О турецких подходах к развитию БПЛА: достижения, проблемы и извлеченные уроки

Долгое время США и Израиль не просто были лидерами в создании средневысотных беспилотных аппаратов большой продолжительности полета (MALE), но фактически имели дуополию в этой сфере на мировом рынке. Вместе с тем, развитие и распространение технологий позволило целому ряду стран также поставить перед собой и успешно решить задачу выхода на этот рынок со своими собственными решениями. В настоящее время одной из четырех стран, которые практически покрывают потребности всего мира в беспилотных системах MALE-класса, стала Турция.

Интерес к оснащению Вооруженных сил Турции современными тяжелыми системами БПЛА проявился в начале 2000-х гг. В военных и политических кругах страны изначально существовало понимание того, что создание собственных решений в этой области, очевидно, будет не быстрым. И чтобы временно закрыть пустующую нишу, на начальном этапе было решено положиться на импорт.

В 2005 году было подписано соглашение о закупке 10 беспилотников у Израиля. В пакет, в частности, вошли системы Heron. Контракт планировалось завершить в 2008 году. Однако включение в проект турецкой компании Aselsan послужило одной из причин возникновения задержек в исполнении контракта. К намеченному сроку Турция получила только первые два беспилотника. Два года спустя турецко-израильские отношения резко ухудшились на фоне активизировавшегося конфликта активистов движения Free Gaza Movement с Армией обороны Израиля, что не могло не отразиться и на совместной беспилотной программе.

До некоторой степени альтернативой израильским беспилотникам стало применение полученных на условиях аренды американских беспилотных систем Predator. Однако наличие в войсках зарубежных беспилотников не охладило желания Турции реализовать собственный проект в этой сфере, обеспечив национальные Вооруженные силы технологическим решением, не зависящим от политической конъюнктуры.

Первоначально основные надежды турецкого руководства были связаны с разработками авиастроительного концерна Turkish Aerospace Industries (TAI, Türk Havacılık ve Uzay Sanayii A.Ş.). Именно этой фактически государственной компании было поручено создание перспективного турецкого беспилотника TIHA (Turk Insansız Hava Araci – «турецкий беспилотный летательный аппарат»). Позднее новому БПЛА присвоили наименование Anka – по названию волшебной птицы из тюркской мифологии, из-за чего этот беспилотник часто именуют «Феникс».

Anka

Внешне БПЛА Anka похож на аппарат Hermes 900 израильской компании Elbit Systems – близкая по очертаниям форма фюзеляжа, прямое крыло большого удлинения, V-образное хвостовое оперение. При этом турецкий беспилотник существенно тяжелее израильского – 1600 кг против 970 кг, но может нести только 200 кг полезной нагрузки.

БПЛА Anka способен выполнять полеты продолжительностью до 24 ч на высотах до 9000 м. Его радиус действия по радиоканалу прямой видимости составляет до 250 км, а при использовании спутникового канала (модификация Anka-S появилась позднее) – практически неограничен. На борту БПЛА размещается оптико-электронная система наблюдения, в дополнение к ней может устанавливаться РЛС с синтезированной апертурой, а также вооружение. В частности, БПЛА способен нести созданные турецкой компанией Roketsan высокоточные корректируемые бомбы MAM-C или боеприпасы MAM-L с лазерной полуактивной системой наведения.

 

Стоит отметить, что путь создания современных систем БПЛА оказался для компании непростым и потребовал существенно больших затрат, в том числе и времени, чем представлялось первоначально. Испытания первых трех опытных образцов были завершены только к середине 2011 года. В 2012-м началось серийное производство Anka-А для ВВС Турции, а 20 января 2013 года турецкое военное ведомство завершило приемочные испытания. В дальнейшем возможности БПЛА постепенно наращивались, однако в целом реализация программы шла весьма невысокими темпами.

Кроме того, эта система не оправдала и связывавшиеся с ней существенные экспортные ожидания. Саудовская Аравия так и не подписала планировавшийся контракт по закупке БПЛА Anka, Египет расторг имевшийся контракт в силу политических разногласий. На настоящий момент известно только о поставке шести БПЛА Anka в Тунис весной 2020 года. Стоимость сделки составила порядка 240 млн долл.

