О посреднических усилиях Катара по урегулированию вооруженного конфликта на востоке ДРК

Во время своего африканского турне по странам региона Великих озер главный катарский дипломат и посредник Мухаммед бен Абдель Азиз аль-Хулайфи столкнулся с сдержанностью со стороны лидеров нескольких государств, которые опасаются посредничества Катара в конфликте на востоке ДРК. Мухаммед бен Абдель Азиз аль-Хулайфи, который был назначен на должность государственного министра иностранных дел Катара 22 марта, провел часть февраля и марта в качестве помощника министра иностранных дел, посещая различные африканские столицы. Сначала он посетил Луанду в конце февраля, затем Кигали, Найроби и Бужумбуру, а затем в начале марта совершил третий визит на континент, который привел его в Кампалу и Киншасу.  Он был принят президентами каждой из стран для обсуждения конфликта между поддерживаемой Руандой повстанческой группировкой М23 (этот момент, кстати, практически полностью игнорируется ООН и основными странами Запада, даже несмотря на то, что президент Руанды П.Кагаме открыто в этом признается во время бесед со своими европейскими коллегами — авт )  и Вооруженными силами Демократической Республики Конго (ВС ДРК). Катар участвует с середины 2022 года в качестве «посредника» по этому вопросу. Встреча с президентом Уганды Йовери Мусевени в аэропорту Энтеббе 7 марта была, безусловно, самой сложной для аль-Хулайфи. Мусевени принял его в садах президентской резиденции и произнес длинный монолог о причинах кризиса на востоке ДРК и о том, почему регион испытывает беспокойство с 1994 года после геноцида в Руанде. Как только аль-Хулайфи ушел, Мусевени написал в Twitter, что ситуация в районе Великих озер будет урегулирована только при посредничестве Восточноафриканского сообщества (EAC), которое в настоящее время возглавляет президент Бурунди Эваристе Ндайишимие. Аль-Хулайфи встретился в тот же день с президентом ДРК Феликсом Чисекеди. Встреча в президентской канцелярии в Киншасе была теплой, даже несмотря на то, что ДРК, которая инициировала запрос о посредничестве Катара, кажется, все меньше и меньше желает вести переговоры в преддверии президентских выборов, запланированных на декабрь. Посол ДРК в Катаре, Валери Лусамба Кабейя, обсудила визит 9 марта с Султаном бен Саадом аль-Мураихи, теперь уже бывшим государственным министром иностранных дел. Президент Анголы Жуан Лоуренсо был первым, с кем аль-Хулайфи консультировался 27 февраля, но это было в первую очередь для устранения недоразумений. Ангола является официальным посредником Африканского союза в конголезском кризисе. Вмешательство Катара в этот вопрос неприятно удивило Луанду, которая решила не отвечать на приглашения из Дохи на конференцию 23 января, которая в итоге была отменена в последнюю минуту. С тех пор отношения значительно улучшились. Министр иностранных дел Анголы Тете Антониу встретился с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани в конце февраля. Сообщают, что открытие посольства Катара в Луанде находится в стадии проработки после открытия посольства Анголы в Дохе в прошлом году с Антонио Коэльо Рамосом да Крусом в качестве главы миссии. Несмотря на этот более спокойный климат встречи, факт остается фактом: Ангола не желает, чтобы Катар играл значительную роль в текущих переговорах, но при этом совершенно не возражает против предоставления Дохой возможной финансовой поддержки, например, для программ разоружения, демобилизации и реинтеграции (РДР). Визит Аль-Хулайфи в Руанду 28 февраля принес небольшой прогресс. У президента Поля Кагаме уже отличные отношения с Катаром, а Qatar Airways планирует финансировать расширение аэропорта Кигали и приобрела 49% RwandAir.  Эти отношения заставляют многих советников Чисекеди верить, что катарцы не беспристрастны в усилиях по прекращению кризиса  в ДРК. Руанда, со своей стороны, рассматривает вопрос о восточной части ДРК как внутреннюю проблему Киншасы, а не региональную проблему. аль-Хулайфи также встретился 1 марта с президентом Кении Уильямом Руто, с которым у него состоялся откровенный обмен мнениями. Его предшественник Ухуру Кеньятта уже был глубоко вовлечен в переговоры с вооруженными группами в восточной части ДРК. Кения является одним из основных поставщиков войск в регионе через EAC. Визит Руто в Доху запланирован на май. Кения стремится увеличить торговлю с газовым гигантом Персидского залива, которая в настоящее время состоит в основном из фруктов и овощей. Кенийских рабочих также высоко ценят в Катаре за их навыки и владение английским языком. Аль-Хулайфи в тот же день остановился в экономической столице Бурунди Бужумбуре, чтобы встретиться с президентом Ндайишимийе. Ндайишимийе не возражает против участия Катара в обсуждениях в ДРК, но не раскрывает своего видения их итогов. Президент Бурунди был в Дохе ранее в этом месяце для участия в Конференции ООН по наименее развитым странам.

В этой связи отметим, что поездка ведущего катарского посредника была предпринята после январского фиаско в его усилиях по организации каких-то внятных переговоров между заинтересованными сторонами. Катарские дипломаты должны были принять президента Руанды Поля Кагаме и его конголезского коллегу Феликса Чисекеди в Дохе 23 января, но встреча была отменена после того, как Киншаса отказалась в последнюю минуту. Решение, которое стало неожиданностью для Катара, учитывая, что именно Чисекеди обратился с просьбой о посредничестве в конфликте на востоке ДРК. Этот неожиданный демарш был предпринят в силу того, что в своем конфликте с повстанцами М23 президент ДРК должен учитывать серьезные недостатки своей армии, а также враждебность некоторых членов его окружения к режиму Поля Кагаме. Хотя Чисекеди оставил дверь открытой для посредничества, он все еще тихо планирует крупномасштабные военные операции. Собственно, это обстоятельство (как и диаметрально противоположные позиции ряда серьезных стран в Африке по этому вопросу) самым серьезным образом тормозит миссию катарского посредничества. Это не первая неудача Дохи в рамках ее посреднических миссий в Африке. Достаточно вспомнить неудачный опыт примирить в свое время Хартум и повстанцев Дарфура. В феврале Доха даже предложила «финансово компенсировать» переезд дарфурских повстанцев из Ливии на родину, что позитивно воспринято последними не было.   А совсем недавно Катар фактически провалился в своих усилиях помирить чадских повстанцев и Нджаменой.   

52.21MB | MySQL:103 | 0,656sec