О политических планах бывшего секретаря ВСНБ Ирана Али Шамхани

Али Шамхани, который 21 мая ушел с поста секретаря Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана, планирует баллотироваться на пост президента. Об этом говорили источники, в близких к Шамхани в кругах консервативного истеблишмента, перед тем, он покинул свой пост  в связи со сменой приоритетов своей политической повестки дня. Ранее он стремился повысить свою популярность в обществе, попросив верховного лидера (рахбара) аятоллу Али Хаменеи разрешить ему завершить ядерную сделку с США, но теперь с учетом очевидного тупика в переговорах по СВПД, решил составить конкуренцию Э.Раиси. Президент Эбрахим Раиси, консервативный судья из лагеря принципиалистов, был избран в 2021 году при поддержке правящего истеблишмента Ирана, однако его популярность, как среди общественности, так и внутри истеблишмента, с тех пор пошла на убыль, поскольку его правительство не смогло решить острые экономические проблемы страны. В связи с циркулирующими слухами о том, что в результате второй срок Раиси может оказаться маловероятным, источник, близкий к Шамхани, сообщил, что недавно ушедший в отставку секретарь ВСНБ планирует баллотироваться сам. Потенциальная кандидатура Шамхани подкрепляется его обширным политическим опытом, прочными связями в Корпусе стражей исламской революции (КСИР) и значительным состоянием. Бывший чиновник из консервативного лагеря уверен, что, если Шамхани получит разрешение от Хаменеи баллотироваться, Совет стражей, орган, который проверяет кандидатов на выборах, безусловно, одобрит его кандидатуру. Другие эксперты идут еще дальше и убеждены, что такое «добро» рахбара уже получено, и принято принципиальное решение о создании сильной альтернативы Раиси на предстоящих выборах из числа «консерваторов».  За время президентства Раиси  Шамхани укрепил свою репутацию и все чаще рассматривается как влиятельная фигура в процессе принятия внешнеполитических решений в Иране, особенно в отсутствие сильного министра иностранных дел. Ему приписывают ключевую роль в недавнем прорывном соглашении с Саудовской Аравией о восстановлении дипломатических отношений и ослаблении региональной напряженности, которое он подписал в Пекине. Источник, знакомый с этими событиями, сообщил, что Шамхани стремился еще больше повысить свой статус, написав Хаменеи письмо с просьбой разрешить доработать Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по ядерной сделке, но рахбар не ответил: «Шамхани ведет двойную игру: он написал лидеру, сказав: «Позвольте мне поработать над соглашением», но, в конце концов, ответственность ляжет на плечи лидера. И лидер вообще не намерен брать на себя ответственность за возрождение СВПД». При этом, несмотря на его политическое и финансовое влияние, в консервативном лагере существуют опасения по поводу сыновей Шамхани. Согласно ряду данных, сыновья Шамхани владеют судоходной компанией с десятками нефтяных танкеров, которые, по слухам, используются для контрабанды иранской нефти, и поэтому они получают прямую финансовую выгоду от санкций США в отношении Ирана. Подобные обвинения могут повлиять на шансы Шамхани на выборах, но на сегодня его растущий авторитет и влияние являются главной «головной болью» для Раиси, ближайшее окружение которого, включая его зятя, решительно настроено против Шамхани и уже давно добивается его смещения. Несмотря на достижение первоначального консенсуса с офисом Хаменеи о замене Шамхани Абдулрезой Рахмани Фазли, который на посту министра внутренних дел в 2019 году стал известен как руководитель решительного подавления протестов, имевших место в том году, этот план в конечном итоге развалился в 2022 году. Причина раздражения Раиси понятна: Шамхани серьезно разозлил администрацию президента, когда переговорщик по ядерной программе Али Багери Кани напрямую проинформировал его о переговорах с США. Шамхани тогда скопировал конфиденциальные отчеты и поделился ими с несколькими людьми, включая бывшего участника переговоров по ядерной программе Саида Джалили. Затем союзники Джалили выступили против проекта соглашения и подорвали его ход в марте 2022 года. Раздраженный Кани написал письмо в канцелярию рахбара с жалобой на утечку информации. Ситуация ухудшилась, когда команда Раиси попыталась, но не смогла сместить Шамхани после казни в январе с. г.   Алирезы Акбари, его бывшего близкого сотрудника, обвиненного в шпионаже в пользу Великобритании. Raja News, которая поддерживает Раиси и его зятя, сообщила 13 января, что Акбари написал статьи в поддержку Шамхани. Тем не менее, тесные отношения Шамхани с Хаменеи защитили его. По словам источника в консервативном лагере, Шамхани предложил свою отставку во время прошлогодних протестов, которые были вызваны смертью 22-летней курдянки Махсы Амини. Но Хаменеи отказался принять отставку, продемонстрировав силу их взаимопонимания. Несмотря на это, Шамхани сейчас оставил свою должность и был заменен Али Акбаром Ахмадианом, выходцем из КСИР. В то время как Nour News, известная близостью к Шамхани, заявила, что он решил покинуть совет по собственному желанию, заявление об отставке опубликовано не было. Это указывает на то, что он был смещен. Бывший депутат парламента сказал: «Хотя Раиси назначил генерала [Али Ахбара] Ахмадиана вместо Шамхани, это не означало, что он сделал это назначение самостоятельно. Это определенно было решением лидера. Ахмадиан не обязательно является предпочтительным выбором команды Раиси, но они рады видеть, что Шамхани ушел». От себя отметим, что радоваться пока рано, если мы имеем в виду многоходовую комбинацию самого рахбара по ротации теряющего популярность Раиси.  Шамхани не просто ушел, а стал членом Совета по целесообразности принимаемых решений, консультативного совета при верховном лидере. К тому же он имеет серьезную историю своих президентских амбиций.