Некоторым сюрпризом стало то, что в непростую сферу создания тяжелых систем БПЛА решила войти частная турецкая компания Baykar. Имеющийся не вполне удовлетворенный интерес турецких военных к беспилотникам MALE-класса, разумеется, давал определенные надежды другим компаниям-разработчикам, однако высокотехнологичность разработок и их высокая стоимость резко ограничивали количество возможных претендентов.

При этом стоит учесть, что фирма Baykar изначально специализировалась на производстве автомобильных компонентов. К началу 2000-х гг. руководство компании решило попробовать свои силы в ряде перспективных направлений, включая робототехнику, системы управления и беспилотные летательные аппараты. Однако скачок от создания легких малоразмерных БПЛА к системам класса MALE выглядел весьма авантюрно.

Bayraktar

Работы по проекту версии БПЛА Bayraktar TB2 (в переводе с турецкого – «знаменосец») начались в компании Baykar в 2011 году. Комплекс изначально виделся как относящийся к верхней границе тактического класса. Однако постепенное повышение его характеристик позволило разработчикам вывести его в категорию MALE (для удобства можно условно обозначить ее как low-MALE).

Беспилотный аппарат с прямым крылом большого удлинения размахом 12 м построен из композиционных материалов по двухбалочной схеме с хвостовым оперением в виде перевернутой V. Максимальная взлетная масса беспилотника составляла 650 кг в первоначальном варианте и впоследствии, по имеющимся данным, была повышена до 700 кг. БПЛА оснащается поршневым двигателем разработки австрийской компании Rotax (принадлежит канадской Bombardier Recreational Products).

Bayraktar способен совершать полеты продолжительностью до 24 ч, неся до 150 кг полезной нагрузки, как разведывательной, так и ударной. Что касается первой, она представлена многоканальной оптико-электронной системой наблюдения MX-15D с лазерным дальномером и целеуказателем канадской компании Wescam. В состав второй входят легкие управляемые авиабомбы с лазерным наведением MAM-L, созданные компанией Roketsan специально для БПЛА, а также их уменьшенный вариант MAM-C массой 6,5 кг с боевой частью осколочно-фугасного, бронебойного и зажигательного действия.

Впервые в воздух Bayraktar TB2 поднялся в августе 2014 года, а в декабре 2015-го успешно прошло испытание его вооружения. С тех пор в силовые структуры Турции было поставлено не менее 75 единиц этих БПЛА, то есть по крайней мере вдвое больше, чем БПЛА Anka. Они использовались, в том числе, в операциях Вооруженных сил Турции против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) и курдских Отрядов народной самообороны.

Применялись «Байрактары» и в Ливии, в боевых действиях против подразделений Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара. В Сирии Вооруженные силы Турции масштабно задействовали эти БПЛА в качестве ключевого оперативного элемента огневой поддержки, наблюдения и разведки в ходе операции «Весенний щит» в Идлибе в феврале 2020 года.

Что касается экспортных поставок, первым иностранным покупателем стал Катар, который в 2018 году приобрел комплекс с шестью БПЛА, двумя НСУ и прочими сопутствующими подсистемами и оборудованием. Следом за Катаром в 2019 году аналогичный заказ сделала Украина. Позднее Киев продолжил сотрудничество – в 2021 году были закуплены дополнительные БПЛА, а также заключено соглашение об их лицензионном производстве на территории страны.

В 2020 году БПЛА Bayraktar приобрела и еще одна бывшая советская республика – Азербайджан. Условной рекламой для этих машин стало то, что уже осенью того же года они активно использовались в ходе боевых действий в Карабахе. Оценить реальный эффект применения «Байрактаров» в этом конфликте непросто – азербайджанская пресса превозносила их удачи, а недостатки от общественности были скрыты.

Менеджмент компании Baykar сумел использовать такое положение дел, конвертировав сложившуюся позитивную репутацию в дальнейший маркетинговый успех на международном рынке. В мае 2021 году министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак заявил о предстоящем заключении контракта на закупку для Вооруженных сил Польши 24 БПЛА Bayraktar TB2. В апреле президент Сербии Александр Вучич сообщил, что во время переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом просил поставить Сербии системы Bayraktar TB2. А следом за Сербией также в апреле похожее заявление сделал министр обороны Словацкой Республики Яро Надь.

