Иранские эксперты о разрастании политического конфликта ИРИ с Азербайджаном. Часть 2

Ещё большее беспокойство в Иране вызывает перспектива перехода Зангезурского коридора под военный контроль Азербайджана и Турции с обретением прав экстерриториальности. Иранский эксперт по проблемам Кавказа и Турции Хамид Хошаванд отмечает в статье «Зангезурский коридор или коридор НАТО?»: «Южный Кавказ в 19 веке вместе с Центральной Азией был ареной «Большой Игры» между двумя империями: Российской и Британской. Сегодня его значение не только не уменьшилось, но и увеличилось. Южный Кавказ является «новым Хартлэндом», соединяющим Европу с Центральной Азией и Ближним Востоком в транспортном и энергетическом отношении. Ситуация в этом регионе стала нести значительные угрозы Ирану после победы Азербайджана в ходе Второй Карабахской войны. Баку не ограничился возвращением оккупированных территорий, но стал вынашивать новые амбициозные планы, расширяя в регионе присутствие Турции и сионистского режима (Израиля)»[1]. По мнению иранского политолога, стратегия Азербайджана направлена на изменение границ в регионе, которое приведет к полной геополитической трансформации Южного Кавказа и крушению таких государств как Армения и Грузия. Автор констатирует: «Абсолютно точно, что проведение этого коридора соответствует интересам некоторых государств Запада, особенно, США и Великобритании. Их целью является не допустить экономическую интеграцию Китая, Ирана и России в Евразии, поставить заслон на пути величайшего инвестиционного проекта «Один пояс, один путь»»[2].

Турецко-азербайджанский альянс и отношение к нему в Иране Третьим крупным вызовом в Тегеране видят резкое усиление турецких позиций в регионе и доминирование Турции в Азербайджане. В Иране рассматривали период после распада СССР и до Второй Карабахской войны как эпоху неустойчивого равновесия с относительным доминированием Российской Федерации в регионе Закавказья. Иранская политическая элита далеко не всегда была довольна политикой России, но при этом считала, что российское господство не несет угрозы национальной безопасности ИРИ. Ситуация изменилась, когда на северных границах ИРИ появился стратегический конкурент – Турция.

Оценки иранским экспертным сообществом Турции весьма негативны. По мнению профессора Университета Алламэ Табатабаи Саида Рамадани, турецкая экспансия мешает проведению иранской политики в арабских государствах Ближнего Востока, на Южном Кавказе, в Афганистане. Это, прежде всего, Ирак. Согласно «теории национального обета», значительная часть турецкой политической элиты считает Мосул и Киркук частями Турции, несправедливо отторгнутыми от нее западными державами по Лозаннскому договору. В перспективе планируется воссоединение этих районов с Турцией. В ходе военной кампании против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) турецкие военные инструкторы создали и экипировали из части суннитов провинции Мосул вооруженные формирования «Аль-Хашд аль-Ватани» во главе с Адилем Нуджайфи. В то же время применительно к отрядам «Аль-Хашд аш-Шааби» турецкие СМИ применяют название «шиитские террористы», ставя их на одну доску с РПК (Рабочей партией Курдистана).

Еще одним регионом, где турецкое присутствие постоянно растет, является Иракский Курдистан. В настоящее время на территории этого региона Ирака незаконно находятся турецкие войска. Пользуясь в качестве предлога активностью РПК в горном районе Кандиль, турецкие вооруженные силы создали в Иракском Курдистане 18 военных баз и опорных пунктов. Наряду с военным присутствием велико экономическое влияние Анкары на дела региона. Нефть Иракского Курдистана экспортируется через турецкий порт Джейхан. Правящая в регионе Демократическая партия Курдистана (ДПК) в целом ориентируется на Турцию. Что касается Сирии, то здесь непреложным фактом является турецкое военное присутствие. Турецкие войска, по мнению иранского эксперта, незаконно оккупируют провинцию Идлиб, Раззаз-Джараблус-аль-Баб и пограничную полосу на северо-востоке САР и «выгнать их из Сирии будет очень нелегко». По убеждению автора, в прошлом турецкое руководство, вложившее многом сил и средств в свержение президента Башара Асада, оказывало помощь террористам из «Исламского государства», по крайней мере, логистическим путем. Негативные стороны турецкого присутствия аналитик отмечает также в Азербайджане, Ливане, Афганистане[3]. По его мнению, турецкий проект в регионе направлен на ослабление шиитской «оси сопротивления», возглавляемой ИРИ.

