О конференции «Столетие внешней политики Турции» фонда SETAV. Часть 3

26 апреля этого года, в Фонде политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) прошла конференция, посвященная внешней политики страны на новом историческом отрезке. Отметим, что этот исторический отрезок уже не раз был назван переизбранным турецким руководством как «век Турции» и «третий турецкий ренессанс». При этом турецкие обозреватели выступают с достаточно многозначительными обещаниями того, что Турцию будет «намного больше слышно» на мировой арене в ближайшие 5 лет.

Продолжаем публиковать и комментировать выступление Ибрагима Калына, тогда ещё в ранге пресс-секретаря президента Турции, а ныне уже главы Национальной разведывательной организации (MIT) на мероприятии Фонда, посвященному «столетию внешней политики Турции» и так называемой «турецкой оси». Отметим, что это мероприятие прошло в конце апреля, однако его значимость сложно переоценить – возможно, это последнее столь развернутое публичное выступление Ибрагима Калына. По крайней мере до тех пор, пока он занимает пост главы турецкой разведслужбы.

Напомним, что мы завершили публиковать выступление Ибрагима Калына. За рамками этого, у него была сессия «Вопрос – ответ». Обратимся к его заявлениям, сделанным в ходе сессии.

Часть 2 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=98825.

Продолжаем цитирование:

«Прежде всего, после победы в Карабахе, как вы знаете, нашим главным приоритетом является подписание постоянного мирного соглашения между Азербайджаном и Арменией.

Потому что сейчас есть перемирие, но постоянное мирное соглашение еще не подписано. Конечно, это имеет некоторые трудности. Около 1-1,5 года идут напряженные переговоры по вопросам определения границ, как их защищать, как осуществлять мирный режим, каков будет статус оставшихся в Карабахе армян, Зангезурского коридора, Лачинский коридор и как будут управляться эти районы.

Как известно, г-н Алиев много раз встречался с г-ном Пашиняном. Это произошло в России, это произошло в Брюсселе. Есть попытки и у американцев. Мы, конечно, поддерживаем все это в принципе. Потому что мы всегда стояли на стороне Азербайджана в защите его национальных прав и интересов в этом отношении, и мы будем продолжать это делать.

Откровенно говоря, мы не видим между ними радикального, резкого, непримиримого противоречия.

На самом деле, я только что сказал, что скорейшее подписание мирного соглашения, очевидно, пойдет на пользу и Армении. Потому что, в конечном счете, Армения – это маленькая страна, не имеющая выхода к морю. Это страна, которая испытывает экономические трудности из-за своего небольшого населения. Это страна, которая и по сей день находится под экономическим и военным влиянием России».

Сделаем здесь паузу: обратим внимание на то как турецкий эксперт преподносит нынешние отношения между Россией и Арменией – с очевидно негативным уклоном («экономическое и военное влияние России») и с явно читающимся предложением нормализовать ситуацию между Арменией и Турцией с Азербайджаном, чтобы вывести Армению из-под этого влияния.

Продолжаем цитирование:

«Очевидно, что это будет в пользу Армении, поскольку ее нормализация отношений с Турцией и Азербайджаном будет способствовать развитию ее отношений с Ираном на законной и разумной основе. Поэтому мы начали процесс нормализации одновременно с Арменией.

Но в принципе мы всегда говорили так: если части таких разных механизмов работают вместе и одновременно, они дадут результат. Поэтому, как вы знаете, мы назначили специального представителя. Этими вопросами в настоящее время занимается наш бывший посол Сердар Кылыч. Как специальный представитель нашего президента, наш министр иностранных дел провел и проводит много встреч. У нас были встречи, контакты, и они происходят. Мы рассматриваем все это как позитивные шаги. Мы также приветствуем решительную позицию армянской стороны в этом вопросе. Однако напряженность, с которой мы время от времени сталкиваемся на местах, особенно в последние несколько недель, нас беспокоит. Для предотвращения этого мы считаем, что эти переговоры должны продвигаться в рамках основных принципов.

Иногда некоторые страны, такие, как Франция, откровенно говоря, затрудняют навязывание собственной повестки дня. Франция должна занять здесь более конструктивную позицию.

Я понимаю, что в мире есть две большие армянские диаспоры. Одна — во Франции, другая — в США.

Оказывая давление на собственные правительства, они пытаются влиять на происходящие там процессы. Но мы придерживаемся мнения, что это не в пользу Армении. Поскольку часть армянской диаспоры также является диаспорой, покинувшей Турцию, у нас нет к ним неприязни. Но если они действительно думают об Армении, если они действительно думают об армянах, проживающих в Армении, мы считаем, что для них было бы более уместно внести свой вклад в этот процесс более конструктивным образом.

