Военно-политическая обстановка в Ираке (март 2010 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в марте 2010 года продолжа-ла оставаться сложной. Главным событием минувшего месяца в стране стали прошедшие 7 марта выборы депутатов Совета представителей — нижней па-латы национального парламента. Ситуация в сфере безопасности в Ираке в марте в целом была сложной. В связи с парламентскими выборами внешне-политическая активность иракского руководства не отличалась высокой ак-тивностью.

Глава Объединенного центрального командования (ОЦК) ВС США ге-нерал Д. Петрэус по-прежнему считает, что «любой прогресс, достигнутый в Ираке, пока нельзя считать необратимым», так как ситуация в стране все еще остается «хрупкой».

По оценке командующего войсками США в Ираке генерала Р. Одьерно, «пройдут годы, прежде чем станет ясно, можно ли считать успешной прово-димую уже семь лет военную операцию в Ираке». «Я не думаю, что мы узна-ем, добились ли мы успеха в Ираке, ранее, чем через 3-5 или 10 лет», — под-черкнул генерал. При этом, по мнению Р. Одьерно, «главным мерилом» аме-риканских усилий станет «превратился ли Ирак в демократическую страну, способную вносить вклад в мир и стабильность в регионе».

В марте 2010 года положение дел в сфере безопасности в Ираке было нестабильным, однако резкого обострения обстановки по мере приближения даты парламентских выборов и в день голосования не произошло, хотя очень многие эксперты не исключали подобного варианта развития событий. Вла-стям и ведущим политическим силам страны при содействии американских войск в целом удалось удержать ситуацию под контролем, а действия терро-ристов, несмотря на все их усилия, не смогли сорвать выборы.

В предвыборный период и в день голосования в стране были приняты чрезвычайные меры по обеспечению безопасности и поддержанию порядка. В этих мероприятиях был задействован практически весь личный состав МВД и армии. Так, только в Багдаде и его окрестностях для обеспечения безопасности привлекалось свыше 200 тыс. военнослужащих и полицейских. Следует отметить, что впервые после 2003 года американские войска, нахо-дящиеся в Ираке, не были непосредственно задействованы в обеспечении безопасности выборов, но находились в готовности к оказанию помощи ме-стным силовикам.

Тем не менее, в период с 3 по 6 марта в различных районах Ирака было совершено несколько крупных терактов и вооруженных нападений, в резуль-тате которых погибли свыше 50 и получили ранения около 150 человек. В день голосования – 7 марта теракты, взрывы, минометные и ракетные об-стрелы имели место в Багдаде и городах с преимущественно суннитским на-селением: Рамади, Эль-Фаллудже, Баакубе, Мосуле, Самарре и в некоторых других местах. И вновь десятки человек были убиты и ранены. Из-за актов насилия на некоторых избирательных участках голосование было приоста-новлено.

Несколько крупных террористических актов было совершено в послед-ние дни марта, причем все они имели отчетливо выраженную политическую направленность, представляя собой открытую силовую форму воздействия на политических противников.

По информации иракских правительственных органов, в марте число погибших от различных видов вооруженного насилия среди гражданского населения составило 216 человек (в феврале – 211 человек), а число раненых 419 человек (в феврале – 414 человек). Кроме того, было убито 57 боевиков и террористов (в феврале – 52), а 666 человек – арестовано (в феврале – 661 человек). Всего, включая похищенных и пропавших без вести людей, жертвами насилия в марте в Ираке стали 1487 человек (в феврале – 1223 человека).

В марте на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и приле-гающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Туз-Хурмату, Халидия, Эль-Юсифия, Рамади, Эль-Каим, Талль-Афар, Баакуба, Самарра, Хит, Эль-Фаллуджа, Эль-Махмудия, Эль-Мусаийб, Ширкат, Эль-Мукдадия, Эль-Халис, Эль-Баадж, Балад и в ряде других мест.

Повышенная напряженность сохраняется в северных районах Ирака в местах совместного проживания арабского и курдского населения, особенно на спорных территориях, на которые претендуют обе стороны. Так, сложной остается ситуация в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его ок-рестностях, где регулярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия. Напряженная обстановка сохра-няется и в соседнем Киркуке. В этом городе не прекращается противостояние арабского и туркоманского населения с курдами. Тем не менее, по утвержде-нию американских военных, в последнее время на севере Ирака отмечается «небольшой, но устойчивый прогресс», что во многом является результатом введенного здесь совместного тройственного патрулирования – американских и иракских военных и бойцов курдских вооруженных формирований «пешмерга». Это патрулирование, как считают американцы, позволяет пре-дотвращать возможные случаи крупных, в т. ч. вооруженных столкновений между конфликтующими сторонами.

