Размышления о «точечных ударах» ВВС США в Афганистане

30 января с.г. командование коалиционных сил в Афганистане в очередной раз заявили о своей ошибке. Американские ВВС нанесли авиаудар по блокпосту афганкой армии, убив при этом четырех военнослужащих. Этот инцидент стал еще одним в веренице многочисленных ошибок американских военных, которые с пугающей регулярностью невпопад бомбят цели то в Афганистане, то в Пакистане. При этом КПД, когда в результате авиаударов беспилотников (а для совершения акций в Пакистане используются только они), гибнут действительно боевики, составляет, по данным независимых военных экспертов, всего около 30%. Помимо гибели невинных людей и напрасной траты денег, все эти авиаудары серьезно осложняют отношения США с Пакистаном и Афганистаном и создают у мирового общественного мнения (не говоря уже собственно о пакистанских и афганских мирных жителях) общий негативный фон к проводимым контртеррористическим мероприятиям.

Попробуем разобраться в этой ситуации, рассмотреть ее под несколько другим углом и вывести из плоскости исключительно несогласованности и технических ошибок. Исходя из приводимой статистики, можно сделать однозначный вывод, что количество ошибочных авиаударов сил коалиции уже сильно превышает пределы обычной в условиях войны «погрешности». Мы имеем ввиду человеческие ошибки, которые всегда были и всегда будут. Это то, что в сводках военных ведомств всего мира называется хитрыми словами «небоевые потери» и на что приходится от 40 до 60% всех потерь в живой силе в зависимости от степени организованности и дисциплины в той или иной армии. Кстати, Пентагон эти потери в своих сводках в Ираке и Афганистане не учитывает, поэтому для того, чтобы узнать истинное число погибших американцев, достаточно прибавить к официально обнародованным цифрам еще 40%. Плюс тех умерших раненных и заболевших военных, которые по методике Пентагона, тоже в число прямых потерь не включаются. Согласитесь, что получатся немного другие цифры.

Но сейчас не об этом. Похоже, что контрразведка талибов начинает серьезно обыгрывать американцев, «наводя» их самолеты и беспилотники на заведомо ложные объекты. При этом решается очень важная с точки зрения военной пропаганды вещь. У населения создается очень негативный фон к присутствию американских военных, сама по себе регенерируется база для притока новых добровольцев (месть на Востоке дело святое) в отряды сопротивления, а у мирового общественного мнения и правозащитных организаций образуется обширное поле для негодования. Все эти моменты серьезно подрывают боеготовность армии и самым разлагающим образом влияют на ее моральный дух. Про провозглашенное Б.Обамой «искоренение негативизма в странах «третьего мира» к США» вообще в этой связи упоминать некорректно. У обывателя создается устойчивое мнение о «бестолковости и жестокости» военных, а у мусульманского населения всего мира – убежденность, что в отношении мусульман в Афганистане и Пакистане ведется чуть ли не геноцид. Отсюда, кстати, эпизоды с военным врачом-мусульманином, который «ни с того, ни с сего» расстрелял недавно своих коллег на американской военной базе. Та же природа вещей лежит в действиях чернокожего бывшего военнослужащего-снайпера, который расстреливал «просто так» белых американцев на бензоколонках. Именно по этой причине еще в период иракской компании американский солдат-мусульманин бросил гранату в палатку своих сослуживцев.

Для того чтобы понять, как это происходит, разберем сам алгоритм применения беспилотников и авиации. ВВС и беспилотники могут наводится на цель в условиях Афганистана и Пакистана только с помощью агентуры или спецназа. Другой вариант исключается в силу того, что война является «не классической», то есть отсутствуют линия фронта, дислокация крупных войсковых соединений противника, объекты его инфраструктуры и т.п.

О действиях спецназа коалиционных сил в Афганистане и Пакистане до нас доходят очень обрывочные сведения. Из действительно успешных операций можно отметить только прошлогодний рейд австралийского спецназа, который смог ликвидировать в результате классически проведенной операции отряд боевиков на базе вместе с двумя полевыми командирами высшего звена. По стилю она напомнила действия российского армейского спецназа в Чечне, когда был практически полностью уничтожен отряд турка Биляла. К сожалению, подобного рода операции остаются скорее исключением из правила, поскольку требуют большого опыта командиров и безупречной подготовки личного состава. Помимо этого необходима достоверная агентурная информация, которая всегда в дефиците. Саму заброску отрядов спецназа в горы очень трудно скрыть от противника, который опирается на лояльность местного населения и действует в привычной для себя среде. Поэтому мы очень редко слышим об успешных операциях подобного рода. По этой причине, в основном спецназ пытается разведать базу боевиков и навести на нее авиацию, а не действовать самостоятельно. В основном все сводится к проведению крупномасштабных войсковых рейдов, в которых спецназ играет роль авангарда или организации засадных мероприятий на путях возможных логистических путей боевиков.

Таким образом, наведение авиации на цели в основном берет на себя агентура, которая имеет доступ на базы боевиков или же проживает в том же населенном пункте, где время от времени ночуют или отдыхают полевые командиры. Судя по последнему эпизоду со взрывом базы ЦРУ США в Хосте, с такой агентурой у американцев не слишком хорошо. Прямую связь между надежностью агентуры и эффективностью «точечных ударов» хорошо демонстрируют израильтяне, которые на сегодняшний день являются в этом сегменте борьбы несомненно лучшими, хотя следует отметить, что действуют они в других условиях.

Талибы и «каидовцы», судя по всему, хорошо изучили тактику американцев еще по Ираку (использование «маяков») и предприняли очевидный в этой ситуации ход. Они организовали массовую «подставу» противнику двурушников, которые расставляют «маяки» либо просто в пустынных районах, либо в местах компактного проживания мирного населения, либо в местах дислокации афганских военных. Отсюда слабая эффективность ударов и прогрессия в числе «небоевых потерь» и ошибок.

Вторым вариантом «наводки» авиации, судя по операциям американцев в Йемене против повстанцев-зейдитов, является пеленг сигналов мобильных телефонов. Но эта схема малопродуктивна в силу существующей погрешности в зависимости от рельефа и погодных условий. Кроме того, талибы и «каидовцы» мобильной связью пользуются мало и постоянно меняют номера. Ну и, мягко говоря, далеко не вся горная часть Афганистана охвачена сетью мобильной связи, что фактически исключает для использования этот вариант.

Значит приоритетом, как и во времена иракской компании, для Пентагона остается использование «маяков». Необходимо констатировать, что противник к этой тактике практически полностью адаптировался и успешно использует основное «слабое звено» этой схемы. А именно, человеческий фактор. То есть «засоренность» агентурного аппарата американцев, и как следствие, контрпродуктивность проводимых операций. Никаких видимых новшеств со времен Ирака американцы не предпринимают, и за это расплачиваются. Слепой перенос «иракской» схемы, где война носила классический характер, на Афганистан с его партизанской войной, не получился. Более того, приносит ощутимый пропагандистский урон.

Эту кампанию «борьбы за умы» США пока, несомненно, проигрывают, а на войне это основное. Потому как говорил известный литературный герой старшина Васьков: «Война — это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает».

48.49MB | MySQL:110 | 1,291sec