость боеприпасов калибров стандартных для НАТО в сравнении с продукцией ОПК Европы и США. По некоторым данным, специалисты  ВС АРЕ и КСА также рассматривают возможность приобретения дивизионных комплектов РСЗО К239 Chunmoo.

Следующим примером жесткой конкурентной борьбы ОПК КНР и РК является контракт южнокорейской Samsung Techwin с СВ ВС АРЕ общей стоимостью 1,6 млрд долл. США на поставку 100 самоходных артиллерийских установок К-9 с одновременной организацией центра по ремонту и обслуживанию данного образца самоходной ствольной артиллерии. Следует отметить, что ВС многих государств заинтересованы в приобретении САУ с орудием калибра 155 мм именно южнокорейского производства, поскольку география и количественные показатели поставок указывают на высокое качество К-9.

К настоящему моменту южнокорейским оружейниками удалось продать около 500 САУ данной модели в такие страны как Турция, Индия, Филиппины, Польша, Эстония и Норвегия, что указывает на возможность эксплуатации К-9 в самых экстремальных условиях. Как известно, Турция даже приобрела лицензию на самостоятельный выпуск данных САУ с последующим самостоятельным развитием.

Следует отметить, что САУ PLZ-05 китайского производства пока не набрали такую популярность в мире. В этом аспекте следует обратить внимание, что южнокорейские инженеры и конструкторы уже обнародовали план по модернизации К-9, согласно которому к 2030 г. будет создана полностью безэкипажная САУ. Кроме того, определенную конкурентную угрозу представляют разработки специалистов ОПК РК в области активно-реактивных боеприпасов с увеличенной до 80 км дальностью пуска.

Третьим примечательным примером конкурентной борьбы стал контракт стоимостью 3,36 млрд долл. США между Командованием ПВО ОАЭ и южнокорейскими компаниями LIG Nex1 и Hanwha Defense на поставку зенитно-ракетного комплекса средней дальности M-SAM2 Cheongung-2, который был разработан южнокорейскими конструкторами в рамках программы Iron Hawk-2 в кооперации с российским «Алмаз-Антей» в качестве замены устаревшего ЗРК MIM-23 HAWK, которые также стоят на вооружении ОАЭ. Достоверно известно, что ОПК КНР участвовал в тендере ПВО ОАЭ с комплексом LY-80 (экспортная версия «Красного знамени-16В»), который принят на вооружении подразделений ПВО Исламской Республики Пакистан.

Достоверно известно, что военно-политическое руководство ОАЭ намерено серьезно повысить боевые возможности подразделений ПВО и даже сформировать рубеж противоракетной обороны. Официальный Абу-Даби рассматривает возможность приобретения американской системы THAAD или израильской Arrow-3.

В дополнение к вышесказанному отметим, что в рамках выставки IDEX-2023 южнокорейская компания HYUNDAI ROTEM представила масштабную модель основного боевого танка К2МЕ – модифицированная версия К2 «Черная пантера» — с учетом опыта применения ВСУ и ВС РФ основных боевых танков в рамках СВО. Следует отметить, что аравийские военные пристально наблюдают за применением образцов ВВТ на полях сражений СВО и, в первую очередь, они интересуются у производителей вооружения учетом особенностей современного вооруженного конфликта. Представители HYUNDAI ROTEM отмечают, что модификация К2МЕ получила дополнительную композитную броню, блоки которой полностью закрывают переднюю проекцию и значительную долю боковых проекций корпуса, а также опоясывают башню. Увеличения уровня баллистической защиты привело к росту снаряженной массы данного ОБТ до 60 тонн.

Кроме указанных примеров укажем на перспективную НИОКР ОАЭ и РК по разработке двухдвигательного (турбовентиляторные двигатели) среднего транспортного самолета, предназначенного для перевозки личного состава и легкобронированной техники ВС ОАЭ.

Подводя итог, представляется возможным предположить дальнейший рост конкуренции между ОПК РК и КНР за тендеры ВС аравийских монархий, поскольку большинство стран Аравийского залива своевременно осуществляют платежи за поставляемую технику или же могут поставлять нефть и газ с существенными скидками, что крайне важно для официального Пекина и Сеула.

52.22MB | MySQL:103 | 0,484sec