На территории бывшего СССР пользователями БПЛА Bayraktar TB2, помимо Азербайджана и Украины, стали также среднеазиатские Кыргызстан и Туркменистан. Перечень заказчиков из стран Азии дополняют Пакистан и Катар. Немал и список эксплуатантов «Байрактаров» из Африки, куда входят Джибути, Нигер, Нигерия, Мали, Эфиопия и ряд других стран.

Akinci

В развитие системы Bayraktar TB2 компания Baykar создала существенно более тяжелый разведывательно-ударный аппарат Bayraktar Akinci, или просто Akinci (в переводе с турецкого – «нападающий»). Компания Baykar часто причисляет его к классу высотных БПЛА большой продолжительности полета (HALE), однако более правильно относить его к той же категории, что и израильский Reaper, – то есть тоже к MALE, пусть и к верхней планке (условно обозначим ее high-MALE).

Аппарат построен по нормальной аэродинамической схеме с крылом большого удлинения типа «чайка» размахом 20 м и классическим хвостовым оперением. Фюзеляж имеет S-образную форму, в конструкции машины широко применяются современные композиционные материалы. Максимальная взлетная масса аппарата первоначально составляла 4500 кг, однако впоследствии подросла до 5500 кг.

Силовая установка Akinci включает два турбовинтовых двигателя АИ-450Т украинской компании «Мотор Сич» с пятилопастными тянущими воздушными винтами, расположенные под консолями крыла. Запас топлива позволяет БПЛА выполнять полеты продолжительностью более 24 ч, работая на высотах до 12 200 м.

Разведывательная составляющая полезной нагрузки БПЛА включает многоканальную оптико-электронную систему наблюдения и прицеливания CATS (Common Aperture Targeting System) с лазерным дальномером-целеуказателем, разработанную турецкой компанией Aselsan, и многоцелевую РЛС с активной фазированной антенной решеткой. Кроме того, во внешнем контейнере БПЛА может быть размещена дополнительная аппаратура, например, радиоэлектронной борьбы.

Akinci может не только вести воздушную разведку на больших дистанциях, но еще и наносить мощные удары по стационарным и подвижным целям противника. При этом компания-разработчик говорит даже о возможности атаковать в том числе и воздушные цели. Внутри фюзеляжа и на узлах внешней подвески Akinci способен нести полезную нагрузку массой до 1350 кг.

Состав вооружения может включать те образцы, что предусмотрены для Bayraktar TB3, а кроме того, еще крылатую ракету большой дальности SOM-A разработки Научно-исследовательского и конструкторского института оборонной промышленности Совета Турции по научно-техническим исследованиям TÜBİTAK-SAGE, а также американские авиабомбы MK-81, MK-82, MK-83. Кроме того, рассматривается возможность использования ракет класса «воздух-воздух» Gokdogan и Bozdogan.

2 ноября 2019 года на аэродроме Чорлу в провинции Текирдаг на северо-западе Турции состоялись первые рулежки и пробежки БПЛА по взлетно-посадочной полосе. Наконец, 6 декабря того же года Akinci впервые поднялся в воздух, совершив полет продолжительностью 16 минут. В апреле 2021 года начались испытания БПЛА с вооружением на борту. В частности, тогда были выполнены первые сбросы корректируемых авиабомб MAM-C и MAM-T, успешно поразивших наземные цели.

БПЛА Akinci используются в сухопутных войсках и ВВС Турции. Кроме того, известно и о зарубежных контрактах. В конце июня прошедшего 2022 года Пакистан заказал партию турецких БПЛА, включая Akinci. Таким образом, Пакистан станет одним из первых зарубежных эксплуатантов Akinci. Следом за Пакистаном в октябре 2022 года председатель Комитета национальной безопасности Кыргызстана Камчибек Тасиев сообщил, что его страна также примет на вооружение беспилотные системы Akinci. Общее количество заказанных БПЛА неизвестно, предполагается, что будет поставлено не менее четырех единиц.

Anka-2 Aksungur

Как и в случае с линейкой беспилотников компании Baykar, концерн TAI также продолжил работы над семейством беспилотников Anka, дополнив его более тяжелой моделью. Аппарат, созданный на базе БПЛА Anka-S, получил название Anka-Aksungur, или Anka-2. Работы велись в рамках программы YFYK – (Yüksek Faydalı Yük Kapasiteli, или ANKA-2).

