Американские эксперты о восстановлении отношений Сирии с КСА и другими арабскими странами

Саудовская Аравия и Сирия согласились вновь открыть свои посольства после 11-летнего перерыва в дипломатических отношениях. Правительства двух стран «готовятся вновь открыть посольства после Ид аль-Фитр», сообщил Reuters правительственный саудовский источник, имея в виду празднование окончания священного месяца Рамадан. Этот шаг последовал за восстановлением связей между Саудовской Аравией и Ираном, ближайшим союзником Сирии в регионе, ранее в этом месяце. По данным саудовского дипломатического  источника, это решение стало результатом переговоров в Саудовской Аравии с высокопоставленным сирийским представителем и оно представляет собой важный шаг вперед в процессе постепенной  реинтеграции Сирии обратно в ЛАГ после многих лет изоляции. По ряду данных, это был Махер Асад,  младший брат президента Сирии и командующий 4-ой бронетанковой дивизии, который посетил Саудовскую Аравию и согласовал условия королевства для нормализации. Ранее президент Сирии Башар Асад посетил ОАЭ, что стало его вторым визитом в страну с момента восстановления связей в 2018 году. Визит последовал за его поездкой в Оман в прошлом месяце. Сирийский чиновник, выступая на условиях анонимности, заявил: «Ситуация становится все ближе. Сделка Саудовской Аравии с Ираном, безусловно, является еще одним препятствием на пути к большему возобновлению взаимодействия. Саудовская Аравия является ключевым арабским государством». После двух мощных землетрясений в Турции, унесших жизни более 6000 человек в соседней Сирии 6 февраля, саудовский самолет с гуманитарной помощью приземлился в прошлом месяце в аэропорту Алеппо с продуктами питания и медицинским оборудованием, что стало первым подобным рейсом за 11 лет. Саудовские официальные лица в аэропорту заявили в тогда, что операция «была проведена по прямому приказу короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза и наследного принца Мухаммеда бен Сальмана». Между тем, ранее в этом месяце министр иностранных дел КСА заявил, что активизация взаимодействия с Сирией может проложить путь к возвращению Дамаска в ЛАГ: «Для решения этих проблем необходимо взаимодействие. И это вполне может привести в конечном итоге к возвращению Сирии в Лигу арабских государств».

В этой связи американские эксперты указывают, что двенадцатая годовщина общенационального восстания в Сирии, вызванного более широкими восстаниями «арабской весны» в нескольких странах региона, стала свидетелем активизации региональных усилий по выводу режима президента Сирии Башара Асада из изоляции.   Глобальная изоляция Асада в сочетании со многими конкурирующими программами, преследуемыми внешними заинтересованными сторонами, значительно осложнила поддерживаемые ООН усилия по оказанию помощи сотням тысяч сирийских жертв землетрясения 6 февраля 2023 года. Признание международным сообществом того, что сирийский народ был в значительной степени одинок, столкнувшись с катастрофическими последствиями землетрясения, ускорило многолетние усилия региона по примирению с режимом Асада. После землетрясения министры иностранных дел Иордании и Египта совершили свои первые визиты в Дамаск после восстания 2011 года, а многие арабские государства предоставили гуманитарную помощь сирийскому народу, включая Саудовскую Аравию, которая координировала с Сирийским Красным Полумесяцем доставку помощи на контролируемую режимом территорию для распределения правительством Асада. Но это стихийное бедствие только было поводом. Еще до землетрясения многие региональные заинтересованные стороны уже пришли к выводу, что продолжение изоляции режима Асада не помогает его противникам и не заставляет Асада уменьшать свою зависимость от Тегерана.  ОАЭ давно выступают за сближение с  Асадом в качестве  оптимального инструмента для уменьшения влияния Ирана в Сирии, и принимали президента Башара Асада и его жену Асму в Абу-Даби. Этот визит был отмечен большим количеством протокольных церемоний, чем его предыдущий визит; самолет президента Асада был встречен эмиратскими истребителями, и в  королевском дворце его встретил лично президент ОАЭ шейх Мухаммед бен Заид Аль Нахайян.  На Мюнхенской конференции по безопасности в феврале министр иностранных дел КСА принц Фейсал бен Фархан Аль Сауд заявил, что в арабском мире формируется консенсус о том, что изоляция Сирии не работает и необходим диалог с Дамаском, особенно для решения тяжелой гуманитарной ситуации в Сирии. Членство Сирии в Лиге арабских государств было приостановлено в 2011 году после того, как Асад использовал сирийскую армию против народного восстания, но КСА и правительства других арабских стран уже давно начали обсуждать условия, при которых членство Сирии в ЛАГ может быть восстановлено. Некоторые региональные эксперты связывают реинтеграцию Сирии с ослаблением Асадом своих связей с Тегераном и поддерживаемой Ираном ливанской «Хизбаллой», а также с созданием условий для возвращения сирийцев, бежавших от гражданской войны. Несмотря на примирение Ирана с Саудовской Аравией в рамках соглашения от 10 марта при посредничестве Китая, Тегеран и его региональные союзники, такие как «Хизбалла», йеменские хоуситы, иракские шиитские ополченцы и другие группировки, остаются противниками нескольких арабских государств (именно нормализация отношений КСА с Ираном и стала ключевым поворотным пунктом этого сближения, а совсем не «дистанцирование» Дамаска от Тегерана – авт.) .

