К вопросу о списках кандидатов на парламентских выборах в Турции

После предоставления турецкими политическими партиями своих списков кандидатов на депутатские мандаты, можно сказать, что избирательная кампания в Турции – 2023 стартовала в полном смысле этого слова.

На самом деле, главным вопросом, которым задается большинство отечественных СМИ в эти дни, является «победит ли Эрдоган?». На самом деле вопрос является правильным, но неполным.

Правильный, читай – полный, вопрос звучит так: победит ли Эрдоган на президентских выборах и победит ли на парламентских выборах его Народный альянс, где основа – это правящая Партия справедливости и развития, а «скамейка запасных» — Партия националистического движения Девлета Бахчели (плюс ещё есть миноритарии, которые не в счет)? – Поскольку победа президента Эрдогана, понятное дело, не является гарантией контроля над Великим национальным собранием (Меджлисом) Турции.

Перспективы Эрдогана на настоящий момент смотрятся сильнее чем его же Народного альянса – что есть исключительно личная оценка автора статьи. Опираться на официально публикуемые опросы в наши дни – это следовать в фарватере того, что желают донести до публики социологические кампании, которые, выглядит так, что грешат методическими проблемами и даже ангажированностью (о чем мы писали в материале на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=96744).

В условиях, когда маститые турецкие социологи честно разводят руками не тему того, кто победит на предстоящих выборах, приходится полагаться и на интуицию, которая подсказывает, что Эрдоган – больше чем Партия справедливости и развития и Партия националистического движения, а равно как и примкнувшие миноритарии, вместе взятые.

Реджеп Тайип Эрдоган может добрать за месяц до предстоящих выборов ещё личный рейтинг и выиграть в первом или во втором туре пост президента. Он не раз демонстрировал такую способность на прошлых выборах. Что же до его Партии справедливости и развития, то там ситуация – более инертная. Что не спасает даже председательство в ней турецкого президента лично.

Достаточно интересно, что глава партии «Родина» (в оригинале Memleket, потому как есть ещё партия Vatan Догу Перинчека, которая также переводится как «Родина») Мухаррем Индже становится пусть не реальным кандидатом на предстоящих президентских выборах, но game changer, то есть политиком, который может изменить игру, и, следовательно, политиком, который представляет реальную ценность для пригласившего его альянса – властного Народного или оппозиционного Национального.

По сути, его предварительные рейтинги уже показали, что Мухаррем Индже способен оказать определяющее влияние на итоги предстоящих президентских выборов в стране. Те 7% рейтинга, которые дают ему социологические опросы, даже смотрятся недостаточными. Ему вполне по силам даже пробить отметку в 10% голосов, что, в условиях, когда за ним не стоит ни властный Народный альянс, ни оппозиционный Национальный альянс, а он конвертирует в голоса свой собственный политический вес, смотрится прекрасным результатом, который может быть во втором туре принесен в копилку как властной, так и оппозиционной партии.

Сразу отметим следующее: в Турции не имеет большого значения то, из какой партии кто «вышел».

В Турции – высокая мобильность политических кадров, действующих под лозунгом «вчера – это вчера, сегодня – это сегодня». Этот лозунг не является зазорным (из серии «нож в спину»), он лишь говорит о том, что «все течет, все меняется» и необходимо подстраиваться под реалии сегодняшнего, а не вчерашнего дня. Эти свойства турки демонстрируют как нация, предельно гибко, и без излишних рефлексий, реагируя на изменяющуюся ситуацию.

Тот же мэр Анкары Мансур Яваш, примкнувший сегодня в Народно-республиканской партии, является, в прошлом, членом Партии националистического движения. И хотя у него шлейф турецкого националиста остался, сегодня он – республиканец (к слову сказать, этот шлейф и ставит на нем крест как на объединительном кандидате от оппозиции, поскольку теряется «курдское крыло», которое не хочет видеть националиста главным оппозиционером – И.С.).

