Размышления о визите главы политбюро ХАМАС в Москву

Визит главы политбюро ХАМАС Х.Машаля в Москву имел целью прояснить позицию движения по ряду вопросов одному из основных коспонсоров ближневосточного урегулирования. Сразу отметим, что делегация ХАМАС по итогам визита выразила глубокое удовлетворение «полным понимаем России нашей позиции». Причем это заявлялось, как публично, так и в неофициальной обстановке.

Из первых впечатлений необходимо отметить некую трансформацию в сознании руководителей движения, которые уловили представители арабской колонии во время неформального общения с членами делегации в Москве. Эту трансформацию можно определить как некий сигнал о готовности ХАМАС начать активный опосредованный диалог с Израилем. Причем Турция, которая ранее проявляла повышенную активность на этом треке, в этот раз в качестве возможного посредника не упоминалась. Не исключено, что это связано с общим антиизраильским трендом в политике Анкары в последнее время, что исключает ее использование в качестве «доверенного лица». Наиболее предпочтительным медиатором с точки зрения ХАМАС в настоящий момент выглядит ФРГ. Берлин неплохо проявил себя во время последних переговорах в связи с «проблемой Шалита», а, кроме того, участие немцев в предполагаемых консультациях более широко вовлекает в процесс ближневосточного урегулирования Евросоюз в целом, и разные политические силы в нем, в частности. Этот момент очень важен для внешнеполитической стратегии движения, так как позволяет «работать» внутри Евросоюза и с Великобританией, и с ФРГ, и Францией, «играя» на их противоречиях и амбициях. По отношению инициатив Парижа у ХАМАС сохраняется определенная настороженность в силу недоверия лично к президенту Франции Н.Саркози. Интересно, что, несмотря на всю разность позиций ХАМАСа и Египта, аналогичная настороженность присутствует и у Каира. Во время визита в Москву Х.Машаль в общем продолжил политику по «расшатыванию большого квартета», призывая Москву выйти из его состава и проводить свою политику на Ближнем Востоке самостоятельно. Идея выглядит утопической, но отражает тренд ХАМАС по расширению числа основных посредников мирного процесса и ввода в него новых игроков-тяжеловесов.

Вторым интересным моментом является абсолютное совпадение позиций политбюро ХАМАС и М.Аббаса в отношении вопроса строительства новых израильских поселений на Западном берегу р.Иордан и в Восточном Иерусалиме. Этот пункт, несмотря на все разногласия в палестинском сообществе, является цементирующим звеном и поддерживается всеми арабскими и мусульманскими странами, несмотря на их симпатии и антипатии внутри ООП. Кстати, Х.Машаль очень уверенно заявил, что «позиция движения в отношении переговоров с Израилем и налаживания внутрипалестинского диалога» нашла полную поддержку у большинства арабских государств. Это был прозрачный намек на потепление отношений между ХАМАСом и Эр-Риядом после визита в королевство делегации движения в прошлом месяце. Такое изменение позиции саудовского руководства укладывается в наметившееся сближение с Сирией. Это вполне можно допустить, так как исламистская идеология ХАМАС во много раз ближе и понятней Эр-Рияду, чем «светскость» М.Аббаса. С учетом того, что КСА явно взяло курс на отрыв Сирии (и ХАМАС) от иранского влияния, то можно предсказать, что указанная тенденция сохраниться в дальнейшем и будет развиваться по нарастающей. Особенно с учетом понимания в Эр-Рияде того факта, что «указанную поляну» небезуспешно основательно осваивают «закадычные друзья» из Катара и ОАЭ.

Ясное демонстрирование своей позиции по вопросу израильских поселений сейчас является основным для движения. Это расценивается, прежде всего, как отличный повод для работы с Евросоюзом, который в отличие от «мягкой» позиции Вашингтона занял абсолютно бескомпромиссную позицию по вопросу «замораживания» строительства поселений и статуса Восточного Иерусалима. Последнее особенно тревожит и раздражает Израиль, что сразу уловили в политбюро ХАМАС, которое через свои внешнеполитические контакты в Европе эту тему всячески обостряет.

То же самое относится и к вопросу создания палестинского независимого государства. ХАМАС четко увязывает этот момент с признанием Государства Израиль. То есть, по оценке Х.Машаля, «сначала должно быть создано палестинское государство, а затем оно будет решать признавать Израиль как государство или нет. Это отвечает всем нормам международной практики. Если общенародный референдум проголосует за признание, то движение подчинится этому решению». Позиция довольно спорная, итоги такого референдума предсказать несложно. Но есть определенные нюансы. А именно, руководство ХАМАС дает понять пока полуофициально о том, что «движение может пойти на уступки в этом вопросе. Главное синхронизировать по времени эти два момента». В конечном счете, создание независимого палестинского государства автоматически вытекает из американской формулы «два государства, два народа» и всех резолюций ООН. Эти же резолюции подразумевают и создание Государства Израиль, т.е. соглашаясь на эту формулу, палестинцы автоматически признают Израиль как субъект международного права. Что совсем не подразумевает установление между ними дипотношений.

Но главный момент в этих резолюциях другой. Оба государства должны существовать в границах 1967 года, что Израиль отрицает сходу, что не соответствует положениям международного права. И это признают очень «мягко» в Вашингтоне, менее «мягко» в Москве, и однозначно в Брюсселе. И в этой ситуации абсолютно неважно, признает ХАМАС Государство Израиль де-юре или нет. По большому счету Израиль не признают большинство мусульманских стран, военный и экономический потенциал которых несравним с возможностями ХАМАС. Таким образом, для Х.Машаля основным мотивом сейчас является перевод проблемы именно «на вопрос выполнения резолюций ООН в отношении границ 1967 года», чтобы сделать его основным для участников «большого квартета». Ключевой вопрос прогресса в БВУ действительно именно этот, все остальное последствия его нерешенности. Тут все по-ленински: «нащупать слабое звено и с его помощью вытянуть всю цепь». После решения этой проблемы («границ 1967 года») вопрос признания или непризнания Израиля становится второстепенным. Само по себе признание не подразумевает наличия дипломатических и экономических отношений. Более того, в неофициальных беседах члены делегации давали ясно понять, что экономически разорвать палестинское государство и Израиль невозможно, а начинать полномасштабную войну против него при явном военном преимуществе последнего — абсурд. Основная цель движения — «приход к политической власти конституционным путем»

Х.Машаль также прокомментировал тему «внутрипалестинского диалога». По его оценке, в нем не заинтересован, прежде всего, Израиль, М.Аббас и Египет. Когда документ о диалоге, подготовленный при участии египтян, был уже согласован сторонами и готов к подписанию, из него исчезла одна ключевая фраза. Напомним, что этот договор подразумевал реформу ООП, создание единых сил безопасности под независимым командованием, реформу парламента, освобождение заключенных и т.п. А ключевая фраза, которая таинственным образом исчезла, звучала следующим образом: «все указанные условия подлежат обязательному исполнению». Естественно, что подписывать такую версию договора ХАМАС отказался.

Х.Машаль также четко констатировал следующий тезис: «Тема ХАМАС не военная, а политическая. Ее невозможно решить только военным способом». С этим трудно не согласится, что Россия и продемонстрировала еще раз, пригласив делегацию движения для переговоров.

39.66MB | MySQL:93 | 1,149sec