Иран, КСА, Китай и новое устройство Ближнего Востока

10 марта 2023 года геополитическая реальность изменилась не только на Ближнем Востоке.

Нормализация отношений между Королевством Саудовской Аравии (КСА) и Исламской Республикой Иран (ИРИ) была первым сигналом о конце эры доминирования США в регионе. Последовавший за этим взрыв дипломатической активности не только между ИРИ и ее соседями, но и между целым рядом ближневосточных государств свидетельствует о начале перестройки всей архитектуры региональных отношений и возрастающей независимости региона от внешних игроков. Нормализация отношений между Бахрейном и Катаром, совместное заявление КСА и Сирийской Арабской Республики о восстановлении суверенитета Сирии над всей территорией, заявление руководства йменских хоуситов о достижении «понимания» с КСА в сочетании с началом отказа от расчетов в долларах США между несколькими крупными региональными игроками и их торговыми партнерами радикально меняют отношения государств Ближнего Востока с США и Израилем, а также являются признаками создания нового, независимого,  полюса силы и влияния быстро приобретающего глобальный вес.

Центральную роль в перестройке региональных отношений играет ось КСА-ИРИ. Пока полный объем разрядки и нормализации их отношений неясен. Начало неформальных переговоров хоуситов и КСА и их первые положительные результаты, включая освобождение и обмен пленными, могут указывать на частичный отказ Ирана от претензий на региональное господство. Поскольку Иран всегда позиционировал свою региональную активность как защиту прав шиитов, и нормализация отношений с КСА и договоренности с хоуситами может свидетельствовать о достижении определенного понимания в тех вопросах (включая вопросы веры) которые позволяют снизить региональную напряженность. А это значит, в том числе, и смягчение претензий Ирана на лидерство.

Последним островом создававшейся США системе региональной безопасности остался Израиль. Одной из основных целей этой системы была изоляция и постепенное удушение ИРИ. Последние по времени события делают это недостижимым. В ближневосточных СМИ даже появились предположения о возможности нормализации саудовско-израильских отношений[1]. Если они подтвердятся то тот Ближний Восток, который мы знали на протяжении всего периода существования ООН исчезнет.

Китай и Ближний Восток в многополярном мире

Детали соглашения между ближневосточными соперниками пока неясны. По событиям последовавшим после объявления о нормализации можно сделать вывод что в комплекс договоренностей входит не только восстановление дипломатических связей но и урегулирование нескольких, наиболее острых, проблем в ирано-саудовских отношениях. По крайней мере подтвержден принцип невмешательства в дела друг друга, прекращение военных действий и поддержку оппозиционных групп и радикальных формирований.

Этот прорывной шаг был бы невозможен без посредничества третьей стороны. Китайское посредничество было естественным учитывая возрастающую роль Пекина в регионе и значение торговых отношений КНР с КСА и ИРИ. Судя по заявлениям китайских дипломатов, Китай не принимал активного участия в выработке документа о нормализации, а только создал условия и возможности для успешного проведения переговоров. Более того, китайцы неоднократно предупреждают о сложностях нормализационных процессов на Ближнем Востоке. Признаков того, что Китай будет пытаться создать на Ближнем Востоке архитектуру безопасности где бы он был абсолютной доминирующей силой пока не видно. Именно поэтому посредничество  КНР оказалось столь успешным и позволило нормализовать отношения между основными соперниками на Ближнем Востоке за неполные 9 месяцев. Тем самым Китай находится в начале нового периода в международных отношениях, где китайские торговые связи и крупные инфраструктурные проекты с китайским участием будут важным фактором формирующим международные отношения в различных регионах мира.

Для Ближнего Востока  посредничество Пекина вовсе не означает замену США Китаем как основной силы в регионе. Это скорее приспособление региональной и национальной дипломатии к изменяющимся приоритетам региональной и национальной политики в многополярном мире в котором развивающиеся страны стремятся получить несвязанную политическими требованиями экономическую помощь Китая для обеспечения своего развития. С точки зрения Ближнего Востока это, в частности, означает отход от миропорядка основного на западных правилах и возврат к миропорядку основанному на традиционном международном праве, в котором аресты блогеров или права ЛГБТ не являются поводом для бомбардировок «провинившихся» стран.