26 марта крупный двойной теракт, приведший к гибели 57 и ранению 73 человек, был совершен в городе Эль-Халис в северо-восточной провинции Дияла со смешанным арабским суннитским, шиитским и курдским населени-ем.

Нестабильной остается ситуация в Багдаде. В столице регулярно про-исходят теракты различного масштаба, вооруженные нападения, обстрелы, другие насильственные действия.

Теракты и вооруженные нападения продолжают иметь место в западной провинции Анбар, в т. ч. центре провинции городе Рамади и соседнем городе Эль-Фаллуджа. 28 марта крупный теракт был совершен в городе Эль-Каим на западе Ирака недалеко от границы с Сирией.

В марте на юге страны вооруженные нападения, теракты, другие на-сильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним рай-онах) Кербела, Эн-Наджаф, Хилла и некоторых других местах. Наиболее крупный теракт произошел 29 марта в Кербеле, когда погибли 12 и получили ранения 60 человек.

Ситуация в сфере безопасности в Иракском Курдистане в марте оста-валась в целом стабильной.

Многие теракты и вооруженные нападения, совершенные в Ираке в минувшем месяце, представляли собой целенаправленные акции против представителей арабской суннитской или шиитской общины. Эти действия преследовали цель обострить отношения между приверженцами двух ветвей ислама, а в конечном итоге вновь резко дестабилизировать обстановку в стране.

Как и прежде, террористы и боевики совершали вооруженные нападе-ния, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских поли-тических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, работников избирательных комиссий, кандидатов в депутаты парламента (в основном суннитов), религиозных деятелей, воен-нослужащих правительственной армии, сотрудников полиции и спецслужб, бывших бойцов суннитских отрядов «Сахва», шейхов племен. Нападениям подвергаются представители иракской интеллигенции, иностранцы, рабо-тающие в Ираке, предприниматели. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками (зачастую – женщинами), подрывающими автомашины, на-чиненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи различных государст-венных учреждений. Отметим также, что преобладающее число террористов являются молодыми людьми.

В начале марта правительство Ирака образовало специальную комис-сию по расследованию фактов убийств христиан в Мосуле и официально обещало найти всех виновных. Багдадские власти осудили нападения на хри-стиан, «являющихся частью нашего народа».

Не прекращаются похищения людей с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

Продолжают иметь место нападения на административные здания, по-лицейские участки и объекты иракской армии, офисы различных политиче-ских партий и организаций, представительства иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения, различные экономические объекты. Перед парламентскими выборами произошло несколько нападений на избиратель-ные участки.

Американский дипломат Р. Форд, назначенный в марте послом США в Дамаске, заявил, что Сирия «может и должна делать больше для остановки перехода границы боевиками», направляющимися в Ирак. По словам Форда, после того, как власти САР «помогли закрыть деятельность сетей боевиков», ежемесячное число потенциальных вооруженных экстремистов, направляв-шихся из Сирии в Ирак, уменьшилось со 100 человек два года назад, до 10 человек в настоящее время. Кроме того, у Вашингтона и нынешнего багдад-ского правительства вызывает обеспокоенность фактическое разрешение властей в Дамаске на сбор денежных средств на сирийской территории «бывшими саддамистами», а также вещание их телевизионных станций.

В марте существенных изменений в численности иракских вооружен-ных сил и МВД не произошло. По состоянию на 1 апреля 2010 года в сило-вых структурах страны числилось около 680 тыс. человек.

В марте 2010 года, по данным официальной правительственной ин-формации, иракские силовики при проведении боевых и специальных опера-ций, а также в ходе повседневной служебной деятельности потеряли убитыми 141 человека, в т. ч. 101 военнослужащего и 50 полицейских (в феврале — 141 человека, в т. ч. 45 военнослужащих и 96 полицейский). Число раненых составило 280 человек, в т. ч. 160 военнослужащих и 125 полицейских (в феврале – 270 человек, в т. ч. 115 военнослужащих и 155 полицейских).

