О борьбе Муктады ас-Садра за духовное руководство шиитской общиной Ирака. Часть 2

В свою очередь Казем аль-Хаери также нуждался в то время в Муктаде ас-Садре. Этот иранский аятолла получал шанс приобрести влияние на садристов с помощью молодого и, как тогда казалось, не очень искушенного клерикала. Сам аль-Хаери постоянно находился в Куме и нуждался в своем представителе для того, чтобы контролировать ситуацию в Ираке. Формальный статус марджа-э-таклид, которым обладал аль-Хаери не значил ничего, если бы не организационные способности ас-Садра применить власть для доминирования над организационной структурой и финансовыми потоками.

Сотрудничество аль-Хаери с ас-Садром отражало не только его личные намерения как религиозного лидера, но и устремления иранского государства по доминированию в шиитской общине Ирака. Стратегия Корпуса стражей исламской революции (КСИР) состояла в то время в организации в Ираке проиранских шиитских милиций для того, чтобы с их помощью взять власть, что в конце концов и произошло. Аль-Хаери в то время организовал несколько встреч Муктады ас-Садра c ведущими иранскими политиками и руководителями спецслужб. Иранцы первоначально помогали вооруженным формированиям ас-Садра «Джейш аль-Махди», но после их катастрофического поражения в Неджефе в августе 2004 года отозвали поддержку. Тогда же аль-Хаери формально отмежевался от ас-Садра и призвал садристов присылать хумс в свой офис в Куме. Иранские спецслужбы и КСИР переключились на более перспективных, по их мнению, кандидатов: партию «Даава» Нури аль-Малики и Высший совет исламской революции в Ираке Абдель Азиза аль-Хакима. Кстати, летом 2008 года в Басре состоялись столкновения между боевиками ас-Садра и аль-Хакима (бригада «Бадр»), из которых люди аль-Хакима вышли победителями.

Пытаясь улучшить свои позиции, Муктада ас-Садр занялся серьезным религиозным образованием. Он даже отправился в Кум для того, чтобы пройти религиозное обучение под руководством аль-Хаери. В то же время Казем аль-Хаери был не единственным религиозным авторитетом, у которого учился ас-Садр. Еще при жизни его отца его наставником среди улемов был Мухаммед Калантар. Многие садристы считают, что в отличие от Казема аль-Хаери Калантар был настоящим героем. Он поддерживал давнюю дружбу с семьей ас-Садров, поддерживал марджаийя Мухаммеда Садыка ас-Садра. Сын Калантара был убит баасистами после убийства Мухаммеда Садыка ас-Садра. Во время пребывания в Иране после 2008 года Муктада ас-Садр продолжал исламское образование под руководством Казема аль-Хаери, великого аятоллы Джафара Субхани и брата Казема аль-Хаери Али Акбара аль-Хаери. Одновременно в 2009-2012 годах Муктада предпринимал попытки сблизиться с великим аятоллой Али ас-Систани.

Несмотря на это, исламское образование Муктады ас-Садра осталось незаконченным. Он закончил сатух аль-аалийя (аналог высшего университетского образования), но не приступил к «аспирантуре» (аль-бахс аль-харидж), в ходе которой студенты пишут диссертацию по одному из вопросов исламской юриспруденции. Кроме того, чтобы получить статус марджа, клерикалу необходимо опубликовать объемистое исследование в формате книги по исламскому праву. В настоящее время Муктада ас-Садр не достиг степени аятоллы, являясь всего лишь ходжат оль-эсламом.

Несмотря на отсутствие важных нормативных элементов, необходимых для представителя высшего духовенства, Муктаде ас-Садру удалось приобрести функции религиозного авторитета. В этом он выгодно отличается от своего бывшего соратника Кайса аль-Хазали. Аль-Хазали и ас-Садр являются ровесниками, оба учились у отца Муктады Мухаммеда Садыка ас-Садра. Тем не менее, аль-Хазали больше преуспел в духовном образовании, написав бахс аль-харидж. Многие представители хаузы (корпорации высшего духовенства) высоко оценили его работу. Он объявил о том, что является сторонником доктрины Имама Хомейни велаят-э-факих (правления духовенства) и представителем аятоллы Али Хаменеи в Ираке. Однако аль-Хазали допустил ряд промахов. В отличие от Муктады он не проводил проповедей или истифта (бесед с последователями по животрепещущим вопросам исламского права и теологии). В 2014 году Кайс аль-Хазали создал проиранские шиитские вооруженные формирования «Асаиб Ахль аль-Хакк» и попытался взимать хумс, но не имея достаточного религиозного авторитета, не преуспел в этом занятии.