Сегодняшние оппозиционеры Ахмет Давутоглу и Али Бабаджан – бывшие близкие и высокопоставленные сторонники действующей турецкой власти. Первый – экс-премьер-министр, второй – экс-государственный министр. Оба – соучредители Партии справедливости и развития.

Широко облетел интернет коллаж двух фотографий, на одной из которых, старой, сидит президент Р.Т.Эрдоган в окружении А.Давутоглу и А.Бабаджана, а на другой, новой, сидит кандидат от объединенной оппозиции Кемаль Кылычдароглу в окружении тех же. И в этом – вся турецкая политика.

Так что, тот факт, что Мухаррем Индже – выходец из Народно-республиканской партии ничего не значит. Значение имеет тот факт, что как он вышел из НРП – с плохо скрытыми от сторонней публики спорами с главой НРП К.Кылычдароглу, заставившими его не только уйти, но и основать свою собственную партию «Родина». И несмотря на возражения НРП и призывы К.Кылычдароглу не дробить оппозицию перед лицом определяющих для судьбы страны выборов.

Вот слова Мухаррема Индже, сказанные им в адрес К.Кылычдароглу на его первом митинге, состоявшемся 9 апреля в Болу. Цитируем:

«Кылычдароглу стал кандидатом (в президенты – И.С.). Ну да, они договорились. Смотрите, объясню. Он стал кандидатом. А Давутоглу его спросил: «Эй, Кылычдароглу, я проголосую з тебя, но что ты мне дашь?». «Стань вице-президентом, я дам тебе министерство, я дам тебе место в парламенте». Он принял мяч. Темель сказал: «Эй, Кылычдароглу, что ты дашь мне?» «Вы также вице-президент, пост министра». Он принял мяч. Бабаджан: «Что ты дашь мне?» — «Тебе тоже пост вице-президента и министерство. Гюльтекин Уйсал: «И тебе тоже пост вице-президента».

Мисс Мерал встала из-за стола. Была нужна формула, чтобы вернуть его на стол. «Экрем Имамоглу и Мансур Яваш. Мы дали вам посты вице-президентов. Просто проголосуйте за меня (Кемаля Кылычдароглу – И.С.). Сейчас они делят места в парламенте. Люди, всю жизнь проклинавшие Народно-республиканскую партию, сегодня в списке НРП. Есть те, кто сердится на меня и называет меня «предателем». Посмотрите в зеркало, и вы увидите предателей».

Может ли при таких обстоятельствах и после такой риторики Мухаррем Индже поддержать оппозицию во втором туре президентских выборов, если до них дойдет? – Безусловно, может. Это всегда можно сделать под лозунгом, что поддержка оппозиции стала для Мухаррема Индже выборов между «плохим» и «ещё хуже».

Однако, если смотреть с прагматической точки зрения 59-летнего Мухаррема Индже, то для него может наступить время свершений после предстоящих президентских выборов. Турецкой оппозиции ему после обещания 7 (!) постов вице-президентов предложить нечего. А вот президент Р.Т.Эрдоган, в этом смысле, имеет большой запас прочности и может сделать Мухаррему Индже, по-настоящему, интересное предложение.

Другой вопрос, что за две недели между двумя турами Мухаррему Индже придется постараться, чтобы убедить своих сторонников, значительная часть которых – это разуверившиеся кемалисты, проголосовать за действующую в стране власть. Впрочем, и для этой проблемы может быть найдено решение.

Так что, у президента Эрдогана есть и собственный запас прочности, и потенциальный актив в лице Мухаррема Индже на второй тур голосования. К слову сказать, успешное выступление Мухаррема Индже может также привести и к ситуации одного тура, если заметная часть его голосов, как можно ожидать, придет к нему со стороны кемалистов – читай, за счет снижения рейтинга объединительного кандидата от оппозиции. Так что, в интересах действующей власти если не помочь Мухаррему Индже, то, по крайней мере, не слишком «топить» его в ходе предвыборной гонки.

