О сирийской политике США

США намерены более внимательно отнестись к сирийской программе ядерного вооружения. Так, в ходе мартовских слушаний по его утверждению послом США в Сирии Роберт С. Форд перечислил пять вопросов, которые будут в центре внимания сирийской политики администрации Б.Обамы. Четыре из них достаточно известны: США хотят, чтобы Сирия препятствовала проникновению в Ирак джихадистов, прекратила свою поддержку группировке “Хизбалла”, продолжила мирные переговоры с Израилем и обеспечила уважение прав человека у себя дома.

Но пятый вопрос был новым: Форд доказывал, что Вашингтон должен настаивать на том, чтобы Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) провело расследование деятельности Дамаска по созданию ядерного оружия. До сих пор Сирия отказывалась сотрудничать с МАГАТЭ по поводу имевшегося у нее ядерного реактора, который, предположительно, был разрушен израильским авиударом в сентябре 2007 г. Между тем, МАГАТЭ может организовать специальное инспектирование определенных районов на сирийской территории, сделав “ядерную политику” страны главным пунктом претензий мирового сообщества к Дамаску.

По утверждению нового посла, международная общественность не должна игнорировать предпринятые Сирией шаги по созданию ядерного оружия, так как они угрожают глобальному режиму его нераспространения и служат свидетельством реализации в стране ядерной программы. Более того, расследование, проведенное МАГАТЭ, может предоставить Вашингтону дополнительные инструменты в его попытках расширения дипломатического сотрудничества с Дамаском.

Вопрос о сирийской ядерной программе был поставлен уже два с половиной года назад, после того, как 6 сентября 2007 г. израильская авиация, проведя операцию “Фруктовый сад”, разбомбила неопознанный строительный объект в местечке под названием Аль-Кибар — около г. Дейр из-Зор в восточной Сирии. В апреле 2008 г. американская разведка показала видеозапись, запечатлевшую располагавшийся в здании до его разрушения охлаждаемый графитом ядерный реактор, подобный северокорейскому реактору в Йонгбьене, который производит плутоний для ядерного оружия страны. Были представлены также спутниковые фотографии самого места, реактора и руководителей северокорейской и сирийской ядерных программ, стоящих рука об руку.

В июне 2008 г. Сирия позволила МАГАТЭ направить своих экспертов в Аль-Кибар, но они не смогли проверить руины реактора, так как место было очищено от мусора и обломков, а сверху построено новое здание. Однако, им удалось найти частички химически произведенного урана того типа, который Сирия не декларировала МАГАТЭ. Спутниковые фотографии и список компонентов для реактора, которые страна приобрела, видимо, в Северной Корее, поставили дополнительные вопросы. А вскоре Сирия прекратила сотрудничество с МАГАТЭ и отклонила дополнительные визиты сотрудников Агентства в Аль-Кибар и три других пункта.

Кроме того, инспектора МАГАТЭ нашли крупинки урана незаявленного типа во время плановой проверки реактора — источника миниатюрных нейтронов, расположенного в исследовательском центре неподалеку от Дамаска (сам реактор был декларирован в МАГАТЭ). Сирийские власти дважды пытались объяснить наличие этих частиц, но эксперты нашли их объяснения неубедительными, тем более что прослеживалась возможная связь с частицами, найденными в Аль-Кибаре. Хотя Сирия и позволила недавно представителям Агентства вернуться к проверке исследовательского реактора, она продолжает игнорировать требования МАГАТЭ по посещению Аль-Кибара, прикрываясь лозунгом защиты национального суверенитета.

Доклад Агентства по Сирии оказался первым среди рассмотренных новым директором МАГАТЭ Ю. Амано, занявшим этот пост в июле 2009 г. Документ ясно указывал на то, что разрушенные конструкции имели все характеристики ядерного реактора, и прямо подвергал сомнению декларации сирийских властей.

Однако правительство Сирии продолжает отрицать, что в Аль-Кибаре был ядерный реактор. Оно утверждает, что уран, частички которого были найдены на месте разрушения, использовался израильским бомбардировщиком. Это объяснение МАГАТЭ отвергло как “невероятное”. Но на недавнем митинге руководства Агентства сирийский представитель Бассам Саббах опять утверждал, что израильские самолеты распылили урановые частицы над местностью. Глин Дэвис, представитель США в МАГАТЭ, назвал сирийские объяснения “неприемлемыми”. Другие представители разделяли его мнение: даже в заявлении Европейского союза – главного западного донора Сирии — ей предлагалось продумать свое объяснение и предоставить инспекторам доступ ко всем строениям и документации, имеющим отношение к делу.

Хотя реактор больше не существует, есть целый ряд причин для того, чтобы сложившаяся вокруг него ситуация оставалась предметом заботы США.