Как известно, азербайджанская сторона взяла на себя много обязательств и дала заверения в отношении армян, оставшихся на азербайджанских землях, а именно в Карабахе и вокруг Ханкенди. Мы считаем, что к ним следует относиться серьезно. Другими словами, существует предложенная азербайджанской стороной модель обеспечения безопасности жизни и имущества проживающих там армян.

Это — один из важных столпов переговоров. Мы считаем, что этому нужно дать шанс, и этот процесс должен осуществляться и продвигаться вперед.

Некоторая напряженность в отношении коридоров связана с тем, как получить к ним доступ, что произойдет с этими людьми. Но в конечном счете, как я уже сказал, Карабах – это земля Азербайджана. Это места, которые следует рассматривать в рамках территориальной целостности Азербайджана. Попытка навязать им разные смыслы не сильно поспособствует процессу.

Мы будем продолжать наши усилия со всеми сторонами, чтобы предотвратить время от времени возникающую напряженность в регионе».

Итак, как мы можем видеть, Турция продолжает лоббировать модель Карабахского урегулирования, предложенную Азербайджаном. При этом, не стоит обманываться, Турция рассматривает себя как главного переговорщика между Азербайджаном и Арменией, рассчитывая и предпринимая усилия по перетягиванию этого процесса на себя и вытеснению России. Та идея, которую турки, очевидно, пытаются «продать» Армении, заключается в том, что примирение с Азербайджаном и Турцией позволит стране «вырваться из-под давления России». Заметим немаловажное: на церемонии инаугурации турецкого президента после выборов был и премьер-министр Турции Н.Пашинян. Он сидел во втором ряду, практически за спиной И.Алиева. И в этом содержится достаточно серьезный прорыв Армении в сторону Турции – это беспрецедентная ситуация, которая не была отмечена в российском экспертном сообществе как возможная поворотная точка.

Продолжаем цитирование:

«Как вы знаете, заявление о встрече с находящемся на Имралы (Абдулла Оджалан – И.С.) было сделано вчера. Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы четко и недвусмысленно заявить, что это ложь и не имеет ничего общего с правдой. Это утверждения определенных кругов в предвыборный период с целью получения политической премии. Они пытаются поставить правительство и нашего президента в сложную ситуацию, вынося этот вопрос в повестку дня снова, потому что они застряли, но заявляя, что что-то подобное произошло, но получить результат им не представляется возможным. Такой встречи не было.

Это утверждение партий, озвучивающих это с целью навязать собственную политическую повестку дня и бросить тень на очень успешную и эффективную предвыборную работу, проводимую нашим президентом, это — ложь. Это не имеет под собой никаких оснований, оно не имеет ничего общего с реальностью. Позвольте мне заявить об этом ясно.

Я хотел бы пояснить, что главная забота тех, кто пытается представить себя представителями курдских граждан Турецкой Республики, состоит в том, чтобы узаконить террористическую организацию РПК, и что они пытаются ликвидировать это насилие и террор путем романтизации и эстетизации терроризма или замылить людям глаза.

Мы видели это много раз в прошлом. Ни одно из них не является последовательным, они не имеют ничего общего с истиной. Я просто ясно дал понять в своем выступлении. РПК, ПДС, СНС или их филиалы, являются для нас четкой и законной целью, где бы они ни находились, под любым знаменем, знаменем или флагом, и мы принимаем меры предосторожности против этой террористической организации и ее членов повсюду, в рамках наших национальных интересов и стратегических оценок.

Мы продолжаем принимать меры. Мы продолжаем работать. Мы не спрашиваем разрешения ни у кого, пока принимаем меры по этому поводу. Возможно, это были вещи, сделанные в древние времена. Но в любом случае те, кто следил и видел Турцию в последние двадцать лет, ясно и ясно видели, насколько решительна Турция в этом вопросе. Я хотел бы здесь четко заявить, что любые попытки легитимировать терроризм, эстетизировать и романтизировать его не дадут никаких результатов».

Отметим здесь крайне важное, что проявилось в ходе предыдущих выборов: они ознаменовали то, что курдская повестка утратила свое значение в стране. На первый план вышло влияние националистических движений и националистической повестки. Ни о каком «примирении» с ПДН и проч., после того, что наглядно показали прошедшие выборы, говорить не приходится. Задачей власти, в этом смысле, является «дробление и поглощение» прокурдского электората. ПДН выглядит ослабшим игроком, который не имеет прежнего значения. С другой стороны, отпускание «гаек» по курдскому вопросу больше неактуально по причине того, что главным, самым массовым избирателем, как оказалось, являются турецкие националисты. Так что, в 2015-м году, надо отметить, что Р.Т. Эрдоган проявил большую прозорливость, когда развернул вспять процесс переговоров с РПК.

Продолжаем цитировать Ибрагима Калына:

«Как вы знаете, в прошлом году, а это было почти полтора года назад, была проведена реорганизация Организации турецких государств, и было принято чрезвычайно важное решение.