С парламентом ситуация складывается для действующей власти заметно проблематичнее. Проблема эта обозначилась далеко не сегодня: был 2015 год, когда турецкая власть проиграла выборы в ВНСТ и довела дело до перевыборов в том же году. Но сделано это было за счет альянса с националистами и за счет отказа от процесса примирения с ПДН-РПК. Тактически был обеспечен выигрыш, но как сегодня Мухаррем Индже – ключ к президентским выборам, так и Партия демократии народов – это ключ к парламенту. Вот только ни при каких обстоятельствах ПДН не обратится уже в сторону действующей власти. А рейтинги у ПСР не такие «пластичные» как у президента Р.Т.Эрдогана.

Обратимся в этой связи к публикации генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований (SETAV) Турции Бурханеттина Дурана.

«В общей сложности 26 политических партий представили свои списки кандидатов в депутаты в Высшую избирательную комиссию в воскресенье. Их выборы подверглись критике – как и на любых других выборах. Очевидно, что такие списки представляют собой результат тщательных планов, учитывающих множество различных факторов. Например, совершенно естественно не оправдать всех ожиданий на низовом уровне, и некоторые люди будут недовольны.

Тем не менее, выбор основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) и «Хорошей партии» (НП) мгновенно стал предметом общенациональных дебатов. Пытаясь привлечь больше избирателей, поддерживающих оппозицию, председатель партии «Родина» (ПР) Мухаррем Индже сравнил этих кандидатов с кандидатами, избранными его собственным движением. Он специально выделяет несколько кандидатов, которые не соответствуют ценностям этих оппозиционных партий, чтобы отвлечь избирателей.

Правящая Партия справедливости и развития (ПСР) пересмотрела свой список кандидатов в депутаты более тщательно, чем любая другая партия, не выставив 65% своих нынешних депутатов. Его твердая приверженность ограничению трех сроков, внутренней политике партии, заставила многих опытных парламентариев не участвовать в следующих выборах.

Движение восполнило этот пробел в опыте, выдвинув всех министров кабинета, кроме двух, на места в парламенте.

Уже ожидалось, что политики Партии демократии и прорыва (ПДП) и Партии будущего (ПБ), которые будут участвовать в парламентских выборах по списку НРП, столкнутся с негативной реакцией. Тем не менее, нет оснований ожидать, что сделка председателя НРП Кемаля Кылычдароглу с бывшими членами ПСР, в результате которой они были выдвинуты в парламент за поддержку председателя НРП в качестве кандидата в президенты от оппозиционного блока, создаст серьезные проблемы.

Суть в том, что Кылычдароглу готов нажать любую кнопку, чтобы победить в президентской гонке.

Электорат, напротив, выступит примерно через 30 дней. Есть около 20 политиков из четырех маргинальных партий, которым руководство НРП предоставило «гарантированные» места. Остальные были включены в списки кандидатов в провинциях, где НРП не смогла получить ни одного места в 2018 году, надеясь, что они привлекут избирателей и принесут пользу основной оппозиционной партии.

Также ведутся острые дебаты по поводу кандидатов в депутаты от ХП. Движение потеряло некоторую поддержку населения из-за решения председателя ХП Мераль Акшенер уйти и быстро (обратно – И.С.) присоединиться к оппозиционному блоку, и оно по-прежнему не может восстановиться. В частности, эта партия может оказаться ниже национального порога, который был снижен до 7%. Такой результат не лишает ХП представительства в парламенте полностью, поскольку она остается частью Национального альянса, но будет означать серьезное символическое поражение.

Само собой разумеется, что ХП заплатила цену за присоединение к «столу на шестерых», превратившись в политическое движение, испытывающее трудности с преодолением национального порога, вместо того, чтобы преследовать свою цель стать самой популярной правой партией Турции.