Как и арабские лидеры,  президент Турции Р.Т.Эрдоган, похоже, склонился к признанию того, что Асад не будет отстранен от власти в обозримом будущем. Российская дипломатия на этом направлении начала приносить плоды в декабре прошлого года, когда министры обороны Сирии и Турции встретились в Москве для своих первых переговоров с начала сирийской войны. Дипломаты ожидают, что министры иностранных дел Сирии и Турции встретятся в ближайшие недели. Однако, оценивая ожидания скорейшего сирийско-турецкого саммита, Асад, находясь в Москве, повторил, что не встретится с Эрдоганом, пока Турция не прекратит свою «оккупацию» Северной Сирии. В то же время, по сообщениям, Москва четко реагирует за растущее сближение Израиля с Украиной, включая поставки Киеву технологий беспилотных летательных аппаратов, запросив обсуждение Советом Безопасности ООН 17 марта ударов, которые Израиль периодически проводит  по иранским и связанным с ним целям в Сирии. Израиль и Россия долгое время координировали свои действия в воздушном пространстве Сирии, чтобы избежать каких-либо столкновений. Россия будет председательствовать в Совете Безопасности ООН в апреле (на основе графика регулярной ротации, в соответствии с алфавитным порядком, среди членов Совета), с позиции, с которой Москва может оказать дополнительное давление на Израиль за его атаки в Сирии, направленные против иранских активов.

Стремление арабских союзников Соединенных Штатов вывести Сирию из кризиса подчеркивает пределы сближения при посредничестве Китая между главными соперниками на Ближнем Востоке, Саудовской Аравией и Ираном. Ожидаемое восстановление дипломатических отношений между КСА и Ираном  недостаточно  для уменьшения геополитического давления и восстановления доверия. В лучшем случае, соглашение при посредничестве Китая устанавливает барьеры для предотвращения выхода регионального соперничества из-под контроля, что является принципом политики Китая в отношении Ближнего Востока (обратим внимание на этот очень нервный вывод американских экспертов, что говорит о том, как Вашингтон в реальности  реагирует на все эти события – авт.). Соглашение между Саудовской Аравией и Ираном также является упражнением в выживании иранского режима. Это потенциально позволяет двум странам преследовать свои экономические цели, не сдерживаемые региональной напряженностью. Для Саудовской Аравии это означает диверсификацию и реструктуризацию экономики королевства, в то время как Иран стремится компенсировать влияние жестких санкций США.

Это была точка зрения американских экспертов из Вашингтона, а вот такие же американские эксперты из Института ближневосточных исследований Сингапура имеют несколько иную точку зрения на это, что логично, поскольку они не входят в орбиту влияния демократов или республиканцев, а следовательно – ангажированы в меньшей степени. Они отмечают также, что   цель противодействия Ирану в Сирии прямо указана в арабском предложении по возвращению президента Сирии Башара Асада в арабское и международное юридическое поле. Если Сирия, Соединенные Штаты и Европа примут его, это положит начало политическому процессу, который может привести к тому, что сирийское правительство станет менее лояльным Ирану. Это также установило бы арабское военное присутствие в Сирии, призванное помешать Ирану расширить свое влияние под видом обеспечения возвращения беженцев. Для Асада главным призом в этом случае являются десятки миллиардов долларов, необходимых для восстановления его разрушенной войной страны и смягчения гуманитарных последствий разрушительных землетрясений на севере Сирии в прошлом месяце. Тем не менее, потенциальные инвестиции стран Персидского залива, вероятно, столкнутся с препятствиями. Санкции США, которые препятствуют России и Ирану, также создают барьеры для Саудовской Аравии и ОАЭ,  Более того, противодействие иранскому влиянию в Сирии должно выходить за рамки торговли и инвестиций в физическое восстановление. Иран за эти годы накопил значительную мягкую силу, сосредоточившись на внедрении себя в сирийскую культуру и образование, предоставлении социальных услуг и религиозной прозелитизации. Между тем, Китай ясно дал понять, что его интересы носят коммерческий характер и далее ограничены аспектами восстановления Сирии, которые служат его геополитическим и геоэкономическим целям.

