О вовлеченность Египта в суданские события

по материалам Арабского центра исследований политики в Вашингтоне, округ Колумбия

Всего через несколько часов после начала военных столкновений между суданской армией и военизированными Силами быстрой поддержки (RSF) видеоролики с захваченными египетскими военнослужащими стали вирусными в социальных сетях. Эти военнослужащие были взяты в плен RSF на авиабазе Мерове в Северном Судане. Военный представитель Египта опубликовал краткое заявление, в котором утверждалось, что военные  участвовали в совместных тренировках со своими суданскими коллегами (позже они были освобождены в результате посредничества ОАЭ – авт.). Два дня спустя, во время встречи с Высшим советом Вооруженных сил, президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси заявил, что египетские силы, присутствующие в Судане, находились там исключительно в учебных целях, а не для того, чтобы принимать чью-либо сторону. Однако позже выяснилось, что заявления ас-Сиси были ложными. Египетские силы в Судане не участвовали в совместных учениях, а вместо этого находились там для поддержки генерала Абделя Фаттаха аль-Бурхана, главнокомандующего суданской армией, против его заместителя Мухаммеда Хамдана Дагло, также известного как Хемити. Согласно американским разведданным, Египет направил военные самолеты и пилотов для поддержки суданских военных. Также сообщалось, что египетский самолет уничтожил склад боеприпасов, контролируемый RSF.  Хотя египетские военнослужащие вернулись домой, вопросы об их численности, обязанностях и почему об их присутствии не было объявлено до начала конфликта сохраняются. Участие Египта в суданском конфликте показывает его недальновидную политику, сложные расчеты и неудачную стратегию, которые внесли значительный вклад в нынешний кризис в Судане. После смещения бывшего президента Омара аль-Башира Египет принял политику в отношении Судана, которая была направлена на достижение двух противоречивых целей. С одной стороны, он неустанно стремился помешать созданию сильного гражданского правительства, не говоря уже о демократическом, в течение переходного периода. С другой стороны, Египет опасался, что Судан потенциально может стать несостоявшимся государством на его южных границах, что приведет к серьезным политическим, геостратегическим и гуманитарным кризисам, с которыми он не сможет справиться. Таким образом, Египет ставил на установление военного правления в Судане, несмотря на ожесточенное гражданское сопротивление и ожесточенную борьбу за власть между аль-Бурханом и Хемити. Обоснование этой политики было основано на сложных расчетах.

Во-первых, правительство ас-Сиси намерено предотвратить появление любой формы гражданского или демократического правительства на южных границах Египта, поскольку он воспринимает это как экзистенциальную угрозу, способную вызвать эффект домино и повлиять на политический ландшафт АРЕ.

Во-вторых, ас-Сиси выступает за слабый режим в Судане, который дал бы Египту рычаги и влияние на него, в отличие от формулы Мубарака — аль-Башира, где 30-летнее правление в Судане Омара аль-Башира вызвало трудности и проблемы для Египта при президенте Хосни Мубараке.

В-третьих, ас-Сиси стремится к созданию подчиненного суданского правительства, у которого не будет независимой внешней политики, которая может противоречить внешней политике Египта, особенно по таким важным вопросам, как  эфиопская плотина  «Возрождение». В течение последних четырех лет Египет, наряду с другими ключевыми региональными союзниками, включая Саудовскую Аравию, ОАЭ и Израиль, предпринял значительные шаги, чтобы помешать Судану добиться успешного демократического перехода. Первоначально Египет приветствовал соглашение о разделе власти между суданскими военными и гражданскими силами в течение переходного периода. Однако, по мере продвижения переходного процесса, Каир начал сосредотачиваться на укреплении военной фракции в Переходном суверенном совете, возглавляемой аль-Бурханом и Хемити за счет гражданского правительства Абдаллы Хамдока. Египтяне также стремились кооптировать и разделить гражданские силы, используя их друг против друга, чтобы продемонстрировать их политическую незрелость. Наиболее тревожно то, что Египет активно сеял раздор и разделение между гражданскими лицами и военными, что в конечном итоге привело к перевороту аль-Бурхана в октябре 2021 года, в результате которого правительство Хамдока было отстранено от власти. Еще большую тревогу вызывают продолжающиеся усилия Египта по подрыву рамочного соглашения, подписанного суданскими военными и гражданскими силами в декабре прошлого года, целью которого была передача власти гражданским лицам и прекращение военного правления. Через месяц после подписания рамочного соглашения глава разведки АРЕ Аббас Камель посетил Хартум, где он встретился с аль-Бурханом и различными гражданскими группировками для проведения переговоров. Кроме того, Египет предложил свою политическую инициативу, призванную объединить все группировки в диалоге, направленном на достижение «реального, прочного и всеобъемлющего урегулирования». Хотя некоторые гражданские группировки приветствовали эту инициативу, она была отвергнута Силами за свободу и перемены (FFC), главной продемократической силой Судана. Когда за последние несколько месяцев возникли разногласия между аль-Бурханом и Хемити, Египет предпочел первого второму. Тенденция встать на сторону аль-Бурхана во время политического кризиса в Судане была обусловлена несколькими факторами. Аль-Бурхан представляет традиционное суданское военное учреждение, которое перекликается с собственной военной иерархией Египта. Поддерживая аль-Бурхана, Египет поддерживает стабильные и предсказуемые отношения с Суданом, в отличие от того, чтобы иметь дело с таким военачальником и лидером ополчения, как Хемити. Несмотря на эти стратегические интересы, недальновидная, предвзятая и противоречивая политика Египта в отношении Судана за последние четыре года им принципиально противоречила. Наконец, обширная сеть зарубежных связей Хемити вызвала опасения в Египте по поводу его способности проводить независимую внешнюю политику, которая может не соответствовать интересам Египта в регионе. Напротив, тесные связи Египта с Бурханом обеспечивают более надежного партнера для обеспечения защиты его интересов в Судане. Более того, Египет проявляет значительный интерес к Судану по нескольким причинам, помимо общей истории и границ двух стран.
Спор по поводу плотины «Возрождения» вызывает серьезную озабоченность Египта, и дестабилизация ситуации в Судане подорвет позиции Египта на переговорах с Эфиопией. Стратегическое расположение Судана на южной границе Египта также делает его критически важным для поддержания региональной стабильности. Слабый и нестабильный Судан может привести к побочным эффектам, таким как рост нелегальной иммиграции, незаконного оборота наркотиков и терроризма, что усугубит экономические проблемы Египта и проблемы безопасности.
Наконец, стратегическое расположение Судана на пересечении Северной, Восточной и Западной Африки делает его важным игроком в политике и экономике региона, и Египет кровно заинтересован в поддержании стабильности в регионе в целом.

