О сотрудничестве турецкой «Хизбаллы» с Партией справедливости и развития (ПСР) и правительством Р.Т.Эрдогана

Как указывает ряд турецких СМИ, разрозненный и часто противоречивый десятилетний союз между поддерживаемой Ираном турецкой «Хизбаллой» и  правительством президента Реджепа Тайипа Эрдогана стал официальным: четыре деятеля «Хизбаллы» в предвыборный список от правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Согласно списку кандидатов, представленному в Высший избирательный совет партией Р.Т.Эрдогана 9 апреля, четыре человека из политического крыла турецкой «Хизбаллы», партии «Свободное дело» (HÜDA-PAR), были названы в качестве кандидатов на места в парламенте на выборах 14 мая. Члены «Хизбаллы» были выдвинуты от провинций, где ПСР пользуется сильной поддержкой, и, вероятно, будут избраны в парламент, что означает первое представительство  «Хизбаллы» в законодательном органе Турции. Их выдвижение является частью сделки между Эрдоганом и руководством «Хизбаллы» в обмен на поддержку последней среди курдского электората на предстоящих президентских выборах. Причем отметим, что среди его исламистского сегмента  турецкая «Хизбалла» имеет сильное влияние в некоторых частях курдского населения Турции, особенно в религиозных и консервативных слоях, и считается заклятым врагом запрещенной Рабочей партии Курдистана, которая внесена Турцией и большей частью международного сообщества в список террористических организаций. Таким образом, этой сделкой Эрдоган надеется заручиться поддержкой части курдских избирателей против Демократической партии народов (ДПН), которая участвует в выборах под знаменем Партии зеленых левых (YSP) и считается связанной с РПК. Эрдоган вступил в союз с  HÜDA-PAR на национальных и местных выборах с 2014 года, но сделка была скрытой, не носила публичного характера и не имела официальной печати или номинаций на бюллетенях ПСР. В обмен на поддержку Эрдоган добился освобождения всех осужденных террористов «Хизбаллы», включая печально известных убийц, которые отбывали пожизненное заключение за убийство 91 человека в 1990-х и начале 2000-х годов в Турции. Правительство также разрешило воссоздание запрещенных организаций «Хизбаллы», таких как «Мустазаф-Дер» (что в переводе с турецкого означает «Угнетенные», «Мустазафлар иль Ярдымлашма ве Даянышма Дернеги»). Очевидно, что «Хизбалла» хотела больших преференций за свою поддержку на выборах, на которых Эрдогану нужен каждый голос, чтобы победить на президентских выборах совместного кандидата от оппозиционного блока, который, согласно данным опросов, имеет незначительное преимущество перед Эрдоганом, но возможно, что какие-то аспекты этой сделки остаются пока секретными. Хотя возможно, что предполагаемые четыре мандата и так являются пределом возможного HÜDA-PAR  с учетом ее популярности.   Четырьмя политиками «Хизбаллы», которые будут баллотироваться по спискам ПСР, являются Зекерия Япыджиоглу, председатель партии  HÜDA-PAR, выдвинутый от третьего избирательного округа Стамбула; Шехзаде Демир, генеральный секретарь партии, выдвинутый от Газиантепа; Серкан Раманлы; представитель партии, выдвинутый от Батмана; и Фарук Динч, член исполнительного совета партии, выдвинутый от Мерсина. С точки зрения политической поддержки  HÜDA-PAR не является популярной партией. На выборах 2018 года она получила всего 155 539 голосов, или 0,31% от общего числа голосов. Однако в районах с высокой конкуренцией это может склонить чашу весов, поскольку каждый голос будет иметь решающее значение. К тому же HÜDA-PAR  и «Хизбалла» имеют высокоорганизованную структуру, все вопросы решает Консультативный орган (Istişare Heyeti). Это поможет Эрдогану продвигать свой религиозный нарратив, который, похоже, является главной темой избирательной кампании ПСР в этом году. Эрдоган позиционировал себя как защитника мусульман и ислама от Запада, и его предвыборные речи основаны на этом разделяющем повествовании. «Хизбалла» способна апеллировать к более широким массам, используя религиозные темы, такие как инциденты с сожжением Корана в Европе и палестинский вопрос, и выходить тем самым за рамки своего политического веса при организации митингов и демонстраций по всей Турции. Эрдоган также хочет использовать этот потенциал. Заручившись поддержкой «Хизбаллы» в качестве своего союзника, Эрдоган также послал позитивный сигнал Ирану, который тайно финансирует турецкую «Хизбаллу», состоящую преимущественно из курдов, и связанные с ней организации, а также предоставляет разведданные и обучает ее боевиков. Тем самым Эрдоган обеспечил себе информационную поддержку   в рамках операций влияния Ирана в Турции, которые охватывают многочисленные СМИ, организации и фонды. В ходе расследований коррупции 2013 года, связанных с деятельностью по отмыванию денег от имени Ирана с использованием турецких