Президент США Б. Обама подтвердил, что американская администра-ция продолжит оказывать содействие иракским силам безопасности в прове-дении контртеррористических операций и защите гражданского населения.

Американская компания RiverHawk Fast Sea Frames получила контракт МО США на поставку для ВМС Ирака двух прибрежных судов обеспечения. Стоимость контракта составила 70,14 млн долларов. Корабли будут постав-лены в Ирак к декабрю 2011 года.

В марте 2010 года крупных изменений в численности и боевом составе группировки вооруженных сил США в Ираке не произошло. По состоянию на 1 апреля 2010 года на иракской территории находилось около 96 тыс. аме-риканских военнослужащих.

В марте 2010 года в Ираке погибли 7 американских военнослужащих, в т. ч. боевые потери – 3 человека, (в феврале – 5 человек, в т. ч. боевые потери – 1 человек). Число раненых в феврале составило около 40 человек (в февра-ле — около 20 человек). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 марта 2003 года по 31 марта 2010 года составили, по уточнен-ным данным, убитыми 4634 человека и ранеными около 31730 человек. Кро-ме того, один американский военнослужащий продолжает числиться про-павшим без вести.

Вывод ВС США из Ирака осуществляется в соответствии с намеченным планом. В марте в связи с парламентскими выборами в стране он, как и планировалось, в значительной степени был приостановлен. 8 марта прези-дент США Б. Обама подтвердил, что «боевая миссия» американских войск в Ираке завершится к концу августа 2010 года, когда численность войск в этой стране сократится до 50 тыс. человек. Полный же вывод ВС США из Ирака должен завершиться к концу 2011 года.

По заявлениям представителей командования ВС США, только в случае «крайней необходимости» и очень серьезной дестабилизации обстановки в стране может быть принято решение о замедлении темпов вывода амери-канских войск из Ирака.

Между тем, американские военные, в т. ч. глава ОЦК генерал Д. Петрэ-ус не исключают необходимости временного (ориентировочно на шесть ме-сяцев) сохранения на севере Ирака после августа 2010 года «боевого присут-ствия» ВС США для поддержки процесса нормализации отношений между арабами и курдами.

В настоящее время вооруженные силы США не ведут активных боевых действий в Ираке. В то же время американские военные советники и инст-рукторы, находящиеся в иракской армии и структурах МВД, принимают не-посредственное участие в боевых и специальных операциях против боевиков и террористов.

Интенсивность деятельности авиации США в Ираке в марте сущест-венно не изменилась. В минувшем месяце американские самолеты и вертоле-ты ежедневно совершали от 32 до 60 вылетов (в феврале — от 34 до 55 выле-тов) для поддержки действий наземных сил и обеспечения повседневной дея-тельности группировки ВС США в стране. Боевая авиация (преимущественно тактические истребители F-16) оказывала поддержку войсковым и ани-террористическим операциям вооруженных сил Ирака, прикрывала с воздуха расположение частей американских войск в различных районах страны, на-носила удары по базам и лагерям боевиков и террористов, складам оружия и боеприпасов, мастерским по изготовлению взрывных устройств, прикрывала с воздуха передвижение важных транспортных конвоев на автодорогах, вела воздушную разведку противника. Одним из наиболее часто применяемых способов действий американской авиацией в Ираке являются демонстрации силы над неспокойными районами страны, в первую очередь, над городами. В частности, в марте такие демонстрации были проведены над городами Балад и Хилла. Авиация США также регулярно привлекается к решению поисково-спасательных задач и эвакуации раненых. Транспортные перевозки в интересах американских войск, находящихся в Ираке, выполнялись главным образом самолетами типа С-17 и С-130. Дозаправку горючим боевых самоле-тов в воздухе производили самолеты-заправщики КС-10 и КС-135.

К настоящему времени многие военные базы США на иракской терри-тории уже преданы местным силовым структурам. Они должны стать опор-ными пунктами армии и полиции Ирака. Так, 26 марта командование ВС США предало в распоряжение 10-й дивизии иракской армии военный лагерь в юго-восточной провинции Майсан вместе с различным оборудованием и снаряжением общей стоимостью в 1 млн долларов. Предполагается, что ла-герь будет использоваться иракскими военными в качестве учебной базы.