В этой связи от себя отметим, что Египет в рамках своей вовлеченности в суданский кризис однозначно будет лимитирован в своей активности противоположной позицией двух грандов Персидского залива в лице КСА и ОАЭ. И этот момент принципиален, если учитывать серьезную заинтересованность Каира в их инвестициях и траншах финансовой помощи. Это противостояние становится все более явным. Пользователи социальных сетей в Египте на этой неделе распространили запись, приписываемую бывшему главе суданской разведки Салаху Гошу (В настоящее время советник УОР АРЕ по вопросам безопасности), в которой Объединенные Арабские Эмираты обвиняются в причастности к недавним событиям в Судане. Они предположительно создали «командный центр» в Абу-Даби с целью замены армии Силами быстрой поддержки (RSF) во главе с Мухаммедом Хамданом Дагло, известным как Хемити. В предполагаемой аудиозаписи, достоверность которой не удалось проверить, человек, которого СМИ идентифицировали как начальника штаба суданской армии, генерала Камаля Абдель Маруфа, сказал, что первоначальные изменения в Судане начались с масонского заговора внутри системы и из стран Персидского залива, которые спонсировали изменения, а также зарубежных стран, которые полагались на некоторых суданских мигрантов в Европе, которые утверждают, что они активисты, но на самом деле являются политическими торговцами. После объявления их программы перемен и того, что вопрос стал для них непреодолимым, борьба перешла к планированию с помощью недееспособных защитников свободы, перемен, левых и коммунистов. Однако они достигли точки, когда не смогли реализовать свои амбиции, поэтому они перешли к этапу насильственных изменений, разработав программу и продвигая ее в средствах массовой информации, и пытаясь использовать повстанческие движения. Пока дело не дошло до изменения «стиля Дагло» [Хемити]. Он добавил, что Хемити встретился с президентом ОАЭ Мухаммедом иен Заидом и некоторыми финансистами, которые согласились с необходимостью насильственных изменений. Они должны были включать в себя нанесение удара по армии и объявление правительства, признанного странами-спонсорами, наряду с некоторыми международными институтами и организациями. Это нанесло бы сокрушительный удар по исламским и военным течениям в стране. Подчеркнув, что Хемити «ничего не знал о политике или Судане», Маруф сказал, что суданский политик и ведущая фигура в Народно-освободительном движении (НОДС) Ясир Арман был помещен «рядом с ним». По его словам, «в программе говорилось о полном контроле над аэропортами, главным командованием, президентским дворцом, радио и телевидением, а затем было объявлено о контроле Сил быстрой поддержки. После этого захват штаб-квартиры и объявление правительства, затем арест армейских лидеров, захват командования и выдача инструкций военным силам и подразделениям в Судане подчиняться им — таков был план». Он сообщил, что силы Хемити «полагали, что все суданские самолеты находились в аэропорту Мерове, но они были удивлены реальностью. После того, как ситуация была раскрыта, армия приняла все меры». Он сказал, что был план такого мероприятия, с отправкой сил из Ливии через Халифу Хафтара, но турки предупредили, что, если какие-либо силы переместятся из Судана в Ливию, они станут мишенью. Итак, сценарий был остановлен. Таким образом, был выбран третий сценарий, объяснил он, «который заключается в успокоении, диалоге и прекращении огня – каким бы это ни было – чтобы спасти то, что можно спасти». Очень похоже на стиль рассуждений египетских и суданских политологов и аналитиков, но все-таки рискнем предположить, что в данном случае мы имеем дело с информационной «ответкой» египтян на аналогичную информационную войну ОАЭ, которая, кстати, ведется с баз хакеров в Дубае. Как бы то не было, ОАЭ якобы уже предоставили оружие RSF Хемити. 