Совпадение интересов

Также как и с другими случаями крупных сдвигов в международных отношениях, региональная разрядка на Ближнем Востоке стала возможной когда произошло совпадение интересов нескольких игроков и возникли обстоятельства при которых она стала возможной и выгодной именно сейчас. Сразу несколько обстоятельств привели Китай, КСА, ИРИ, Йемен, Оман, Бахрейн и Катар к нормализации отношений и началу диалога о развитии двусторонних отношений. В Эр-Рияде убедились, что американская техника и  американские военные советники не смогли переломить ситуацию в войне с хоуситами, а обширная финансовая помощь сирийской оппозиции не гарантирует ее победу. ИРИ и Бахрейну нужна смена внешнеполитического курса по внутриполитическим причинам. Китаю мир и спокойствие в регионе нужны в первую очередь для обеспечения  стабильности поставок нефти и газа своими основными поставщиками (ИРИ и КСА). Оману, Йемену, ИРИ и Бахрейну нужны  китайские инвестиции в свои крупные инфраструктурные проекты, а Китаю – безопасность всего маршрута Нового Шелкового пути. Эти и иные факторы сложились в единую картину во второй половине 2022 года, которая и стала основной причиной такого быстрого развития событий. Военная операция России на Украине и события вокруг него отвлекли внимание и ресурсы США и их союзников от Ближнего Востока, продемонстрировали пределы возможностей США по поддержанию архитектуры ближневосточной безопасности и создали окно возможностей для выстраивания новой архитектуры региональных отношений.

Это первый случай, когда предлагаемая Пекином модель международных отношений проходит обкатку в таком беспокойном регионе как Ближний Восток. Китайская мотивация активного посредничества вполне понятна – Китаю нужно обезопасить свои инвестиции в страны участвующие в проекте «Один пояс, один путь». Кроме того, Китай активно лоббирует вступление КСА и ИРИ в БРИКС. Решение конфликта между Эр-Риядом и Тегераном поднимает авторитет и вес Пекина в организации и обеспечивает ему поддержку двух новых членов. Китаю также нужно выстроить такие региональные отношения, которые затруднят попытки США вернуть свое влияние на Ближнем Востоке. Наблюдая за реакций Вашингтона на региональную разрядку создается впечатление, что чем больше США призывают своих ближневосточных партнеров отдалиться от Китая, тем в большую региональную изоляцию попадает он сам.

Амбиции наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана

Вероятно, что сам факт того, что несколько важных китайских интересов завязано в ирано-саудовской разрядке стал достаточным стимулом для наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана для участия в ней. Нормализация отношений с ИРИ хорошо ложиться на цели программы «Видение 2030» трансформации КСА разработанной по инициативе и под руководством наследного принца[2].

Противостояние с Ираном через активное участие в сирийском конфликте и открытой войне с йеменскими хоуситами наглядно показало, что завоевание регионального лидерства и достижение стабильности силовыми методами для КСА неприемлемо.  Для превращения Саудовской Аравии в ведущую индустриальную и сельскохозяйственную страну в регионе, которая является центром привлечения инвестиций и талантов, Эр-Рияду нужен прочный мир, стабильные невраждебные отношения с соседями и возможность решать разногласия с ними без применения оружия.

Эти обстоятельства накладываются на ухудшающиеся несколько лет отношения КСА с США. Это особенно ярко проявилось после победы Дж.Байдена на президентских выборах 2020 года. США несколько раз публично унизили как КСА так и Мухаммеда бен Сальмана лично[3] и уже более двух лет США не назначают посла в Эр—Рияд. Аресты российских активов также не прошли в Эр-Рияде незамеченными. Все это заставило КСА начать поиски более независимого внешнеполитического курса и создало плодотворную почву для переговоров с Ираном и нормализации отношений не только с ИРИ, но и с Сирией[4]. Это несомненно будет способствовать дальнейшему развитию саудовско-турецких отношений, которые начали восстанавливаться немного раньше нормализации отношений с Тегераном[5]. Эти процессы также привели саудовское руководство к мысли о том, что более близкие отношения с группой БРИКС и неприсоединившимися странами позволят КСА сохранить и укрепить свои позиции в регионе и на рынках энергоносителей.