Американские военные в марте предали под контроль иракских властей расположенный к северу от Багдада лагерь Эт-Таджи, в котором содержится 2900 арестованных по подозрению в совершении преступлений и уже осуж-денных преступников. Таким образом, под контролем армии США продол-жает оставаться лишь один лагерь для заключенных на военной базе Викто-рия в пригородах Багдада. Предполагается, что он будет предан местным властям до 15 июля 2010 года. После этого в распоряжении американских во-енных останется лишь около 100 заключенных. По информации СМИ, всего со времени вторжения в Ирак в 2003 году американцы арестовали примерно 90 тыс. человек.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в марте 2010 года продолжала оставаться сложной и нестабильной, а число жертв воору-женного насилия по-прежнему остается высоким.

Главным событием, определившим внутриполитическую обстановку в Ираке в минувшем месяце, стали состоявшиеся 7 марта парламентские вы-боры, вторые после свержения в 2003 году режима С. Хусейна. Нынешним выборам придавалось очень большое значение, как в Ираке, так и за его пре-делами. Считается, что прошедшее голосование стало «тестом для демокра-тии» в стране, а его итоги могут определить пути развития Ирака на длитель-ный период. Перед выборами все ведущие иракские политические и религи-озные деятели призвали страны граждан принять активное участие в голосо-вании.

На 325 депутатских кресел претендовали 6172 кандидата, представ-лявших 165 политических партий и 12 предвыборных блоков. Фактически, выборы начались 4 марта, когда проголосовали военнослужащие, полицей-ские, сотрудники служб безопасности, заключенные, имеющие право голоса, и пациенты, находившиеся в больницах. 5 марта выборы начались для ирак-цев, проживающих за рубежом (здесь право голоса имеют около 1,4 млн че-ловек).

В голосовании приняли участие около 12 миллионов иракцев, или 62,5 проц от общего числа зарегистрированных избирателей. Наибольшая явка избирателей была отмечена в курдской провинции Дахук – около 83 процен-тов, а наиболее низкая в Багдаде – 53 процента. Сунниты, бойкотировавшие выборы в 2005 году, на этот раз проявили высокую активность. В частности, в провинции Анбар в голосовании приняли участие 61 процент избирателей, а на родине С. Хусейна в провинции Салах-эд-Дин – 73 процента.

Независимая Высшая избирательная комиссия (НВИК) Ирака приняла к рассмотрению около 1,9 тыс. жалоб на нарушения в ходе выборов, из кото-рых 240 были охарактеризованы как достаточно серьезные.

Согласно данным НВИК, опубликованным 26 марта, наибольшее число мест в новом составе Совета представителей – 91 получил либерально-патриотический блок «Аль-Иракия» во главе с бывшим премьер-министром страны (2004-2005 гг.) Айядом Алауи (шиитом). На втором месте с 89-ю мандатами коалиция «Государство закона», лидером которой является ны-нешний глава правительства Нури аль-Малики. Далее следует шиитский ре-лигиозно-политический блок Иракский национальный альянс (ИНА), полу-чивший 70 депутатских кресел. Коалиция правящих в Иракском Курдистане партий – Демократического союза Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) завоевала 43 мандата. Далее следуют: курдская оп-позиционная партия «Горан» («Перемены»), получившая 8 депутатских ман-датов, межконфессиональное светское объединения «Иракское согласие (6 мандатов), суннитский блок «Иракское единство» (6 мандатов), Курдская ис-ламская партия (3 мандата) и курдские исламисты (3 мандата). В соответствии с действующим законодательством 8 мест в парламенте получили пред-ставители религиозных и национальных меньшинств (христиане, езиды и др.).