государственных банков, было выявлено, что иранские средства использовались для оплаты избирательных митингов ПСР, а также для раздачи бесплатной еды в бедных кварталах для покупки голосов. Конфиденциальные документы показывают, что подразделения турецкой полиции и военной разведки в прошлом отслеживали денежные потоки, ведущие к «Мустазаф-Деру» и другим связанным с «Хизбаллой» организациям и частным лицам из Ирана. Документы, включенные в расследование фактов «терроризма, проводимого силами Корпуса стражей исламской революции (КСИР)», выявили перевод полумиллиона долларов из Ирана турецкой  «Хизбалле» только в феврале 2012 года. В отчете, поданном контртеррористическим бюро полицейского управления Диярбакыра 9 мая 2012 года, говорится, что «Хизбалла» ежемесячно получала от Ирана 100 000 долларов в дополнение к единовременным выплатам за специальные операции. В нем отмечается, что Мехмет Хусейн Йылмаз, глава «Мустазаф-Дер»; Мехмет Гекташа, владелец издания «Хизбаллы» Doğru Haber;  Саит Габари и Фикрет Гюльтекин, пропагандисты «Хизбаллы», получили полмиллиона долларов от Ирана в феврале 2012 года. Также добавлено, что Иран отправил 10 000 долларов семье Убейдуллы Дурны, члена «Мустазафа-Дер, который был убит РПК в городе Юксекова недалеко от границы Турции с Ираном 5 мая 2011 года. Далее в докладе сообщается, что Иран создал в «Хизбалле» специальное подразделение для шпионажа и наблюдения в Турции с целью мониторинга военной деятельности, особенно вокруг объектов НАТО. Члены этой группы были отобраны из числа людей, работающих на государственных должностях и в средствах массовой информации, для обеспечения легкого доступа к секретным сайтам. В нем подчеркивалось, что подразделение осуществляло наблюдение за радарной базой НАТО в провинции Малатья, фотографировало и снимало на видео базу и ее окрестности и передало результаты своим иранским кураторам. Это расследование  было замято правительством Эрдогана в 2014 году, а прокурор, проводивший расследование, был уволен до того, как у него появился шанс получить ордера на задержание подозреваемых или предъявить обвинительное заключение.   До этого  в начале 2001 года «Хизбалла» столкнулась с масштабными репрессиями после смерти ее лидера Хусейна Велиоглу и столкновениями с полицией во время налета на конспиративную квартиру в Стамбуле 17 января 2000 года. Затем «Хизбалла» приняла более сдержанный вид и изменила тактику, чтобы пережить репрессии. В течение первых двух сроков правления правительства Эрдогана она незаметно реорганизовывалась в рамках ряда фондов, ассоциаций и других организаций. Группа учредила политическую партию HÜDA-PAR в декабре 2012 года при поддержке правительства Эрдогана, которое дало зеленый свет вхождению партии в официальную политику. Лоббистские усилия «Хизбаллы» по спасению своих членов из тюрем принесли плоды после коррупционных расследований, которые потрясли правящую партию в декабре 2013 года и выдвинули обвинения против тогдашнего премьер-министра Эрдогана и его ближайшего окружения. Группировка заключила сделку с Эрдоганом в обмен на политическую поддержку перед местными выборами в марте 2014 года. Как следствие, некоторые члены «Хизбаллы» были освобождены после выборов. Альянс стал более важным для Эрдогана, когда ПСР впервые за 13 лет своего правления потеряла большинство в парламенте на выборах в июне 2015 года. Чтобы помочь партии Эрдогана, «Хизбалла» не выставляла независимых кандидатов на выборах, а вместо этого поддерживала кандидатов от ПСР в курдских регионах. После этого помимо освобождения очередной партии  заключенных боевиков «Хизбаллы»,  некоторые ее члены получили ключевые посты в правительственных учреждениях. В довершение ко всему, начальники полиции, прокуроры и судьи, которые в прошлом занимались расследованием, судебным преследованием членов «Хизбаллы», были смещены правительством Эрдогана, а некоторые даже были заключены в тюрьму по фиктивным обвинениям. Например, Дюндар Эрсдемир, председательствующий судья 11-го Высшего уголовного суда Анкары, который рассматривал дело «Хизбаллы» в 2009 году, был арестован правительством Эрдогана, в то время как двум судьям из той же коллегии, Хакану Оруджу и Кадрии Чатал, были предъявлены уголовные дела по обвинениям, связанным с Ф.Гюленом. Аналогичным образом, трое судей — Байрам Демирчи, Айше Болач Ялчин и Ирфан Йылдыз — из коллегии, которая слушала дело «Хизбаллы» в 2008 году в 6-м Высшем уголовном суде Аданы, были уволены и / или заключены в тюрьму правительством Эрдогана в 2016 году. В настоящее время «Хизбалла» со своей политической партией, ассоциациями, фондами, средствами массовой информации, благотворительными группами и другими сетями быстро распространяет свое  влияние в Турции, особенно среди курдов, а также в ряде европейских стран.

52.56MB | MySQL:103 | 0,469sec