Во-первых, США заинтересованы в том, чтобы МАГАТЭ проявило силу и волю в период, когда мировое сообщество столкнулось с ядерными амбициями союзника Сирии – Ирана. Кроме того, отклонение Сирией визитов представителей Агентства будет подрывать глобальный режим нераспространения ядерного оружия, а это, по мнению американцев, особенно опасно в ситуации, когда действия Ирана провоцируют ядерную гонку на Ближнем Востоке. Хотя бы поэтому МАГАТЭ должно показать, что оно выполняет свои функции.

Во-вторых, частички, найденные на исследовательском реакторе, вместе с сирийским отказом Агентству в доступе к трем другим “подозрительным” точкам, подтверждают существование в стране ядерной программы. Особенно неприятным для США является участие в ней Северной Кореи. Беспокоят американское правительство и доклады о возможном участии Ирана в сирийской программе. По мнению американских политиков, МАГАТЭ обязано убедиться в том, что Сирия не осуществляет другой незаявленной деятельности в области ядерного вооружения. Кроме того, мир должен быть заинтересован в уничтожении многонациональных “совместных предприятий” по производству ядерного оружия и технологий.

В-третьих, хотя причины для форсирования Сирией ядерной программы точно неизвестны, представляется, что главной среди них остается стремление президента Б.Асада обладать ядерным оружием в качестве средства устрашения, направленного против Израиля. Сирийская ядерная программа была важным компонентом программ создания химического и биологического оружия. Эти программы, вместе с большим арсеналом ракет класса “земля-земля”, которым обладает Сирия, являются одним из источников конфликта между этой страной и Израилем. Любой мирный договор между двумя странами, который мог бы быть подписан при поддержке США, должен будет включать пункт об обязанности Сирии обнародовать ее ядерную политику.

Отношения между США и Сирией остаются непростыми. После встречи Б.Асада 25 февраля 2010 г. с иранским президентом М.Ахмадинежадом и лидером группировки “Хизбалла” Х. Насраллой сирийский президент посмеялся над стремлением США создать напряженность между Тегераном и Дамаском. Причем произошло это через несколько дней после визита в Дамаск именно с этой целью – посеять вражду — заместителя Госсекретаря Уидьяма

Бернса. Более того, появилась информация о поставках оружия “Хизбалле”, в том числе ракет Скад. Усилия США заставить Сирию сесть за стол хотя бы непрямых переговоров с Израилем до сих пор также не имеют положительных результатов.

Но независимо от того, начнутся переговоры между Сирией и Израилем в скором времени или нет, если Дамаск открыто отчитается по своей ядерной программе, это будет важным шагом на пути улучшения его отношений с Вашингтоном.

До настоящего времени общая стратегия США, Франции и государств Персидского залива была нескоординированной и нечетко артикулированной, но все эти страны заинтересованы в том, чтобы Дамаск разъяснил свою ядерную программу, начал переговоры с Израилем и отошел от Тегерана. МАГАТЭ должно, по мнению американских политиков, сыграть свою роль в этом деле.

Скорее всего, Асад действительно не пойдет навстречу США и другим странам Запада, пока МАГАТЭ не заявит о необходимости специальной проверки Аль-Кибара и других “подозрительных” точек. Cоглашение, подписанное между Сирией и МАГАТЭ, предусматривает обязанность государства разрешать инспектирование в случае, “если Агентство признает, что предоставленная страной информация не является адекватной и полной”. Как указывалось в последнем докладе МАГАТЭ, пришло время воспользоваться этим пунктом соглашения. Если Сирия откажется допустить проверку, руководство Агентства может придать инспектированию статус “неотложного” действия. Если Сирия откажется вторично, МАГАТЭ может обвинить ее в “неуступчивости” и передать дело в Совет Безопасности ООН.

Несомненно, сирийский президент предпочел бы, чтобы Агентство сняло проверку, на которой настаивают США, с повестки дня. Передача дела в СБ ООН помешает развитию более тесных торговых и экономических связей Сирии со странами Запада, к чему стремится Асад, а может привести и к введению санкций.

Между тем, полагают американские эксперты, сотрудничество с МАГАТЭ позволило бы Сирии найти выход из сложной ситуации. Если страна воспользуется этой возможностью, положительный результат – для США и других стран Запада — будет двояким: роль Северной Кореи и участие Ирана в сирийской ядерной программе будут обнародованы, а МАГАТЭ подтвердит, что его роль по-прежнему остается важной. Если же Сирия откажется от сотрудничества, передача дела в СБ защитит неприкосновенность режима нераспространения ядерного оружия, создав в то же время основу для скорейшего подписания сирийско-израильского мирного договора. Но каким бы ни был результат, ясно одно: сирийские ядерные амбиции не остались проигнорированными.

28.4MB | MySQL:67 | 0,794sec