Отклонение президентом Сирии просьбы России о встрече со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом предполагает, что он будет в равной степени против ключевых элементов арабского предложения. Несмотря на это, арабский нажим потенциально дает Соединенным Штатам и Европе возможность установить разумный баланс между их высокими моральными, этическими принципами и правами человека и менее пикантными непредвиденными обстоятельствами реальной политики. Условия арабского предложения о возвращении Сирии в международное сообщество после десятилетия жестокой гражданской войны, в результате которой погибло около 600 000 человек, еще миллионы были вынуждены покинуть свои дома и значительно усилили влияние Ирана в регионе, похоже, учитывают это. Это предложение предлагает что-то для всех, но также содержит элементы, которые, вероятно, будут трудны для восприятия различными сторонами. В то время как Асад отвергает принцип политических реформ и присутствие большего количества иностранных войск на сирийской территории, легитимизация режима, обвиняемого в военных преступлениях, включая использование химического оружия против гражданских лиц, является проблемой для Соединенных Штатов и Европы. Тем не менее, неспособность победить сирийский режим военным путем после 12 лет войны, предполагает, что пришло время мыслить нестандартно. Альтернативой является сохранение статус-кво, которое может претендовать на моральное превосходство, но не сулит никаких перспектив изменения или облегчения участи миллионов беженцев. Арабское предложение потенциально открывает выход из тупика. Это усилило бы влияние Соединенных Штатов и Европы для обеспечения того, чтобы политическая реформа стала краеугольным камнем взаимодействия Асада с элементами сирийской оппозиции. Другими словами, вместо того, чтобы отвергать любое решение, которое не предполагает отстранения  Асада от власти, Соединенные Штаты и Европа могли бы снять санкции при условии согласия и осуществления реформ. Аналогичным образом, США и Европа могли бы поставить смягчение санкций в зависимость от безопасного, беспрепятственного и упорядоченного возвращения беженцев. Однако могут возникнуть вопросы о способности и готовности арабских сил, лояльных автократическим режимам, беспристрастно защищать этот процесс. Взаимодействие США и Европы с арабскими сторонниками решения проблемы Асада потенциально также дало бы им возможность влиять на ход этой инициативы, несмотря на их возражения. Али Шамхани, глава Высшего совета национальной безопасност Иранаи, который вел переговоры о сделке с Саудовской Аравией в Пекине, был в ОАЭ на этой неделе, чтобы встретиться с президентом Мухаммедом бен Заидом, и по достоверным данным,  Сирия была главным пунктом в повестке дня. Взяв на себя инициативу по сближению с Асадом, ОАЭ с прошлого года продемонстрировали, что готовы любой ценой убедить сирийского лидера отказаться от сближения с Ираном ради перспектив реформ и международного признания (полагаем, что так линейно вопрос не стоит в принципе. Речь идет о многовекторной политике Дамаска – авт.). Саудовская Аравия, а также Катар и несколько других арабских стран, изначально выступали против примирения, но с тех пор королевство приняло идею реабилитации Башара Асада. В начале марта министр иностранных дел КСА Фейсал бен Фархан Аль Сауд отметил, «что в арабском мире существует консенсус, что статус-кво ненадежен. И это означает, что мы должны найти способ выйти за рамки этого статус-кво». Он настаивал, однако, что «слишком рано» обсуждать возвращение Сирии в ЛАГ, объединяющую 22 арабские государства Ближнего Востока и Северной Африки.  Тем не менее, это переводит мяч на сторону США и Европы. Большая часть арабского предложения направлена на то, чтобы побудить Соединенные Штаты и Европу быть более сговорчивыми и более склонными к условной отмене санкций при принятии ряда условий (тень все того же старого плана отстранить Асада от власти путем организации «честных» выборов – авт.). Быстрое, в принципе, принятие США и Европой арабского предложения заставило бы ЭОАЭ и КСА встать на ноги и поставило бы Асада в тупик.

Выводы

— Несмотря на то, что Сирия остается несостоявшимся государством спустя 12 лет после восстания 2011 года, она остается ареной, где несколько крупных региональных и глобальных игроков, включая Россию, Иран, Турцию, Израиль и Соединенные Штаты, преследуют конкурирующие цели.

— Региональные и глобальные игроки все чаще восстанавливают контакты с режимом президента Сирии Башара Асада, совсем недавно ОАЭ принимали президента Асада и его жену Асму.

— Государства региона, включая Саудовскую Аравию, рассматривают условия, при которых можно восстановить полноценное участие Сирии в Лиге арабских государств. В этой связи участие США и Европы в арабской инициативе позволило бы им кардинальным образом влиять на ситуацию, исповедуя принцип: «если не можешь помешать процессу, возглавь его».

52.59MB | MySQL:103 | 0,532sec