Американские эксперты о выборах в Турции. Часть 3

Ряд экспертов рассматривают перспективы внешней политики Турции в случае победы оппозиционного Национального альянса. На сайте Вашингтонского Института Ближнего Востока была опубликована статья Аллена Маковского «Внешняя политика турецкой оппозиции в тени Эрдогана». Статья имеет достаточно пристрастный характер. Ее автор полагает, что высшими ценностями для Турции являются либеральная демократия и приверженность хорошим отношениям с США и НАТО. Последний тезис носит более, чем спорный характер. Стратегическое партнерство Турции с США после Второй мировой войны началось как ответ на советские территориальные претензии, угрожавшие суверенитету и территориальной целостности этой страны. В 1946-1947 годах тогдашний министр иностранных дел СССР В.М.Молотов предъявил турецким дипломатам ряд требований, касающихся демилитаризации и размещения советских военных баз в районе проливов Босфор и Дарданеллы. Когда они не были удовлетворены, в советском партийном руководстве родилось решение о расчленении Турции и отторжения от нее территории Западной Армении. Ответом турецкой политической элиты стало военное сотрудничество с США и интеграция в НАТО. Распад СССР в 1991 году и минимизация военного присутствия России в Закавказье создали качественно иную ситуацию. Членство в НАТО и следование в фарватере американской политики стали сковывать турецкую внешнюю политику и мешать продвижению национальных интересов. Еще до Эрдогана вопрос о проведении независимой внешней политики и перенесение акцента на сотрудничество с исламским миром был поставлен правительством Неджметдина Эрбакана (1996-1997 годы). Тогда же ряд представителей турецкого генералитета высказались за постепенный выход Турции из НАТО и  стратегическое партнерство с Россией и Ираном. Таким образом, американский эксперт не прав в своих базовых положениях. Тем не менее, его анализ не лишен интереса.

Предварительные данные о выборах в парламент Турции свидетельствуют о том, что Народный альянс Реджепа Тайипа Эрдогана набрал почти 50% мест в высшем законодательном органе страны. Таким образом, Национальный альянс Кылычдароглу вряд ли будет определять внешнюю политику Турции. И все же анализ внешнеполитических взглядов турецких западников и либералов не лишен интереса. Тем более, что в нынешней неустойчивой внутриполитической ситуации они могут в результате внеочередных парламентских выборов войти в коалиционное правительство.

Аллен Маковский пишет о том, что в случае победы Национального альянса Кемаль Кылычдароглу и его команда начнет нормализацию и расширение отношений с США и их европейскими союзниками. При этом останутся спорные вопросы, омрачавшие турецко-американские отношения в последнее десятилетия и их нелегко будет сразу преодолеть. Однако экономические и идеологические причины заставят новое турецкое руководство сближаться с Вашингтоном. Маковский пишет о том, что лидер Народно-Республиканской партии (НРП) Кылычдароглу является секуляристом и западником. Он не восприимчив к исламской солидарности и поэтому гораздо комфортнее чувствует себя в Вашингтоне и городах Европы, чем  в арабских столицах и даже в Москве. По мнению американского эксперта, лидер НРП в случае избрания президентом будет продолжать экономическое, а по некоторым вопросам и политическое сотрудничество с Россией, но «такой интимной дружбы как у Путина с Эрдоганом уже не будет.

В случае, если Кылычдароглу выиграет выборы, эта победа будет с энтузиазмом встречена на Западе. Это вызвано западной фрустрацией по отношению к нынешнему президенту Реджепу Тайипу Эрдогану «с  его непредсказуемостью, бахвальством и авторитарными тенденциями». Нынешний экономический кризис, по мнению американского эксперта, также будет побуждать команду Кылычдароглу сближаться с Западом, хотя бы для получения кредитов МВФ. Автор статьи прогнозировал, что в случае победы Национального Альянса на выборах, новое правительство, прежде всего, ратифицирует прием Швеции в НАТО, объявит о более широкой свободе печати и выполнит решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) (1). В то же время, по мнению Маковского, Кылычдароглу пойдет по пути эрдогановского национализма в вопросах Кипра, отношений с Грецией, Израилем и Саудовской Аравией. Однако поскольку он нуждается в западной поддержке, он будет делать это в осторожной, непровокативной манере. При этом другой западный аналитик, главный редактор портала Middle East Eye Дэвид Хёрст пишет о том, какие первые внешнеполитические шаги в случае прихода к власти анонсировал Кылычдароглу. Он пообещал в течение трех месяцев добиться безвизового режима передвижения между Турцией и ЕС и нанести свои первые официальные визиты в Вашингтон, Великобританию и Германию (2).

