Американские эксперты о выборах в Турции. Часть 2

Внимание экспертов и аналитиков привлекают не только политические аспекты предстоящих выборов, но и их влияние на экономику Турции. На сайте Вашингтонского Института Ближнего Востока была опубликована статья независимого финансового аналитика из Турции Мурата Кубилая «Экономическое влияние выборов в Турции: шесть потенциальных сценариев». Сразу же необходимо отметить, что автор статьи является, судя по всему, ожесточенным противником нынешнего президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Он симпатизирует оппозиционному Национальному Альянсу и считает, что его приход к власти с большим перевесом приведет к либеральным реформам, концу сниженных банковских ставок и восстановлению международного доверия к турецкой экономике. Думается, это очень упрощенный взгляд. Однако то, что статья написана специалистом по турецкой экономике, делает ее интересной.

Автор статьи признает, что, несмотря на значительные проблемы, переживаемые турецкой экономикой, правительство пока располагает средствами для того, чтобы держать ее на плаву. К ним относятся низкая процентная ставка, экономические мега-проекты, займы государственных банков, строгий контроль над рынком валюты, новые каналы внешнего финансирования и налоги, которое правительство использует для ослабления своих оппонентов.

Несмотря на это, ситуацию в экономике, по мнению автора, сложно назвать благополучной. 40,4% банковских депозитов Турции размещены в твердой валюте (долларах и евро) и в золоте, еще 19,3% размещены на счетах, гарантированных государственной компенсацией в случае падения курса лиры. Большинство крупных торговых сделок торгуются в твердой валюте. Даже правительство использует доллары и евро в своих тендерах. Дефицит внешней торговли за год (с марта 2022 по март 2023 года) составил 120,6 млрд долларов, что является рекордным показателем. В этих условиях возникает вопрос: где хранить деньги, чтобы уберечь их от обесценивания? Недвижимость и местные ценные бумаги, деноминированные в долларах, уже сильно подорожали. Обычные депозиты в турецких банках не являются привлекательными, так как процентная ставка очень низка. Игра на зарубежных биржах требует большой финансовой экспертизы. Центробанк Турции не может проводить политику сокращения денежной массы, следуя неофициальному указанию президента Эрдогана продолжать рост настолько, насколько это возможно. Исходя из этого, все экономические игроки держат свои резервы в долларовых депозитах или в депозитах, приравненных к долларовым. Многие предпочитают переводить капиталы за рубеж или держать их под подушкой. От себя отметим, что обязательное сокращение денежной массы является постулатом неолиберальной экономики. Сама по себе строгая финансовая дисциплина без экономического роста не даст никакого положительного результата. В этом жители России убедились в начале 1990-х годов, когда во главе правительства стояли неолибералы Гайдар и Чубайс.

Золотовалютные резервы Центробанка Турции в настоящее время составляют 114,9 млрд долларов. Если брать чистые резервы, исключив из них иностранные ценные бумаги и займы по своп-соглашениям, то они составляют 67,2 млрд долларов, что недостаточно для осуществления валютной интервенции. Недавно Центробанк стал продавать золото в ювелирные магазины и обменные пункты на стамбульском Гранд Базаре. Официальный уровень инфляции за прошедший год составил 43,68%. Официальный уровень безработицы составляет 10%, но, по оценкам независимых экспертов, он никак не меньше 23,4%.

Далее автор статьи перечисляет шесть возможных сценариев развития турецкой экономики в зависимости от прихода к власти на предстоящих парламентских и президентских выборах тех или иных политических сил. В нынешних турецких выборах участвуют три избирательных блока. Правящий Народный альянс состоит из Партии справедливости и развития (ПСР, турецкое название АКР), не нуждающейся в представлении; радикально-националистической Партии националистического действия (тур. МНР); Партии великого единства (ВВР); исламистской Партии Нового Благоденствия (YRP), члены которой считают себя последователями Неджметдина Эрбакана; курдской исламистской Партии свободного дела (HUDA-PAR) и, что довольно странно, левоцентристской Демократической Левой партии, которая в 1999-2002 годах входила в коалиционное правительство. Оппозиционный Национальный альянс состоит из шести партий, которые не объединяет ничего кроме вражды к Р.Т. Эрдогану. Здесь спектр варьируется от социал-демократической Народно-республиканской партии (НРП, тур. СНР) через умеренно-националистическую «Хорошую партию» к четырем небольшим правым партиям, две из которых (Партия Будущего и Партия демократии и справедливости) основаны бывшими соратниками Эрдогана и министрами в его кабинете. Третьим серьезным избирательным объединением является левый Коалиция труда и свободы, возглавляемый прокурдской Партией демократии народов (HDP). Учитывая судебные преследования против Партии демократии народов, не прекращающиеся с 2016 года, она выступает на этих выборах под лейблом Зеленой левой партии.