Профессор Тегеранского университета Хейдар Саидвазири в статье «Заговор по тюркизации Кавказа – угроза национальной безопасности Ирана» отмечает, что Азербайджан и Турция предпринимают усилия по выстраиванию на Южном Кавказе тюркского пространства. Он особо останавливается на национальной политике Азербайджана в правление Гейдара и Ильхама Алиевых. По мнению автора, в стране проводилась ассимиляция нетюркского населения: татов и талышей и выдавливание армян. В настоящее время азербайджанское руководство стремится распространить идеи пантюркизма и на иранскую территорию, поощряя сепаратистские тенденции в Иранском Азербайджане[4].

Необходимо отметить, что опасения иранской стороны в этом отношении не совсем беспочвенны. 11 ноября 2022 года президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая на открытии саммита Организации тюркских государств (ОТГ) в Самарканде,  призвал тюркские государства не оставаться безучастными к вопросам прав соотечественников, проживающих за их пределами, в других странах мира.  Молодое поколение в тюркском мире должно иметь возможность учиться на родном языке в школах стран, где они живут, считает президент Азербайджана. «К сожалению, большинство из 40 миллионов азербайджанцев, проживающих за пределами Азербайджана, лишены этих возможностей», — подчеркнул Алиев, имея в виду этнических азербайджанцев, проживающих в Южном (Иранском) Азербайджане[5]. В Иране подобные призывы рассматривают ка вмешательство во внутренние дела.

Показателем напряжённости в отношениях между Ираном с одной стороны, Азербайджаном и Турцией с другой, является цепь военных манёвров, проведённых сторонами осенью 2022 года. С 17 по 19 октября в провинциях Восточный Азербайджан и Ардебиль на северо-западе Ирана прошли учения сухопутных войск Корпуса стражей исламской революции Ирана (КСИР) под условным названием «Могучий Иран». В ходе тренировки были отработаны различные сценарии развития событий, в том числе полномасштабного вооружённого конфликта. Впервые на практике подразделениями КСИР было проведено форсирование реки Аракс, разделяющей Иран и Азербайджан. С 22 октября по 1 ноября в провинции Западный Азербайджан на границе с Турцией и Иракским Курдистаном были проведены манёвры с участием 164-й бригады сухопутных войск Ирана. Штурмовые подразделения иранской армии отработали сценарий локального пограничного конфликта с применением авиации и артиллерии, а также боёв в городской застройке[6].

В ответ на это вооружённые силы Азербайджана и Турции провели на территории АР с 20 ноября по 5 декабря военные учения под названием «Братский кулак». В учениях были использованы даже самолёты F-16, состоящие на вооружении турецких ВВС. Военнослужащие двух государств отрабатывали вариант нападения со стороны Ирана[7].

[1] Хошаванд Х. Далян-э-Зангезур йа далян-э-НАТО?// http://irdiplomacy.ir/fa/news/2016100

[2] Там же

[3] Рамадани С. Сиясат-э-такаболийе Туркие ва талаш баройе ходур дар манатэг-э нафуз-э Джомхурийе Исламийе Иран.// http://irdiplomacy.ir/fa/news/2001216/

[4] Саидвазири Х. Тоутийе турксазийе Кавказ. Тахдиди баройе амният-э-меллийе Иран.//  http://irdiplomacy.ir/fa/news/2014730

[5] Ильхам Алиев вступился за права азербайджанцев в Иране.// Ильхам Алиев вступился за права азербайджанцев в Иране (turan.az)

[6] Орлов А.С. О развитии напряженности между Ираном и Азербайджаном в контексте геополитической динамики Ближнего Востока. Часть 1// О развитии напряженности между Ираном и Азербайджаном в контексте геополитической динамики Ближнего Востока. Часть 1 | Институт Ближнего Востока (iimes.ru)

[7] Kucera J. Azerbaijan and Turkey in joint military exercises on Iranian border.// Azerbaijan and Turkey in joint military exercises on Iranian border | Eurasianet

52.5MB | MySQL:103 | 0,539sec