Ас-Садр пошел гораздо дальше аль-Хазали в приобретении статуса религиозного авторитета, используя неформальные факторы, выходящие за рамки исламской учености. Например, он претендует на то, что состоит в общении со скрытым Имамом Махди. Эсхатологическая концепция, тесно связанная с Двенадцатым Имамом Мухаммедом аль-Махди, играет огромную роль в шиизме. Согласно шиитским источникам, предпоследний Имам Хасан аль-Аскари умер в возрасте 28 лет в 874 году (260 г. х.). Последние годы своей жизни Имам провел в военном лагере Самарра  севернее Багдада, охраняемый аббасидской стражей. При этом таинственно исчез его маленький сын Мухаммед ибн аль-Хасан аль-Аскари аль-Махди. Это исчезновение было проинтерпретировано как первое Сокрытие Двенадцатого Имама, длившееся в течение семидесяти лет, во время которого скрытый Имам общался с правоверными через четырех своих представителей или наместников (сафир/наиб/вакиль). Этот период назван «первым Сокрытием» (аль-гайбат аль-ула) или «малым Сокрытием» (аль-гайбат аль-сугра).  Последнему из наибов Али Самарри он письменно дал повеление не назначать себе преемника, т. к. пришло время Великого Сокрытия (альгайбат аль-кубра). Последними словами этого наиба (ум. в 942 г., 329 г. х.) были: «Отныне дела находятся в воле Божьей». С этого времени началось «второе Сокрытие» (аль-гайбат аль-танийа) или «великое Сокрытие» (аль-гайбат аль-кубра). Оно, согласно шиитской богословской доктрине, длится и по сей день и закончится только в Конце Времен (ахир аль-заман), когда Махди вернется для того, чтобы установить на земле справедливый социально-политический порядок.

Главная причина необходимости финальной битвы Махди со Злом находится в сфере политического. По шиитским воззрениям, Кайим (Воскреситель) придет для того, чтобы отомстить за убийство третьего Имама Хусейна. В некоторых преданиях говорится о том, что после резни в Кербеле ангелы рыдали и в плаче вопрошали Господа, оставит ли Он неотомщенным убийство «Своего Избранника». В других хадисах говорится, что ангел Джебраил (Гавриил) предрек Пророку как трагическую гибель его внука, так и то, что тот будет отомщен своим девятым потомком, Кайимом.

Кроме того, Муктада ас-Садр использует для поднятия своей популярности священные артефакты. Например, его отец Мухаммед Садык ас-Садр постоянно ходил с тростью. Ту же трость использует и Муктада, хотя он здоровы молодой человек и не нуждается в опоре. Муктада ас-Садр часто использует для передвижения старый автомобиль Mitsubishi Galant, на котором обычно ездил его отец. Таким образом этот иракский политик подчеркивает, что унаследовал от отца его сакральную ауру. Муктада ас-Садр является харизматическим лидером, и харизма является важным элементом его политического успеха.  Вообще, феномен этого успеха неправильно оценен западными исследователями. По их мнению, мерилом успешности политического деятеля являются его достижения в различных сферах. Муктада ас-Садр такими достижениями похвастаться не может. Его сторонники либо занимают в госаппарате второстепенные должности, либо, оказавшись на важных должностях, проваливали порученную им работу. Ас-Садр постоянно выступает против коррупции, но его соратники, оказавшись на государственной службе, воруют не меньше, чем представители остальных партий. Тем не менее, его популярность у значительной части шиитской общины Ирака не убывает. Следовательно, залогом этой популярности являются не политические взгляды и поступки, а харизма и религиозный авторитет.

Исследование феномена Муктады ас-Садра имеет большую актуальность в связи с тем, что в среде высшего шиитского духовенства Ирака грядут большие перемены. От того, кто станет его лидером, во многом будет зависеть будущее этой страны. Дело  в том, что состояние здоровья наиболее авторитетного на данный момент великого аятоллы Али ас-Систани (93 года) стремительно ухудшается. Даже, если он проживет еще несколько лет, он не сможет исполнять религиозные обязанности. Что касается Казема аль-Хаери, также находящегося в преклонном возрасте, то 29 августа 2022 года он ушел в отставку с поста марджа-э-таклид, призвав своих последователе в Ираке выразить верность верховному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи. С таким поворотом, наверняка, буде не согласен Муктада ас-Садр. Ближайшее будущее покажет, сможет ли этот многолетний возмутитель спокойствия в Ираке стать религиозным лидером шиитов этой арабской страны.

52.53MB | MySQL:102 | 0,761sec