По правде говоря, все политические партии, которые присоединились к «столу» (что обеспечило бы кандидатуру Кылычдароглу), в конечном итоге расстались со своими амбициями и оттолкнули своих сторонников.

В то время, как проблемам ХП уделяется несоразмерное внимание, важно принять во внимание, что повестка дня и идентичность ПДН и ПБ подорваны, потому что они работают на билете от НРП. Действительно, эти партии не только не смогли сформировать эффективные движения, но и уступили позиции НРП и Партии демократии народов (ПДН), поддерживающей РПК, которые все больше доминировали в дискурсе и политике оппозиционного блока.

Прямо сейчас у основной оппозиционной партии есть более серьезная проблема, чем критика, с которой она сталкивается в связи с выбором кандидатов в парламент: получение поддержки «командиров» РПК и все более громкие призывы руководства ПДН к освобождению Абдуллы Оджалана из тюрьмы и всеобщей амнистии для террористов РПК. Эти события могут оттолкнуть многих турецких националистов от НРП и ХП, что, в конечном итоге, принесет пользу депутата и Партии националистического движения (ПНД).

Напомним, что ПСР и ПНД не выдвинули совместных кандидатов в депутаты ни в одном избирательном округе, тогда как НРП и ИП сотрудничали в 16 провинциях. У такого подхода есть определенные недостатки, но похоже, что ПНД рассчитывает привлечь националистически настроенных избирателей, повсюду гоняясь за местами в парламенте. Безусловно, ПНД имеет проверенную временем традицию шокировать социологов в день выборов.

И последнее, но не менее важное: большинству людей любопытно, как Партия «Родина» Индже выступит на парламентских выборах 2023 года. Стремясь привлечь избирателей НРП и ХП, бывший тяжеловес НРП сравнивает кандидатов своей партии со списками этих оппозиционных партий.

Он надеется привлечь больше сторонников, подчеркнув идеологические и связанные с идентичностью противоречия внутри Национального альянса, а также используя разногласия по поводу выбора кандидатов.

Партия «Родина» может устроить сюрприз на выборах, преодолев национальный порог или почти достигнув его. Для справки: обвинения Индже в адрес Кылычдароглу — что он не националист и не кемалист — кажутся более эффективными, чем обвинения в «расколе оппозиции», которые основная оппозиционная партия выдвигает против председателя партии «Родина»».

Итак, что можно заключить из изложенного выше:

  1. ПСР продолжает свою давнюю традицию обновления, тасуя партийные списки. Впрочем, в этом году смотрится так, что это не только дань традиции, но и дань необходимости «что-то менять» у ПСР, которая сильно потеряла в рейтингах.
  2. Важнейшим козырем действующей власти является не только тезис о том, что крайне сложно администрировать шестипартийную коалицию, но и неизбежный идеологический раскол в стане оппозиции. Просто потому, что оппозиция, в эти дни, готова привлекать к сотрудничеству буквально кого угодно – от бывших функционеров НРП, до давно маргинализированной Партии демократии народов.
  3. Индже, который является «зеркалом» НРП, одновременно выступает и в качестве партийной «совести», указывая на то, что составление подобных списков со стороны НРП является «предательством» их идеалов.
  4. Так что, можно сказать, что соревнование за депутатские кресла в парламенте будет вокруг способности Мухаррема Индже перетянуть на себя голоса «истинных кемалистов» и вклада ПДН в общее дело (будет ли он положительным или будет он отрицательным – ответ на этот вопрос – далеко не очевиден).

 

Как бы то ни было, неопределенность в отношении парламентских выборов в Турции сохраняется. По-видимому, одним из вероятных сценариев на сегодня является победа президента Эрдогана на президентских выборах и победа оппозиции на парламентских выборах, что создает интересные варианты неизбежного «сожительства».

52.41MB | MySQL:103 | 0,470sec