Предвыборная кампания-2023 в Турции. Часть 29

Влияние фактора недовольства сформированными коалициями на результат парламентских выборов

Мы ранее отмечали, что в 2023 г. наблюдались изменения в составе коалиций. Они происходили в рамках двух волн: первая была отмечена в январе, а вторая волна – в марте. При этом данные изменения оказались радикальными, сильно изменив их изначальный состав. Нынешние коалиции были созданы в 2018 г. Несмотря на их критику, в этом же составе данные политические блоки вышли на муниципальные выборы 2019 г. В дальнейшем стало ясно, что коалиции стали новой формой политического процесса в Турции. Это проявилось не только в том, что они не распались. В 2022 г. появилась еще одна важная Коалиция труда и свободы, которая была сформирована вокруг Демократической партии народов (HDP). После этого шага все парламентские партии стали членами какого-либо политического блока. Тем самым, произошла легитимация системы коалиций. Этот процесс привел к тому, что существующие блоки стали нуждаться в трансформации и адаптации к изменившимся условиям. Поэтому в январе мы стали свидетелями официального расширения оппозиционной Национальной коалиции, а в марте – проэрдогановской Народной коалиции. Однако эти инициативы претворялись не без споров и критики. В данной статье мы рассмотрим всевозможные линии недовольства по поводу формирования состава коалиций и вероятное их влияние на итоговый результат блока

Фактор Партии истинного дела

Партия истинного дела (HÜDA-PAR) является самым ярким примером проявления недовольства из-за расширения коалиций. HÜDA-PAR – это исламистская прокурдская партия. Многими исследователями она причисляется к радикальным. Этот момент вызвал неприятие со стороны избирателей главного партнера Партии справедливости и развития (AKP) Партии националистического движения (MHP). Причина такой реакции избирателей-националистов связана с противоречием идеологических профилей двух партий. HÜDA-PAR известна как партия-сторонница курдской автономии. Этот момент является неприемлемым для MHP, которая защищает принципы унитарного национального государства. Это привело к тому, что партия националистов дистанцируется от HÜDA-PAR. В результате этого была сформирована довольно странная ситуация, которая характеризовалась попыткой AKP сохранить баланс внутри коалиции после ее расширения. В частности, это было выражено словами членов правящей партии о том, что HÜDA-PAR не является частью коалиции.[i] Однако факт остается фактом: три ее члена были выдвинуты в качестве кандидатов в депутаты по спискам AKP.

В электоральном смысле фактор HÜDA-PAR может иметь далеко идущие последствия. Он может повлиять на стратегию голосования проэрдогановских националистов. Это не только проявляется в возможности консолидации электората MHP в условиях кризиса партии и падения ее рейтингов, но и в переходе поддержки от правящей партии. C парламентских выборов 1 ноября 2015 г. за AKP начали голосовать националисты. Этот сегмент электората до сих пор остается важной частью поддержки партии. Однако недовольство вышеназванным союзом может вызвать переток поддержки в сторону MHP. Действие этого эффекта уже наблюдалось по итогам муниципальных выборов 2019 г. Учитывая этот аспект, мы считаем актуальным его воздействие и на итоги выборов в 2023 г.

Фактор Партии повторного благоденствия

Присоединение Партии повторного благоденствия (YRP) к Народной коалиции также было встречено избирателями неоднозначно. Ее лидер Фатих Эрбакан неоднократно говорил, что ни о каком членстве в проэрдогановской коалиции речи идти не может. Но, в конце концов, соответствующее решение было принято. Оно вызвало разочарование среди электората YRP. Часть избирателей, скорее всего, откажется от участия в выборах. Поэтому, начиная с марта, рейтинг партии неуклонно падает, хотя ее считали перспективной.

Факторы Партии демократии и прорыва и Партии будущего

Подобные проявления наблюдаются и среди оппозиции. Разочарование имеет здесь немного иной характер. В целом, электорат позитивно принимал фактор расширения коалиции. Но вопросы вызвал список кандидатов от двух этих партий, которые были выдвинуты под эгидой Народно-республиканской партии (CHP). Кемалистов из-за этого назвали второй AKP, имея в виду выдвижение бывших ее членов. Это сотрудничество, в частности, стало поводом для критики со стороны Мухаррема Индже. Например: Индже говорит, что ему непонятно, как можно верить обещаниям CHP по решению миграционной проблемы, когда партия сотрудничает с Ахметом Давутоглу. Согласно этому мнению, именно Давутоглу поддерживал размещение сирийских беженцев в Турции, будучи лидером AKP и премьер-министром. Наличие этой проблемы может оттолкнуть от голосования светских националистов. Но основной эффект этого фактора, как нам кажется, связан с ограничением потенциала для роста рейтинга CHP в тех районах, где были выдвинуты спорные кандидаты от этих партий.

Подытоживая, мы отмечаем, что расширение коалиций за счет малых партий было воспринято неоднозначно. В одном случае мы предполагаем рост оппозиции внутри блока (HÜDA-PAR), в другом случае – падение рейтинга присоединившейся партии (YRP), в третьем – ограничение роста рейтинга в конкретных районах (CHP).

[i] https://www.gazeteduvar.com.tr/bulent-turan-huda-par-ittifaka-dahil-degil-haber-1615257

52.48MB | MySQL:102 | 0,618sec