О развитии ситуации в Судане и причинах постоянных срывов соглашений о перемирии между противоборствующими сторонами

В Судане появилась новая военная сила, которая потенциально может изменить баланс противоборствующих сторон в продолжающихся боевых действиях между суданской армией и Силами быстрой поддержки (RSF). Центральная резервная полиция Судана, насчитывающая примерно 80 000 бойцов, заявила о своем присутствии в Южном Хартуме в минувшие выходные, причем ее членов видели в белых пикапах, одетых в боевую форму цвета пустыни и оснащенных пулеметами. Центральная резервная полиция призвана сыграть решающую роль в боевых действиях в столице страны Хартуме и будет поддерживать армейские подразделения, сообщили местные аналитики.  В последние недели полиция Судана и силы гражданской обороны заметно отсутствовали в столице, в результате чего в различных районах Хартума происходили поджоги зданий и предприятий и мародерство. Несмотря на объявление семидневного перемирия между суданской армией и RSF, 3 мая в столице  все еще слышали стрельбу и пролеты истребителей над городом. Несмотря на объявленное недельное перемирие, очевидцы сообщают, что RSF в настоящее время присутствуют в районах вблизи больниц Восточного Нила и Хартума и Республиканского дворца, в то время как армия продвигается с юга Хартума, чтобы заблокировать выходы в южные, восточные и западные регионы, подавляя RSF и перекрывая его материально-техническое снабжение. Вообще, как показывает практика, соблюдение перемирий сторонами пока является очень условным фактом и на это есть свои причины. Как суданская армия, так и военизированные Силы быстрой поддержки (RSF) обязуются соблюдать временное перемирие, но обвиняют друг друга в его нарушении, возобновляют боевые действия, а затем соглашаются на продление или новое соглашение.  Более 500 человек были убиты и более 4000 ранены с тех пор, как три недели назад начались боевые действия, вызванные разногласиями в планах интеграции RSF в Вооруженные силы Судана. Многие из этих смертей произошли во время заключенных перемирий. Последнее по времени из этих перемирий вступило в силу 4 мая — на этот раз семидневное прекращение огня, при посредничестве Южного Судана. По сообщениям, оно уже было нарушено после того, как в Хартуме были зафиксированы воздушные удары. Командующий RSF Мухаммед Хамдан Дагло, более известный как Хемити, и командующий суданской армией Абдель Фаттах аль-Бурхан последовательно обвиняют друг друга в нарушении мира. Не проходит и минуты после вступления перемирия в силу, как раздаются выстрелы и наносятся авиаудары. Так почему же соперничающие лидеры продолжают соглашаться на перемирия, зная, что они не стоят бумаги, на которой написаны? Кэмерон Хадсон, бывший аналитик ЦРУ и старший научный сотрудник Африканской программы CSIS, полагает, что во многом это связано с работой с общественным мнением: «Обе стороны заинтересованы в создании у международного сообщества впечатления, что они поддерживают призывы к прекращению огня и что они действуют ответственно».  Хадсон отмечает, что многие заявления RSF, например, касающиеся соглашений о перемирии, публикуются только на английском языке: «[Это] для меня явный сигнал о том, что эти решения, которые они продвигают, принимаются для того, чтобы успокоить международное сообщество». Он добавляет, что воюющие стороны создают «повествование» о том, что они сотрудничают, но также и о том, что их «дело правое»: Хемити заявляет о продвижении демократии и свержении военного правления, а аль-Бурхан в разгроме армии наемников, которая хочет захватить страну. Для Андреаса Крига, доцента кафедры оборонных исследований Королевского колледжа Лондона, провал недавних перемирий также очевиден: «Обе стороны знают, что на самом деле они не хотят прекращения огня. Они все еще думают, что могут отвоевать территорию и захватить цели с помощью боевых действий, а не переговоров». Криг ссылается на «теорию зрелости», гипотезу международных отношений, которая утверждает, что только после того, как обе стороны конфликта осознают, что они не могут победить путем дальнейшей эскалации, будет предпринят поиск политического решения: «Для обеих сторон просто еще не пришло время сесть за стол переговоров. Позиции обеих сторон чрезвычайно выгодны. Они хорошо вооружены, у них хороший штат. Им хорошо платят за продолжение боевых действий». Доктор Джихад Машамун, суданский исследователь и аналитик по Африканскому Рогу, полагает, что армия и RSF сосредоточены на своих непосредственных военных целях: «RSF вызывает подкрепление из Дарфура, а военно-воздушные силы атакуют их. Военные сосредоточены на том, чтобы перерезать линии снабжения подкреплений RSF». Машамун добавляет, что у RSF нет центрального командования для контроля над своими силами, что еще больше усложняет попытки установить временные перемирия. Специальный представитель ООН в Судане Фолькер Пертес заявил на выходных, что обе стороны назначили представителей для потенциальных переговоров, которые состоятся либо в Саудовской Аравии, либо в Южном Судане: «Позиция, к которой они в конечном итоге придут на поле боя, будет отражена за столом переговоров. Я рискну предположить, что этот высокий темп боевых действий, чтобы предположить, что они, возможно, в конечном итоге готовятся к какому-то политическому разговору». Часто международные союзники вынуждают стороны в конфликте прекратить боевые действия, но в Судане этого пока не происходит. Аль-Бурхану благоволит Египет, в то время как у Хемити есть богатые покровители в ОАЭ и Саудовской Аравии. «Внешние покровители кровно заинтересованы в том, чтобы их сторонники побеждали. Если вы посмотрите на Египет… они полны решимости продолжать поддерживать аль-Бурхана. Нет никаких обстоятельств, при которых Египет согласился бы с тем, чтобы RSF захватили власть и победили», — считает Криг, сославшись, в частности, на Каир и Абу-Даби.  В течение первых нескольких дней боевых действий египетские военные были ненадолго взяты в плен силами RSF на авиабазе Мерове на севере Судане. Каир заявил, что они участвовали в совместных учениях. Однако, согласно сообщениям, на самом деле они были там, чтобы оказать военную помощь аль-Бурхану. «Египет рассматривает Хемити и RSF не более чем как наемников. Они уважают суданскую армию как отражение египетской армии», — полагает Машамун. При этом, по ряду данных, часть египетских военных все еще находятся в заложниках у сил Хемити. Тем временем ОАЭ, которые поддерживают Хемити, импортируют из Судана золота на 16 млрд долларов каждый год и подписали первоначальный договор на сумму 6 млрд долларов на строительство и эксплуатацию порта Абу-Амама и экономической зоны в Порт-Судане. Машамун уверен, что у Египта и ОАЭ есть рычаги влияния в Судане, но сомневается, есть ли у них готовность добиться прекращения огня. Некоторые эксперты считают Саудовскую Аравию более сбалансированным переговорщиком в Судане, менее пристрастным, чем некоторые из ее региональных союзников. «Но… у саудовцев очень мало рычагов влияния, и они на самом деле не использовали те рычаги, которые у них есть, чтобы усадить обе стороны за стол переговоров», — полагает Криг. Между тем, администрация президента США Джо Байдена также не смогла установить мир, ни временный, ни долгосрочный. Машамун объясняет это отсутствием планирования и дальновидности: «У Байдена нет согласованного плана для Судана. [У США] нет никакого видения для поддержки перехода Судана к демократии».