В провинциях места распределились следующим образом. Блок «Аль-Иракия» победил в четырех провинциях с преимущественно суннитским на-селением: Найнава (20 из 31 места), Анбар (11 из 14), Дияла (8 из 13) и Са-лах-эд-Дин (8 из 12). Коалиция «Государство закона» лидировала в семи провинциях: Бабиль (8 из 16), Багдад (26 из 68), Кербела (6 из 10), Мутанна (4 из 7), Наджаф (7 из 12), Васит (5 из 11) и Басра (14 из 24). Иракский на-циональный альянс лидировал в трех шиитских провинциях: Майсан (6 из 10), Ди-Кар (9 из 18) и Кадисия (5 из 11). В провинциях курдской автономии – Дахук, Эрбиль и Сулеймания лидировали ДПК и ПСК. Однако в провинции Сулеймания они не смогли получить большинство мест, завоевав лишь 8 де-путатских мандатов из 17. В этой провинции значительного успеха добилась партия «Горан», получившая 6 мандатов. Следует подчеркнуть, что ни в од-ной из провинций курдской автономии арабские политические блоки и партии не смогли завоевать ни одного депутатского мандата. В то же время курдские партии сумели получить мандаты в северных провинциях Эт-Таамим, Дияла и Найнава, где проживает большое число курдов. Причем в провинции Эт-Таамим (г. Киркук) блок «Аль-Иракия» и альянс ДПК и ПСК поровну разделили выделенные региону 12 депутатских мандатов.

В целом состав нижней платы иракского парламента очень сильно из-менился: из 325 избранных депутатов, лишь 60 были в прежнем составе Со-вета представителей.

В соответствии с конституцией Ирака (ст. 90, п. 7) результаты парла-ментских выборов должен утвердить Верховный Федеральный суд, после че-го они станут окончательными.

29 марта один из руководителей Комитета за справедливость и ответ-ственность (более известен как Комитет по дебаасификации) А аль-Лами зая-вил, что шести лицам, победившим на выборах 7 марта, путь в парламент бу-дет закрыт из-за их возможных связей с бывшей правящей партией Баас. А. аль-Лами не сообщил, к каким блокам и партиям принадлежат эти шесть че-ловек, отметив, что окончательно их судьба будет решена в судебном коми-тете.

Совет Безопасности ООН в своем заявлении от 31 марта приветствовал объявленные результаты парламентских выборов в Ираке, выразив поддерж-ку Независимой высшей избирательной комиссии, и предостерег иракских политиков «от провокационной риторики». Члены Совбеза призвали полити-ческие силы страны уважать «подтвержденные результаты выборов и народ Ирака».

Итоги мартовских выборов свидетельствуют о том, что два ведущих иракских политических блока – «Аль-Иракия» и «Государство закона» — по-лучили практически равное число мест в парламенте, а отсутствие явного победителя, уже привело к обострению политической борьбы в стране, при-чем, как считают многие эксперты, в Ираке не исключена новая крупная вспышка насилия. В любом случае страну ожидает долгий и трудный процесс формирования новой правящей коалиции, для чего требуется поддержка, как минимум, 163 депутатов.

Успех блока «Аль-Иракия» вызвал резко негативную реакцию у Н. аль-Малики, который первоначально заявил о непризнании результатов голосо-вания, объявленных НВИК, назвал их «не окончательными» и сообщил о своем намерении опротестовать их «в законном порядке». Кроме того, Н. аль-Малики потребовал ручного пересчета голосов во всех провинциях стра-ны. В этом его первоначально поддержали лидер ИНА А. аль-Хаким и прези-дент Ирака Дж. Талабани (курд) и целый ряд региональных политиков. Сто-ронники главы правительства провели в некоторых провинциях демонстрации в поддержку требования о пересчете голосов. Однако избирком отказался выполнить эти требования (кстати, здание НВИК охраняли американские солдаты). Затем Н. аль-Малики и его сторонники стали настаивать на то, что формирование нового кабинета министров должно быть поручено именно коалиции «Государство закона». В правительственную коалицию, по словам Н. аль-Малики, помимо «Государства и закона» могут войти Иракский на-циональный альянс, ведущие курдские партии и блок «Иракское согласие».

20 марта руководство блока «Государство закона» обвинило США и Саудовскую Аравию во вмешательстве во внутренние дела Ирака с целью «отстранения коалиции Н. аль-Малики от формирования правительства». Премьер-министр Ирака подверг критике главу миссии ООН в стране Э. Мелкерта за «бездействие» и отказ поддержать требование о пересчете бюл-летеней на парламентских выборах. В ответ Э. Мелкерт заявил, что роль воз-главляемой им миссии состоит в том, чтобы давать непредвзятые советы го-сударственным деятелям, а не влиять на принимаемые решения. При этом миссия ООН поддержала иракский избирком, как единственный орган, имеющий право принятия решения оп итогам выборов.