Аллен Маковский останавливается на вопросе о том, кто будет руководить внешней политикой Турции в случае прихода к власти правительства Национального альянса. В случае победы оппозиционеров основные министерства получили бы представители главных оппозиционных партий: НРП и Хорошей партии. Беда состоит в том, что ни Кемаль Кылычдароглу, ни Мераль Акшенер не имели в своей жизни ни малейшего отношения к внешней политике. До того, как стать руководителем НРП Кемаль Кылычдароглу сделал солидную бюрократическую карьеру. В 1983 году он получил назначение в Генеральное управление по доходам, где за десять лет дослужился от начальника отдела до заместителя генерального директора. В 1992 году он возглавил Фонд социального страхования Турции и в 1994 году даже был удостоен звания «Чиновника года». Однако ни на одной из должностей он не соприкасался с дипломатическими делами. В настоящее время во внешнеполитических вопросах и Кылычдароглу, и Акшенер руководствуются рекомендациями своих советников по внешним связям, которыми являются бывшие послы Турции в зарубежных государствах.

В составе антиэрдогановской коалиции находится один бывший министр иностранных дел – лидер Партии будущего Ахмет Давутоглу. Однако, по мнению Аллена Маковского, он не даже в случае победы оппозиции не сможет вновь стать министром иностранных дел. Учитывая свое исламистское прошлое и близость к «Братьям-мусульманам» для Запада он – нерукопожатый партнер. Кроме того, он представляет миноритарную Партию будущего, а в оппозиционной коалиции, где верховодят НРП и Хорошая партия, все происходит согласно выражению Джорджа Оруэлла о том, что «все звери равны, но есть те, которые равнее других». В случае победы Кылычдароглу намеревался сделать пять своих партнеров по коалиции вице-президентами (пять вице-президентов это уже перебор –авт.). При этом, учитывая амбициозность профессора Давутоглу, он вряд ли удовлетворится должностью вице-президента по сельскому хозяйству или ЖКХ. Таким образом, непонятно, кто стал бы практически отвечать за внешнюю политику в коалиционном правительстве в случае прихода к власти оппозиции.

Американский аналитик задается вопросом, каковы были бы основные принципы турецкой внешней в случае прихода Национального альянса к власти.

Во-первых, это принципы невмешательства. Оппозиционная платформа предусматривает «уважение к независимости, суверенитету и территориальной целостности государств Ближнего Востока» и обязуется «не вмешиваться в их внутренние дела». Необходимо отдать должное руководству НРП, оно с 2012 года оппонировало политике Эрдогана по смене режима в Сирии, настаивая на легитимности президента Башара Асада. Эта партия выступала также против турецкой вооруженной интервенции в Ливии в 2019 году и продления присутствия войск в Сирии в 2021 году. Хорошая партия солидаризировалась с НРП в неприятии военного вмешательства в Ливии. Она поддержала правительство в военном присутствии в САР, но выступила против проведения новый операций. Оппозиционная выступала против проведения внешней политики, основанной на «внутриполитических расчетах и идеологических подходах». К. Кылычадроглу не раз говорил о том. что внешняя политика Эрдогана инспирируется «Братьями-мусульманами».

Во-вторых, внешнеполитическая платформа оппозиции имеет прозападную направленность. Оппозиция заявляет о своей поддержке блока НАТО «на рациональной основе и имея в виду наши национальные интересы». Она признает, что «НАТО имеет критическое значение для обеспечения обороны и безопасности Турции». Учитывая крайнюю непопулярность Запада и США в турецком общественном мнении, оппозиция осторожно формулирует свой подход к отношениям с США. Ее лидеры говорят о том, что «необходимо установить институциональные отношения с США на основе полного равенства партнеров». Термин «институциональный» используется по контрасту к личной дипломатии Эрдогана. Лидеры Национального альянса призывают в военно-технической сфере вернуться к совместному с США производству военного самолета F-35.

В платформе говорится и об отношениях Турции с Россией. Их предлагается развивать в форме «сбалансированного и конструктивного диалога», но ничего не говорится ни о дружбе, ни о партнерстве, ни тем более об альянсе. Некоторые лидеры оппозиции говорили о том, что Турция продолжит проводить антисанкционную политику, но непонятно насколько долго им удалось бы сопротивляться давлению Запада в этом вопросе.

Приведенный выше анализ достаточно полно освещает внешнеполитические взгляды и установки турецкой оппозиции. Однако, судя по результатам турецких выборов, лидеры Национального альянса не попадут в правительство и поэтому вряд ли смогут реализовать свою внешнеполитическую программу. Проводить внешнюю политику Турецкой Республики продолжат президент Эрдоган и руководство ПСР. Будет ли она иметь преемственность с прежним внешнеполитическим курсом и насколько изменится, покажет время.

  1. An opposition foreign policy in Erdoğan’s shadow | Middle East Institute (mei.edu)

Turkey elections: Would Kilicdaroglu surrender Ankara’s independence? | Middle East Eye

52.52MB | MySQL:102 | 0,555sec