Взгляд из Тегерана

Для ИРИ ситуация более проста и прямолинейна. США много лет возглавляли кампанию по международной изоляции Ирана. «Соглашения Авраама[6] формально направленные на разрешение арабо-израильского конфликта, также имеют явную антииранскую направленность[7].   Возникновение широкой антииранской коалиции под руководством США много лет было самым страшным кошмаром для Тегерана. Международное давление на ИРИ усилилось в последнее время в связи с недопустимым поведением иранских властей в отношении женщин и активным развитием отношений Тегерана с Москвой и Пекином. Кроме того, ухудшающаяся ситуация с продовольствием, быстрорастущая инфляция (42% в 2022 г.), высокий уровень безработицы (приблизительно 25%), низкий уровень инвестиций и экономического роста[8] ограничивает способность правительства президента Эбрахима Раиси проводить активные военные кампании за пределами страны и поддерживать различные радикальные движения.

Ирану нужны китайские, арабские, российские и индийские инвестиции для улучшения внутриполитической ситуации. Нормализация и разрядка отношений с соседями нужна не только как способ повышения инвестиционной привлекательности, но и как средство снижения стоимости программ помощи союзникам ИРИ. Кроме того, нормализация отношений с КСА необходима как условие вступления Ирана в БРИКС.

Региональное измерение

Нормализация саудовско-иранских отношений также хорошо вписывается в процессы нормализации и разрядки в регионе происходящие там с 2020 года. Египет и Турция после десятилетий противостояния находятся в процессе нормализации отношений, КСА, ОАЭ уже нормализовали отношения с Турцией в 2022 году и сейчас активно помогают президенту Р.Т.Эрдогану укрепить свои позиции в регионе. КСА помирилось с Катаром, визит президента САР Башара Асада в ОАЭ ознаменовал начало возвращения Сирии в арабский мир, арабская коалиция возглавляемая Иорданией лоббирует в Вашингтоне снятие антисирийских санкций[9]. 25 марта 2023 года Катар снял свои возражения с заявки Сирии на возобновление своего членства в Лиге арабских государств[10].

Первым практическим результатом саудовско-иранской разрядки является фактическое прекращение войны хоуситов с КСА. 6 апреля член политического офиса движения «Ансар Алла» Мухаммед аль-Бахити сообщил, что «с Саудовской Аравией есть понимание, и я не могу говорить о его деталях». 15-18 апреля последовал обмен военнопленными между Йеменом и КСА.

Восстановление Сирии после 12 лет военных действий является одной из основным тем на любых региональных переговорах.  12 апреля министр иностранных дел ИРИ и сирийская делегация посетили Джидду для переговоров о восстановлении Сирии с их саудовскими коллегами[11].  Таким образом соглашение между Тегераном и Эр-Риядом вписывается в региональные процессы направленные на достижение стабильности и экономического роста. Несмотря на первые успехи, есть несколько фундаментальных расхождений, способных торпедировать начинающиеся процессы региональной нормализации и разрядки.

Проблемы Израиля

Нормализация отношений между КСА и ИРИ создаёт Израилю множество проблем и неудобств. США понимая происходящие в регионе процессы регулярно предупреждают израильское руководство об опасностях таящихся в процессах ближневосточной разрядки. В ежегодных докладах разведывательных сообществ Конгрессу регулярно присутствует раздел «Ближний Восток без Израиля». Там фиксируются очевидные явления, как Израиль теряет политические позиции в мире, когда происходят тектонические процессы «пробуждения ислама», разобщённые арабы учатся договариваться друг с другом, а Иран фактически взял под свой контроль Ирак, Сирию, Йемен, Ливан и Палестину.

А после судьбоносного заключения стратегического перемирия между Эр-Риядом и Тегераном при посредничестве Пекина, враждебной израильтянам позиции Анкары в палестино-израильском конфликте спецслужбы США в очередном докладе Конгрессу прямо заявили, что «американское правительство не имеет достаточных военных и финансовых ресурсов для продолжения поддержки Израиля вопреки пожеланиям миллиарда его соседей»[12].

