Британские эксперты о сотрудничестве между Россией и ОАЭ

Один из пунктов недавней утечки секретных документов из Пентагона, опубликованный Associated Press, предполагает, что офицеры российской разведки убедили своих коллег из ОАЭ сотрудничать против спецслужб США и Великобритании — довольно серьезное (и, по нащему мнению, бредовое одновременно) обвинение против одного из ближайших партнеров Вашингтона и Лондона на Ближнем Востоке. По оценке экспертов из кафедры оборонных исследований Королевского колледжа Лондона, самое главное в этой истории, что это происходит в то время, когда все более тесные отношения Абу-Даби с Москвой подвергаются все большему контролю со стороны западных партнеров ОАЭ, которые с подозрением наблюдают за активной эмиратской поддержкой  в деле уклонения России от санкций. В то время как подлинность просочившихся документов не была ни подтверждена, ни опровергнута официальными лицами США, утверждения, сделанные российскими оперативниками, соответствуют растущей интеграции теневых эмиратских и российских сетей в последние годы. По общему мнению, Абу-Даби стал самым важным стратегическим партнером Москвы — не только на Ближнем Востоке, но и в Африке. В отличие от других стран Персидского залива, в ОАЭ сложились личные отношения на уровне элиты с внутренним ядром Кремля. Государственное управление Эмирата при президенте Мухаммеде бен Заиде Аль Нахайяне  развивалось через полу-частные сети с участием доверенных технократов и организаций, напрямую связанных с самой могущественной ветвью королевской семьи Абу-Даби Бани Фатима.  В этом контексте также важно понимать, что ОАЭ делегировали большую часть своих разведывательных и информационных операций неофициальной сети подставных лиц. Эти сети обеспечивают Бани Фатима правдоподобное отрицание и контроль над стратегической деятельностью за пределами иерархий государственной бюрократии. В гиперсвязанном, сетецентричном мире возникли новые средства и способы создания власти. Поскольку международные отношения больше определяются не только деятельностью государств, но и во все большей степени потоками информации, людей и капитала, неподконтрольных государству, ОАЭ расширили государственное управление за пределы ограниченных внутренних возможностей своей государственной бюрократии. Очевидное перераспределение власти от раздутой, ориентированной на государство и иерархически организованной бюрократии предоставило возможности для управления властью и влиянием через государственно-частные сети, узлы которых, похоже, действуют независимо от государства. Стратегия как «искусство создания власти» была пересмотрена в Абу-Даби после прихода к власти Мухаммеда бен Заида и его родных братьев — так называемой группы Бани Фатимы из правящей семьи Абу-Даби. Они создали новую структуру власти, передав управление государством сетям суррогатов и посредников, чтобы повысить гибкость, охват и контроль своего внутреннего круга. Это позволило им восстановить власть посредством объединения государственных, частных и получастных сетей влияния, которые включают отдельных лиц, организации, корпорации и элитные круги. Сетецентричное государственное управление ОАЭ позволяет Бани Фатима напрямую подключаться к другим глобальным сетям и связывать их узлы прямо или косвенно со своим центром власти в Абу-Даби. Братья Мухаммеда бен Заида, Мансур и Тахнун, были главными фигурами в попытках направить потоки информации, людей и капитала к берегам Персидского залива. ОАЭ и Россия в равной степени полагаются не столько на официальные разведывательные учреждения, сколько на неформальные информационные и разведывательные сети. Таким образом, важны не только формальные институциональные отношения между российскими разведслужбами и их коллегами из ОАЭ, но и стратегические личные отношения, которые помогли синхронизировать российско-эмиратскую деятельность в тени. Помимо тесных отношений между Мухаммедом бен Заидом и президентом России Владимиром Путиным, двусторонние связи зависят от личных связей между ключевыми узлами в сетях управления обеих государств. Наиболее важным из них, по оценке британских экспертов, является заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов, который часто посещает ОАЭ и стремится напрямую взаимодействовать с советником Мухаммеда бен Заида по внешней политике Анваром Гаргашем. Другим частым гостем в Абу-Даби был Николай Патрушев, глава Совета национальной безопасности РФ, который провел встречи со своим коллегой из ОАЭ, братом президента Тахнуном бен Заидом и его доверенным технократом Али аль-Шамси, который отвечает за разведывательные операции в ОАЭ.  Одним из первых конкретных дел в рамках этих усилий, как полагают британские эксперты, были синхронизация  попыток Абу-Даби и Москвой  подорвать целостность на выборах президента США в 2014 году. И Владимир Путин, и Мухаммед бен Заид были кровно заинтересованы в том, чтобы Дональд Трамп победил и стал президентом США.  Как показало расследование спецпрокурора Мюллера, деятельность координировалась Джорджем Надером — ближайшим помощником Мухаммеда бен Заида, — который также поддерживал тесные связи с Кремлем. Всего за несколько дней до инаугурации Трампа в январе 2017 года Мухаммед бен Заид организовал секретную встречу на Сейшельских островах между бывшим главой ЧВК «Блэквотрес» Эриком Принсом, которого считают проводником кампании Трампа, и Кириллом Дмитриевым, который управляет российским Фондом национального благосостояния — все с намерением создать тайный канал связи между Кремлем и Белым домом Трампа. Год спустя Бани Фатима способствовала «выходу на рынок» российской ЧВК «Вагнер» при финансовой поддержке Абу-Даби в Северной Африке для поддержки ставленника Абу-Даби в Ливии  Халифу Хафтара в попытке создать плацдарм на африканском континенте.  Абу-Даби, по-видимому, помогал финансировать операции ЧВК «Вагнер» в Ливии и предоставил ей возможности для вывода добытого в Африке золота на рынок. Базирующиеся в ОАЭ компании, такие как Kratol Aviation, оказывали материально-техническую поддержку ЧВК «Вагнер».   Ряд синхронных наступательных информационных операций, проводимых эмиратскими и российскими сетями, подкрепляют то, что по своей сути является идейным партнерством. Российские хакеры, имеющие связи с российскими разведывательными службами, переехали в  Абу-Даби после начала военной операции России на Украине, будучи нанятыми эмиратскими информационными компаниями. Отсюда следует «гениальный вывод» британских экспертов: следовательно, российские разведчики, хвастающиеся углублением связей с коллегами из ОАЭ, соответствуют последним событиям. Вот этот важный нюанс надо особо отметить: важна не достоверность информации, а то, что она «соответствуют» представлениям британцев о происходящем. Отсюда следует важный вывод: мы имеем дело с совместной активной операцией американцев и британцев по доведению нужных сигналов до той или иной страны, которая вызывает у них «беспокойство». Операция очень небрежная, но в стиле всех последних   подобных операций англосаксов. Что касается ОАЭ, то причина такого «беспокойства» опять же выражена в вышеприведенном докладе: «Поскольку ОАЭ стали самым важным союзником России в снятии западных санкций, сотрудничество разведслужб второго уровня и интеграция между двумя авторитарными режимами не препятствуют этой тенденции. Как раз наоборот: поскольку Абу-Даби активно стремится повысить свой статус средней державы в многополярном мире, он отказывается выбирать чью-либо сторону, налаживая все более тесные связи с западными конкурентами на Востоке. Тем не менее, хотя ОАЭ никогда не утверждали, что они друзья Запада, они уже использовали свои совместные сети с Россией, чтобы подорвать цели США и Великобритании на Ближнем Востоке и в Африке — не в последнюю очередь в Ливии».

52.76MB | MySQL:103 | 0,478sec