Как представляется, Н. аль-Малики не намерен уступать свой нынешний пост, и предпримет все возможное, чтобы остаться во главе иракского правительства. Вместе с тем, в рядах партии «Ад-Даава», которую возглавля-ет нынешний премьер-министр, и в других шиитских партиях и политических объединениях все громче звучат голоса о замене Н. аль-Малики, не су-мевшего консолидировать ряды шиитов, на другого лидера. В частности, об-суждается возможность поставить во главе «Ад-Даава» М. Д. Бакра ас-Садра, двоюродного брата известного шиитского лидера М. ас-Садра. Его фигура считается «более приемлемой для возможного нового альянса шиитов», ус-тавших «от самоуправства Нури аль-Малики». В качестве компромиссной фигуры на пост главы правительства от шиитских политических сил называют одного из вице-президентов Ирака А. А. аль-Махди и А. Чаляби, который возглавляет небольшую партию Иракский национальный конгресс, а также руководит Комитетом по дебаасификации.

Тем временем лидер «Аль-Иракии» А. Алауи начал проводить первые консультации с различными политическими партиями по вопросу о форми-ровании нового правительства. В последние дни марта он встретился с пре-зидентом Ирака и лидером ПСК Дж. Талабани. С заявлением о готовности к диалогу с А. Алауи по формированию правительства «национального парт-нерства» выступил лидер Высшего иракского исламского совета (ВИИС) и один из руководителей ИНА А. аль-Хаким. Он сообщил, что его переговоры с Н. аль-Малики по созданию правящей коалиции провалились. Шиитский политик заявил, что его партия «не будет участвовать в любом составе пра-вительства, если в нем не будет представлена «Аль-Иракия». А. аль-Хаким также отверг как «голословные» обвинения в связях А. Алауи с бывшими баасистами.

А. Алауи обвинил соседний Иран во вмешательстве в процесс форми-рования иракского правительства и активной помощи Н. аль-Малики. С пре-достережением к Ирану «не вмешиваться в процесс формирования прави-тельства выступил и вице-президент Ирака Т. аль-Хашеми (араб-суннит, один из лидеров блока «Аль-Иракия). Он выразил озабоченность по поводу проходивших в Тегеране контактов между иракскими шиитскими лидерами из различных фракций. Также Т. аль-Хашеми обвинил Н. аль-Малики в стремлении сохранить «доминирование шиитов в иракском истеблишменте». Ранее, 8 марта Т. аль-Хашеми выступил с требованием передачи поста пре-зидента страны представителю арабской суннитской общины, мотивируя это тем, что Ирак является «арабской страной и ее президентом должен быть араб».

Высокую активность после объявления итогов парламентских выборов проявляет радикальный шиитский лидер М. ас-Садр, находящийся в настоя-щее время в Иране. Его сторонники, выступавшие в составе блока Иракский национальный альянс, завоевали 39 депутатских мандатов, из 70 полученных ИНА, что позволяет М. ас-Садру играть весомую роль при создании прави-тельственной коалиции. 30 марта М. ас-Садр выступил с заявлением о том, что иракский народ должен решить, кто будет следующим премьер-министром страны в ходе национального референдума. Блок «Государство закона» негативно отнесся к этой инициативе, а «Аль-Иракия» оценила ее положительно. 2-3 апреля сторонники М. ас-Садра провели такой референ-дум, итоги которого пока не опубликованы.

Сложной остается экономическое положение Ирака и ситуация в соци-альной сфере страны. В то же время имеется ряд успехов в работе нефтяной отрасли. Так, в марте было официально объявлено, что Ирак в течение трех последних месяцев не закупал топливо за рубежом, что произошло впервые со времени американо-британского вторжения в 2003 году. Таким образом, правительство считает, что страна достигла независимости в снабжении внутренних потребителей бензином, керосином и сжиженным газом. Тем не менее, министерство нефти не исключает в будущем возможности закупок иностранного топлива в случае необходимости.

В марте экспорт иракской нефти превысил два миллиона баррелей в сутки.

Последние оценки результатов нефтеразведки в Ираке показывают, что страна обладает наибольшими запасами нефти в мире. Они составляют 115 млрд баррелей. В частности, за последние два года иностранные компании, ведущие разведку в Иракском Курдистане, обнаружили три новых месторо-ждения мирового класса.