Первый сценарий предусматривает победу антиэрдогановской оппозиции с разгромным счетом. В этом случае Кемаль Кылычдароглу побеждает в первом раунде президентских выборов, а представители Национального альянса и Коалиции труда и свободы получают в новом парламенте от 360 до 400 депутатских мест. Этот сценарий турецкий экономист рассматривает как оптимальный для национальной экономики. Подавление инфляции в таком случае станет основной целью Центробанка Турции. При поддержке парламента и общества начнутся расследования коррупции среди топ-менеджеров госкомпаний и высших чиновников. Мурат Кубилай считает, что в этом случае валютные рынки останутся стабильными, строгие ограничения на их работу будут сняты, но резкого падения курса лиры не произойдет. Парламентского большинства хватит для того, чтобы провести среднесрочные реформы и поправки к конституции. В Турцию устремятся как «горячие деньги» (краткосрочный спекулятивный капитал), так и прямые иностранные инвестиции. Никаких кредитов МВФ не потребуется.

Второй сценарий предусматривает, что Кемаль Кылычдароглу побеждает в первом или втором раунде президентских выборах, а Национальный альянс и Коалиция труда и свободы вместе набирают 300-360 депутатов. В этом случае, по мнению турецкого эксперта, в управлении экономическими институтами произойдет быстрое, но не радикальное изменение. Подавление инфляции станет приоритетом, но экономическому росту также будет уделяться большое внимание, учитывая предстоящие выборы в местные органы власти 2024 года и необходимость поддержания политической стабильности. Финансовая нормализация приведет к некоторому снижению курса лиры, но не резкому. Нужды в кредитах МВФ не будет, так как станет ощущаться приток «горячих денег» в экономику. Приток прямых иностранных инвестиций будет зависеть от результатов выборов 2024 года. Сохранится риск стагнации, так как финансовая нормализация ударит по реальному сектору. Резких изменений во внешней политике не будет. Начнется борьба с коррупцией, но она встретит сопротивление со стороны части общества и проэрдогановской судебной системы.

Согласно третьему сценарию, Кылычдароглу побеждает во втором раунде президентских выборов. Национальный альянс и Коалиция труда и свободы набирают меньше, чем 300 депутатских мест в парламенте. В таком случае, по мнению турецкого эксперта, инвесторы и общество будут скептически относиться к перспективам правительства удержаться у власти больше нескольких лет и работать в согласии. Возможность изменить конституцию и запустить среднесрочные реформы будет очень мала. Результатом постепенной политической нормализации станут более стабильные финансовые рынки. Однако главной целью нового правительства и экономических институтов станет обеспечение победы на местных выборах 2024 года, чтобы удержаться у власти. Приток «горячих денег» частично снимет давление на национальную валюту. Кредиты МВФ не потребуются, но инфляционный пресс будет ощущаться тяжело. Возможна небольшая рецессия. Преследование коррупционеров вряд ли будет развиваться стремительно из-за боязни раскола в обществе.

Четвертый сценарий подразумевает, что Эрдоган побеждает во втором туре президентских выборов, а правящий Народный альянс одерживает очень относительную победу на парламентских выборах, обеспечивая себе меньше 300 мест в Великом национальном собрании Турции. В таком случае в соответствии с обещанием Эрдогана продолжать нынешнюю экономическую политику, спрос на твердую валюту увеличится, что вызовет резкое падение курса турецкой лиры. Любые попытки турецкого лидера изменить экономическую политику лишь незначительно снизят масштабы этого шока. Ограничения на капитал станут еще более суровыми, а авторитарная общественная политика поможет проводить их в жизнь. Будут предприняты усилия для привлечения альтернативных источников внешнего финансирования. Долго откладывавшийся экономический кризис придет в форме суровой рецессии.

Пятый сценарий, предлагаемый турецким экспертом, предполагает, что Эрдоган побеждает в первом туре президентских выборов, а Народный альянс получает парламентское большинство в количестве 300-360 мандатов. В этом случае Эрдоган получает полное одобрение своей экономической политики. Курс на низкую процентную ставку и контроль над капиталом будет продолжаться в полном объеме. Президент Турции попытается обеспечить дополнительное внешнее финансирование путем торга по вопросам турецкой внешней политики. Эрдоган предпримет попытку сближения с США для того, чтобы получить кредиты МВФ. Если это не удастся, то турецкий лидер пойдет на решительное сближение с Россией и Китаем. Неопределенность экономической политики результируется в рост бедности и усиление авторитаризма, чтобы подавлять волнения. Рецессии не миновать, но ее масштабы будут зависеть от того, насколько успешно будет найдено внешнее финансирование.

Наконец, шестой сценарий является наихудшим и почти катастрофическим для турецкой экономики. В результате ряда хаотических событий выборы не удается провести до конца. В таком случае Эрдоган нелегитимно удерживает свой пост, откладывая выборы на несколько месяцев или на год. Его полный контроль над бюрократией и судебной системой позволяет ему это сделать. В этом случае доверие бизнеса и рядовых граждан к власти резко упадет, побуждая турок держать свои сбережения под подушкой. Это приведет к жесткому контролю над капиталом и ценами не только в финансовом секторе, но и в других отраслях экономики. Выплаты по внешнему долгу могут быть отложены временным мораторием из-за недостатка ликвидности. В стране появляются товарный дефицит и черный рынок. Финансовая нестабильность вкупе с падением производства и ростом бедности ведут к народным волнениям. Начинается массовый отток капитала и даже потребительских товаров. Экономика погружается в глубокую депрессию.

52.5MB | MySQL:102 | 0,560sec