В отличие от основоположника семейства, БПЛА Aksungur выполнен по двухбалочной схеме. Максимальная взлетная масса аппарата составляет 3300 кг, а размах высоко расположенного крыла достигает 24 м. Под консолями крыла размещены двигатели с тянущими винтами. На начальных версиях БПЛА, по-видимому, используются двигатели иностранного производства, а в перспективе должны быть установлены два поршневых двигателя PD-170 разработки турецкой двигателестроительной компании TEI мощностью 170 л. с. каждый.

Максимальная продолжительность полета БПЛА превышает 24 ч. Сообщалось, что он будет иметь рабочую высоту полета 6100–7600 м, при этом практический потолок должен составить 12 200 м. Связь может осуществляться по спутниковому каналу через турецкие спутники TURKSAT.

Максимальная масса полезной нагрузки, согласно имеющимся данным, составляет 750 кг. В ее составе – аппаратура разведки и наблюдения турецкого производства компании Aselsan, а также вооружение. Последнее может включать бомбы с лазерным наведением TEBER-81, TEBER-82 и HGK-3, противотанковые ракеты с лазерным наведением L-UMTAS и Roketsan Cirit, а также уже знакомые малоразмерные высокоточные боеприпасы MAM-L, MAM-C.

20 марта 2019 года опытный образец БПЛА ANKA Aksungur выполнил свой первый полет, который продолжался около 4,5 ч и завершился успешной посадкой в автоматическом режиме. Летные испытания с применением бортового вооружения были начаты в сентябре 2020 года.

ВВС Турции, по некоторым данным, имеют в своем арсенале три БПЛА Aksungur. В октябре 2021 года появились сообщения относительно того, что военно-морские силы Турции приняли на вооружение эти БПЛА Aksungur и первая партия этих систем уже поступила в распоряжение турецкого флота, возможности которого они призваны существенно повысить. Имеются также и экспортные перспективы. Так, в октябре 2022 года стало известно о том, что для ВВС Алжира заказано шесть БПЛА Aksungur.

Заключение

Как видно, наибольшие успехи Турции в сфере развития беспилотной авиационной техники, в том числе достижения в занятии части международного рынка, связываются с компанией Baykar и ее разработками. Кто-то мог бы указать на то, что немаловажную роль в развитии и достижении успехов этой частной компании сыграла удачная свадьба Сельчжука Байрактара, одного из сыновей ее основателя, и младшей дочери президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Это, безусловно, обеспечило существенный импульс для развития Baykar. Однако было бы большим упрощением считать, что это единственная причина ее успехов.

В компании Baykar чрезвычайно грамотно распорядились появившимися у них в 2016 году возможностями и создали достаточно сбалансированную систему, имеющую свою нишу на рынке. Необходимо отдать должное владельцам и менеджменту компании: не менее успешно они продолжили работать и в дальнейшем, после получения первых заказов от национальных вооруженных сил. Успех в реализации проекта Bayraktar TB2 обеспечил приток финансовых средств в компанию, что в свою очередь позволило ей инвестировать в перспективные разработки.

Что касается еще одной турецкой компании, вовлеченной в работы по тематике систем БПЛА, – TAI: для нее успехи конкурента стали хорошим стимулом. Появление близких и формально конкурирующих разработок дало TAI возможность спокойно, без излишнего прессинга со стороны военных завершить работы по своему БПЛА Anka, а также способствовало ускорению работ по созданию более тяжелых беспилотных систем.

Кроме того, реализация турецких программ создания беспилотников стимулировала поиск международных контактов и формирование широкой кооперации с привлечением ряда фирм с мировыми именами, что, безусловно, стало ценным опытом для местных разработчиков. А те неблагоприятные политические факторы, с которыми временами сталкивались как власти Турции, так и разработчики БПЛА, дали импульс работам по замещению импорта, что в свою очередь привело к существенному развитию местных компетенций.

Небезынтересно отметить и тот факт, что успехи компании Baykar привели к кумулятивному эффекту в турецкой оборонной промышленности в целом. Они показали возможность создавать не только в отдельно взятой компании, но и в стране в целом профессиональные коллективы разработчиков, которые могут развивать конкурентоспособные на мировом рынке технические решения. Появление веры в собственные силы – немаловажный фактор обеспечения дальнейших успехов и роста амбиций турецкого ОПК.

52.25MB | MySQL:103 | 0,480sec