Израильские наблюдатели связывают интенсификацию боевых действий шиитских радикальных группировок в Ливане, секторе Газа и Сирии против Израиля с нормализацией саудовско-иранских отношений[13].

Потеря американского зонтика заставляет Израиль искать другие альтернативные способы сдерживания Ирана. В стране растет понимание того, что Израилю нужны новые союзники для борьбы с Ираном[14]. Этим объясняется череда ударов по объектам «Хизбаллы» и ХАМАСа Ливане, Сирии и секторе Газа, а также визит иранского наследного принца Резы Пехлеви в Иерусалим.

Похоже  Израиль решил попробовать раскачать правящий иранский режим с помощью  умеренной иранской оппозиции. Учитывая присущий ближневосточной политике символизм, объявленные встречи Резы Пехлеви с министром разведки Израиля  являются признаком если не попытки организовать возврат династии Пехлеви на трон в Иране, то, по крайней мере, смотрины одного из вероятных лидеров иранской революции. Не совсем понятно зачем Израиль публично объявил об этом визите. В Иерусалиме должны прекрасно понимать, что сам факт визита и переговоры с министром разведки будут иметь отрицательный эффект как для популярности Резы Пехлеви в Иране, так и на его попытку объединить умеренную оппозицию на платформе «Устава Маши». Это также значительно усложнит переговоры возглавляемого принцем ADFI с иранскими профсоюзами о создании единого оппозиционного фронта.

Такая открытая связь с одним из наиболее популярных в Иране лидеров общественного мнения может значительно уменьшить выгоды от возможного сотрудничества Израиля с ADFI и возглавляемым принцем Пехлеви движением «Фарашгард» («Возрождение»).

Процессы происходящие в регионе Ближнего Востока указывают на формирование нового полюса силы и влияния основой которого по всей вероятности будет ось Эр-Рияд-Тегеран-Пекин внутри или вне рамок БРИКС и ШОС. Окончательная архитектура региональных отношений судя по скорости развития событий может в основном сформироваться в течение года-полутора, если сохраниться взятый региональными игроками темп и политическая воля.

[1] https://www.arabnews.com/node/2269321

[2] https://www.vision2030.gov.sa/v2030/leadership-message/

[3] https://www.thekashmirmonitor.net/us-humiliates-prince-mohammad-bin-salman-renames-saudi-embassy-street-in-washington-as-jamal-khashoggi-way/

[4] https://agsiw.org/chronicle-of-a-normalization-foretold-saudi-arabia-and-syria-ease-toward-restoring-ties/

[5] https://amwaj.media/article/how-turkey-may-turn-iranian-saudi-normalization-into-win-win

[6] Ряд международных договоров заключенных в 2020 году при посредничестве США между Израилем, Бахрейном, ОАЭ, Марокко и Суданом создают условия для нормализации израильско-арабских отношений.

[7] https://www.jpost.com/opinion/article-696835

[8] https://www.economicsobservatory.com/what-are-the-big-economic-challenges-facing-the-government-in-iran

[9] https://www.wrmea.org/jordan-lebanon-syria/sanctions-suffering-and-syria.html

[10] https://www.jpost.com/opinion/article-739706

[11] https://www.timesofisrael.com/saudi-arabia-hosts-iranian-syrian-officials-as-middle-east-ties-thaw/

[12] https://sgp.fas.org/crs/mideast/R44245.pdf

[13] https://www.meforum.org/64339/iran-led-bloc-senses-an-opportunity-to-threaten?utm_source=Middle+East+Forum&utm_campaign=81cc6e5499-MEF_spyer_2023_04_17_11_43&utm_medium=email&utm_term=0_086cfd423c-81cc6e5499-%5BLIST_EMAIL_ID%5D&goal=0_086cfd423c-81cc6e5499-33678645&mc_cid=81cc6e5499&mc_eid=eb32eddb7b

[14] https://www.jpost.com/opinion/article-734015

52.6MB | MySQL:103 | 0,532sec