Были разные структуры, такие как Союз тюркоязычных стран. Все они теперь институционализированы под названием Организация турецких государств. Это, пожалуй, один из самых важных шагов, предпринятых в прошлом веке с точки зрения единства и солидарности тюркского мира.

Вы знаете, у Азербайджана, до создания Советского Союза был короткий период независимости. После 90-х годов турецкие государства в нашей среднеазиатской географии обрели независимость. Это, пожалуй, один из самых важных институциональных шагов во всем этом историческом процессе.

Это чрезвычайно важный шаг, предпринятый не только для укрепления нашего эмоционального единства и симпатии, но и для создания прочного фундамента в таких областях, как политика, экономика и безопасность.

В связи с этим был создан фонд развития. Вы знаете, взаимный фонд был создан. Его центр был создан в Турции. Наша главная цель — увеличить торговлю, особенно между турецкими государствами, и сделать взаимодополняющие экономические структуры более устойчивыми друг к другу. Таким образом, создавать больше совместного производства, развивать совместные проекты в определенных областях…

Позвольте мне также пояснить: как вы знаете, энергетический вопрос является сейчас одним из самых важных стратегических вопросов в мире. В частности, российско-украинская война вернула энергетический вопрос на первое место в мировой повестке дня.

В настоящее время, Европа ищет альтернативные способы избежать зависимости от российского газа. Откровенно говоря, когда вы смотрите на карту мира и карту энергии, есть два пути.

Одним из них является трубопровод TANAP, который проходит через Турцию и доставляет азербайджанский газ в Европу. Во-вторых, это газопроводы, которые, скорее всего, пойдут в Европу из Восточного Средиземноморья. Все альтернативы кроме этого, а именно СПГ, транспорт и т.д. — ни один из них не будет достаточным сам по себе».

Сразу заметим, что турецкое официальное лицо не упоминает ни про турецкий хаб, ни про турецкий поток, ни про российский газ. Лишь только в контексте того, что Европа хочет «оторваться» от российского газа. И Турция предстает, в этом смысле, решающей проблему.

Цитируем далее:

«Другими словами, создать альтернативу линии электропередач, которая будет кормить Европу с населением в пятьсот миллионов человек и экономикой в ​​семнадцать восемнадцать триллионов долларов, — задача не из легких.

Это на самом деле очень серьезное преимущество для тюркского мира. Потому что тюркский мир – это еще и чрезвычайно важная география, где расположены мировые запасы энергоресурсов.

Посмотрите, сегодня азербайджанский газ поступает на европейские рынки через TANAP, но рядом с ним идет туркменский газ.

С другой стороны, у Казахстана есть природные ресурсы, и я бы сказал, что они долгосрочные, даже среднесрочные. Если вы посмотрите на это с точки зрения следующих 5-10 лет, турецкому миру будет легко играть центральную роль на мировых энергетических рынках и сопоставить карту с Ближним Востоком.

Вы увидите, когда инфраструктура этого будет создана. В ближайшие 5-10 лет туркменский газ станет актором, играющим решающую роль на мировых энергетических рынках. Азербайджан в настоящее время проводит серьезные мероприятия по удвоению существующей добычи газа, то есть по увеличению ее с пятнадцати миллиардов до тридцати миллиардов кубометров. Мы просто рады этому.

Конечно, азербайджанский газ должен выйти на европейские рынки. Но, может быть, после преодоления некоторых препятствий и созревания некоторых условий, к этой магистрали можно будет подключить энергоисточники туркменского газа, может быть, будут созданы новые магистрали, и это будет иметь потенциал коренным образом изменить карту мира и укрепить турецкую государства в этом смысле.

Раз в год проводится официальный и один раз неформальный саммит лидеров. Последний саммит прошел здесь, в Анкаре, в прошлом месяце. На этих собраниях принимаются исторические решения. Мы считаем это сближение и интеграцию очень важными для турецких государств, мира во всем мире и энергетической безопасности. Откровенно говоря, будущее тюркского мира в этом смысле тоже очень ясное и светлое. Это молодое, динамичное население. К счастью, в настоящее время они не сталкиваются с серьезной угрозой безопасности. Периодически возникают напряжения. Мы добавляем к ним сразу? Будущее тюркского мира чрезвычайно яркое с точки зрения экономики, развития, научно-технической инфраструктуры, социального единства, мира, единства и плюрализма».

Заметим, то стремление Турции, с котором она пытается аккумулировать природные ресурсы Азербайджана, Туркменистана и Казахстана и вывести их, с помощью своей инфраструктуры, на мировые рынки. На самом деле, в определенном смысле проект турецкого хаба на турецкой территории – это решение тактической проблемы для России по продолжению зарабатывания на экспорте природного газа. Но это – замыкание российского газа в турецких границах, с окончательным выдавливанием России с западного рынка. То есть, решая тактический вопрос, Россия проигрывает стратегически.

52.8MB | MySQL:103 | 0,409sec