Теперь в этом противостоянии появился новый и очень неоднозначный игрок. Центральная резервная полиция (CRP) приобрела плохую славу в марте 2022 года, когда Министерство финансов США ввело против нее санкции за «серьезное нарушение прав человека». Управление по контролю за иностранными активами США (OFAC) заявило, что «CRP применило чрезмерную силу против продемократических протестующих, мирно демонстрирующих против свержения переходного правительства Судана, возглавляемого военными». Решение OFAC о назначении было принято после того, как армия распустила гражданское правительство Судана 25 октября 2021 года и после последующей гибели примерно 125 мирных демонстрантов. 30 апреля  Министерство внутренних дел Судана заявило, что Центральная резервная полиция, известная местным жителям как «Абу Тира», защитит рынки и имущество от грабежей и вандализма в Хартуме. При этом в заявлении подчеркивается, что офицеры CRP являются выпускниками Колледжа полицейских наук и права, что противоречит заявлению RSF о том, что ее сотрудники являются сотрудниками Народных сил безопасности, которые связаны с режимом бывшего президента Омара аль-Башира. Центральная резервная полиция была создана в 1974 году для подавления племенных мятежей и участвовала в конфликте в Дарфуре в феврале 2003 года. У этой полиции лучшая подготовка, чем у традиционной полиции, и она была создана и обучена как боевая сила. Она похожа на силы RSF с точки зрения своей подготовки, являясь военизированным формированием и способна быстро маневрировать на местности.  CRP не дислоцируется на передовой, но она поддерживает армию и берет под контроль районы после того, как армия очистит их от боевиков RSF. Она оснащена современным вооружением, таким как пулеметы, зенитные орудия и современные высокоточные винтовки и обучена ведению боевых действий в городах.  С 1990 года CRP сосредоточилась на подавлении конфликтов в Дарфуре, и ее кадры состояли из полицейских, которые только что закончили армейскую службу, чтобы пройти подготовку у командиров сил специального назначения. В отличие от Вооруженных сил Судана, у них больше свободы передвижения. В настоящее время CRP отвечает за поддержание безопасности, что ослабит давление на армию и обеспечит защиту тыла, выполняя такие задачи, как поимка сбежавших преступников и возвращение их в тюрьму.  За эти годы в CRP сменилось несколько командиров, и на сегодня не понятно, кто занимает эту должность. 30 апреля подразделения  CRP были замечены в районе Аль-Калакла на юге Хартума, который не имеет стратегического значения, за исключением того, что находится недалеко от бывшей штаб-квартиры CRP. Полиция заявила, что арестовала 316 «мятежников», и посоветовала суданским гражданам носить с собой документы, удостоверяющие личность, когда они находятся в общественных местах. Несмотря на это, регион Южного Хартума остается приоритетным районом для армии и RSF, поскольку здесь проживает почти 700 000 человек. На ранних стадиях конфликта в этом районе шли интенсивные бои, армейские истребители бомбили и уничтожали военную базу RSF Тайбат аль-Хаснаб. Ранее RSF пытались получить контроль над военным заводом в Ярмуке, одним из крупнейших на африканском континенте, расположенным к югу от Хартума, но эта попытка  не увенчалось успехом. В 2012 году Судан обвинил Израиль в бомбардировке фабрики. 3 мая RSF сообщила, что они успешно отразили нападение армии и CRP в центре Хартума. При этом текущая ситуация в Южном Хартуме спокойная, с открытыми рынками и ощущением нормальности в повседневной жизни, за исключением некоторых гражданских районов, где силы RSF скрываются и за ними следят армейские истребители.

52.41MB | MySQL:103 | 0,662sec