25 апреля появились кадры с термобарическими снарядами, которые были поставлены ОАЭ для RSF и захвачены военными. На видео показаны ящики со 120-мм термобарическими снарядами, сбрасываемыми с воздуха, с маркировкой, предполагающей, что они были изготовлены в Сербии в 2020 году и позже поставлены в ОАЭ. По мнению аналитиков, это видео подрывает доверие к ОАЭ как к нейтральному посреднику. «На утверждение Вашингтона о том, что ОАЭ являются партнером в достижении мира в Судане в рамках «четверки», следует все чаще смотреть со скептицизмом», — указывает Кэмерон Хадсон, бывший офицер ЦРУ и эксперт по Судану. «Четверка» — это Великобритания, США, Саудовская Аравия и ОАЭ, группа, которая пыталась восстановить гражданское правление после того, как суданские военные и RSF совершили переворот в 2021 году.  Сам Хемити, похоже, уже признал, что ОАЭ являются главным благодетелем его частной армии, отвечая на вопросы об источнике обещания в размере одного миллиарда долларов в 2019 году. «Люди спрашивают, откуда мы [RSF] берем эти деньги. У нас есть зарплаты наших военнослужащих, воюющих за пределами [за рубежом], и наши золотые инвестиции, деньги от золота и другие инвестиции». Источник финансирования RSF, который включает в себя спекуляцию путем захвата золотых рудников Джебель-Амер в Дарфуре, позволил Хемити игнорировать призывы поставить своих боевиков под контроль либо суданских военных, либо гражданских элементов правительства страны. Что поддерживает функционирование сети Хемити?  Global Witness, международная неправительственная организация, основанная в 1993 году, которая работает над разрывом связей между эксплуатацией природных ресурсов, конфликтами, бедностью, коррупцией, обнаружила тайник с утечкой документов, которые показывают, что Хемети не только удалось захватить большую часть золотодобывающей промышленности страны через связанную компанию, но утечка банковских данных и корпоративных документов показывает, что они используют подставные компании и банки, базирующиеся в Судане и ОАЭ. Просочившиеся банковские документы показывают, что RSF имеет счет на свое имя в Национальном банке Абу-Даби (ныне часть First Abu Dhabi Bank). «Это свидетельствует, — сказал Global Witness, — о финансовой автономии RSF». Далее объяснялось, что, несмотря на неоднозначный закон 2016 года, ставящий ополчение под контроль президента как Верховного главнокомандующего Вооруженными силами Судана, это наводит на мысль, что RSF, возможно, не находятся под финансовым контролем военных, не говоря уже о гражданских элементах Совета по суверенитету, разделяющих власть. Сметы RSF, которые были захвачены суданской армией, описывает, как ополченцы получили более 40 млн долларов «на техническую поддержку» из неизвестного источника и использовали из них более 30 млн долларов на покупку транспортных средств и оборудования связи. В документе говорится, что RSF закупила более 1000 автомобилей в течение первых шести месяцев 2019 года у дилеров в ОАЭ. Поставки включали более 900 Toyota Hilux и Land Cruisers, моделей, которые RSF часто переделывает в то, что они называют «техническими» – военные машины 4 × 4, оснащенные пулеметами. Абу-Даби использует RSF для продвижения своих собственных интересов в стране, которые включают обеспечение доступа к природным ресурсам Судана и противодействие влиянию других региональных держав. В связи с этими «откровениями» отметим несколько моментов.

  1. Сербские термобарические снаряды были не сброшены с самолетов ОАЭ (после этого снаряды можно смело утилизировать), а поставлены морем, собственно, самим Вооруженным силам Судана. Но, рискнем предположить, что конечным получателем их были не силы Хемити, а ВС Украины, чьи грузовые самолеты были заблокированы в аэропорту Судана (по уму их надо под шумок там и сжечь: подсказать такой вариант   RSF большого труда не составляет – авт.). Судан уже давно является перевалочной точкой доставки оружия Украине теми странами, которые не очень хотят портить отношения с Москвой. Ровно таким же «окружным путем» на Украину были недавно доставлены и турецкие ракетные тактические комплексы TRLG-230.
  2. Все виды боевой техники и автомобилей, перечисленные в утечках, были поставлены ОАЭ Хемити еще до кризиса и это логично, поскольку его бойцы воевали за интересы Эмиратов и в Йемене, и в Ливии. Но опять же отметим, что   все сказанное не отменяют общую поддержку Хемити со стороны ОАЭ.
52.42MB | MySQL:103 | 0,548sec