Министр энергетики правительства курдской автономии А. Хаврами заявил, что власти региона готовы возобновить экспорт нефти сразу после того, как будет сформировано новое правительство Ирака. Причем Курдистан уже сейчас готов ежедневно поставлять нефть за рубеж в объеме 100 тыс. баррелей в сутки, а к концу года довести этот показатель до 200-250 тыс. баррелей. Правительство автономии планирует также расширить возможно-сти экспортного нефтепровода, ведущего в турецкий порт Джейхан.

По заявлению представителя российской компании ЛУКОЙЛ, добыча нефти на месторождении Западная Курна-2 может начаться уже в 2013 году. При этом начальные инвестиции российской стороны в разработку данного проекта превысят 3,5 млрд долларов.

В марте правительство Ирака подписало с Всемирным банком согла-шение о получении первой из двух ссуд на общую сумму в 250 млн долларов для погашения дефицита государственного бюджета.

Таким образом, на внутриполитическое положение ситуация в Ираке в прошедшем месяце в определяющей степени повлияли состоявшиеся 7 марта парламентские выборы, а объявленные 26 марта их результаты привели к обострению политической борьбы в стране.

В марте 2010 года в связи с проведением парламентских выборов и по-следующего подведения их итогов внешнеполитическая деятельность ирак-ского руководства не отличалась высокой активностью.

2 марта официально было объявлено о назначении посла Ирака в Ку-вейте. Это произошло впервые после 1990 года, когда войска С. Хусейна вторглись и оккупировали соседнее государство. Ранее, в октябре 2009 года Кувейт назначил своего посла в Ираке.

Министр иностранных дел Ирака Х. Зибари 5 марта обвинил Иран, Си-рию, Иорданию, Турцию, Саудовскую Аравию и Кувейт, т. е практически все соседние с Ираком страны, «во вмешательстве в предвыборную борьбу на стороне той или иной фракции». Х. Зибари утверждал, что «речь идет об ока-зании финансовой поддержки ключевым фигурам с целью повлиять на ре-зультаты голосования», т. к. исход парламентских выборов «серьезно волнует соседей Ирака».

В Вашингтоне пристально следили за ходом предвыборной кампании, процессом голосования и подведением итогов парламентских выборов в Ираке, рассматривая их как очень важный шаг на пути стабилизации обста-новки в этой стране, что позволило бы завершить вывод войск из Ирака в на-меченные ранее сроки. Вполне вероятно и то, что американская администра-ция рассчитывала и на приход к власти в Ираке более приемлемого для себя политика, чем Н. аль-Малики. При этом американцы не очень скрывали свое расположение к А. Алауи.

8 марта президент США Б. Обама поздравил иракцев с успешным про-ведением выборов и подтвердил намерение своей администрации «продол-жать тесно взаимодействовать с Ираком с целью расширения партнерства, опирающегося на обоюдные интересы и взаимоуважение». Одновременно госсекретарь Х. Клинтон подчеркнула, что целью американской политики является «построение долгосрочных, имеющих множество измерений отно-шений» с Ираком, «вносящих обеспечение стабильности на Ближнем Восто-ке».

В связи со сложной внутриполитической ситуацией в стране после парламентских выборов премьер-министр Ирака Н. аль-Малики не принял участие в работе арабского саммита, состоявшегося 27-28 марта в ливийском городе Сирт. Ранее, 25 марта глава иракского МИДа Х. Зибари по личному указанию Н. аль-Малики покинул совещание министров иностранных дел арабских стран в знак протеста против встречи ливийского лидера М. Кадда-фи с представителями иракской оппозиции, в т. ч. баасистами. Недовольство Багдада вызвало и заявление одного из арабских министров, выразившего сомнения в готовности Ирака принять у себя в 2011 году саммит ЛАГ. Одна-ко затем Х. Зибари вновь принял участие в работе совещания.

Таким образом, в марте 2010 года в Ираке сохранялась сложная воен-но-политическая обстановка. Итоги прошедших в стране парламентских вы-боров не выявили очевидного победителя, что предполагает длительный и трудный процесс создания новой правящей коалиции, и осложняет и без того не простую политическую ситуацию в Ираке. Неустойчивым остается поло-жение дел в сфере безопасности. Сложные проблемы предстоит решать но-вому правительству и в сфере внешней политики.

42.45MB | MySQL:89 | 2,767sec