Шамхани родился в 1955 году в Ахвазе, городе на юго-западе Ирана, и вырос в этнической арабской семье (вот это обстоятельство важно и с точки зрения его успеха в налаживании отношений с арабскими странами, и с точки зрения контроля над арабами-ахвазами – авт.). Он вырос до старшего командира КСИР во время ирано-иракской войны 1980-х годов. С 1981 по 1989 год он занимал должность заместителя главнокомандующего КСИР. Затем он в течение 10 лет занимал пост командующего военно-морскими силами Ирана, одновременно возглавляя командование военно-морскими силами КСИР. Напомним, что именно под его руководством вырос до адмирала в этой структуре его нынешний преемник Ахмадиан, что снова наталкивает на мысли о  заранее заготовленной схеме смены Раиси со временем.   В 1997 году, когда президентом был избран реформист Мохаммад Хатами, Шамхани был назначен министром обороны, должность, которую он занимал в течение восьми лет. В 2001 году он решил баллотироваться на пост президента и составить конкуренцию Хатами. Его кандидатура была согласована с офисом Хаменеи и была направлена на подрыв шансов Хатами, но, несмотря на это, он выиграл второй срок. Во время президентства в 2005-2013 годах Махмуда Ахмадинежада, которого поддерживал Хаменеи, Шамхани придерживался критической позиции. Тем не менее, ему все еще удавалось поддерживать позитивные отношения с верховным лидером. Поддерживаемый реформистами президент Хасан Роухани назначил его секретарем ВСНБ в 2013 году в результате их давней дружбы, однако вскоре они отдалились друг от друга, потому что Шамхани выступал против ядерной сделки 2015 года, которая была флагманом политики Роухани. По словам бывшего чиновника в правительстве Роухани, во время переговоров по ядерной программе Роухани приказал Шамхани вылететь в Вену, где проходили переговоры, однако тот отказался. Роухани даже остановил вылетающий самолет, чтобы дать Шамхани время добраться туда, но он категорически отказался лететь, что еще больше обострило их отношения. Во время своего второго срока Роухани планировал заменить Шамхани Акбаром Натегом Нури, политиком-ветераном и видным лидером умеренных. Хотя Натег Нури изначально дал свое согласие, позже он изменил свое мнение, поскольку не хотел вступать в конфронтацию с влиятельными фигурами, сказал бывший правительственный чиновник близкий к Роухани.  Шамхани также сыграл большую роль в том, чтобы помочь спикеру парламента консерваторов Мохаммаду Багеру Калибафу подорвать шансы на возобновление ядерной сделки в феврале 2021 года, когда депутаты приняли законопроект, который сильно затруднил переговоры. Таким  образом, вышесказанное лишь подтверждает тезис о том, что все спектры иранской власти (и консерваторы, и умеренные) выступают за реанимацию СВПД. Разница в их позициях  лишь в деталях, н самое главное – они всячески стремятся возглавить этот процесс и довести его до конца под своей собственной эгидой, безжалостно «топя» при этом конкурентов. Причина также прозаична: эта роль в случае успеха дает очень серьезный уровень электоральной поддержки, что, в свою очередь, демонстрирует степень «усталости» общества от режима санкций. Собственно последние  по времени массовые волнения, которые быстро перешли под чисто экономические лозунги (права женщин, как и в случае со свержением шаха  — это только повод) данный вывод прекрасно иллюстрируют.

52.78MB | MySQL:103 | 0,431sec