Правительство США в поисках ответа на “иранский вопрос”

Министр обороны США Роберт М.Гейтс в секретной докладной записке, предназначенной для Белого Дома, высказал озабоченность тем, что страна не располагает эффективной долгосрочной политикой в отношении превращения Ирана в ядерную державу. Несмотря на статус высокой секретности, содержание документа стало известным не только более широкому кругу сотрудников администрации, чем тот, для которого он был изначально подготовлен, но и представителям прессы.

Ряд работников американской администрации согласились на условиях строгой анонимности прокомментировать утечку информации. Они заявили, в частности, что содержащийся в записке анализ американской политики, подготовленный еще в январе для советника Обамы по национальной безопасности генерала Джеймса Л.Джонса, был сделан в связи с растущими в Пентагоне, Белом Доме и спецслужбах усилиями создать новые возможности для решения вопроса. Эти “возможности” будут включать и военные меры, до сих пор остающиеся в стадии рассмотрения, но которыми США будут руководствоваться, если дипломатические шаги и санкции не смогут вынудить Иран поменять курс.

Сотрудники Белого Дома , знакомые с содержанием документа, высказались только по тем ее разделам, которые имеют отношение к стратегии и политике, но отказались прокомментировать пункты, имеющие отношение к секретным операциям против Ирана, или к тому, как предполагается вести себя с противниками США в Персидском заливе в целом. Один из высокопоставленных чиновников назвал доклад Гейтса документом, “заставляющим проснуться”. Ряд других оспаривали эту точку зрения, утверждая, что правительство “не спит” и что в течение последних 15 месяцев создавался детальный план действий, направленных против реализации Ираном ядерной программы.

Генерал Джонс отказался обсуждать документ, заявив, что по Ирану делается все, что планировалось, а тот факт, что содержание американской стратегии, учитывающей весь спектр проблем, не объявляется широко и на весь мир, не означает, что ее не существует.

Между тем, в своей записке Гейтс поднял множество вопросов, в том числе отсутствие эффективной военно-политической стратегии на тот случай, если Иран будет придерживаться курса, который одинаково оценивается многими правительственными и независимыми экспертами: Иран, возможно, обладает уже всеми необходимыми компонентами для создания ядерного оружия – ядерными материалами, технологией и детонаторами и остановился в непосредственной близости от производства полностью действующего оружия. В этом случае Иран как бы останется в группе стран, подписавших Декрет о запрещении ядерного оружия, при этом превратившись в государство, которое политики называют “виртуальной”, или потенциальной, ядерной державой.

Согласно точке зрения некоторых сотрудников администрации, документ также призывает к формированию “нового мышления” в решении вопроса о том, как США могли бы удержать иранское правительство от производства ядерного оружия и как поступить в том случае, если оно окажется в руках какой-либо из террористических группировок. Впрочем, последнее, по мнению политиков, представляется маловероятным.

Гейтс никогда не упоминал этот документ публично. Его спикер, Джофф Моррелл, отказался комментировать детали докладной записки, но сделал заявление о том, что министр обороны “верит, что президент и его команда, занимающаяся вопросами национальной безопасности, потратили достаточно времени и сил, рассматривая и подготавливая полный набор решений в отношении Ирана”.

На вопрос о том, как далеко США готовы позволить Ирану зайти в реализации своей ядерной программы, один из сотрудников администрации ответил достаточно ясно, что существует граница, которую Ирану не будет разрешено перейти. Он заявил также, что правительство занимает жесткую позицию и не допустит того, чтобы Иран получил возможность обладать готовым к употреблению ядерным оружием. Это включает и возможность для Ирана осуществить “побег” — этот термин специалисты-ядерщики используют применительно к стране, которая неожиданно перестает признавать Договор о запрещении ядерного оружия и использует имеющиеся технологии для строительства небольшого ядерного арсенала.

Две недели назад в ходе интервью газете “Нью Йорк Таймс” президенту Обаме был задан вопрос, видит ли он разницу между Ираном, способным создать ядерное оружие, и Ираном, который им уже владеет, и какова была бы реакция американской администрации в последнем случае. Обама ответил, что пока не желает высказываться по этому поводу, но добавил, что Северная Корея рассматривалась как страна, способная создать ядерное оружие, пока она не удалила со своей территории международных инспекторов и открыто не признала себя государством, владеющим ядерным оружием. Следует признать, что ответ Обамы был явным стремлением уйти от заданного ему вопроса.

Гейтс выразил обеспокоенность и тем, что разведка могла “не заметить” окончательных шагов Ирана по созданию оружия (то есть, возможно, он им уже обладает – С.К.). 11 апреля в программе NBC News министр обороны заявил: “Если намерение Ирана — идти до конца, но не производить ядерное оружие, то как вы определите, что они его еще не создали? ”. В то же время он отметил, что страна испытывает производственные трудности и что иранцы стали работать медленнее, чем предполагали, но “движутся в том же направлении”.

Надо сказать, что сам Гейтс сыграл важную роль в формулировании стратегии администрации и известен неоднократными попытками давать предупреждения в связи с различными аспектами американской стратегии и политики. Некоторые высокопоставленные сотрудники администрации заявили, что подготовленный им документ должен рассматриваться в качестве очередного предупреждения, данного относительно новому президенту Обаме, что США могут оказаться недостаточно подготовленными в случае обострения ситуации с Ирнаном.

Гейтс создал свой документ уже после того, как Иран перешел тот рубеж — 2009 год, который был определен Обамой для иранского ответа на его предложения по расширению дипломатического сотрудничества.

И дипломатический процесс, и усилия США по введению новых санкций против Ирана фактически провалились. Сотрудники американской администрации надеялись, что заявление Обамы, сделанное им в сентябре прошлого года, о том, что Иран строит новый уранообогатительный завод в горах неподалеку от Кума, восстановит против него другие государства, но реакция мирового сообщества была неопределенной. В течение следующих трех месяцев продолжались бесплодные дипломатические переговоры с Ираном по поводу возможного обмена большого объема низкообогащенного урана на топливо для медицинского реактора в Тегеране. Ко времени, когда Гейтс написал сой меморандум, эти переговоры уже провалились.

Документ Гейтса отражает озабоченность Пентагона тем, что Белый Дом не имеет подготовленного набора альтернативных мер на случай, если дипломатические шаги не приведут ни к каким результатам. В свою очередь начальник ОКНШ, адмирал Майк Маллен, также в декабре прошлого года подготовил инструкции для своего “штата”, в которых высказал опасения по поводу стратегического планирования в отношении Ирана. Он предупредил, в частности, что военные меры имели бы “ограниченные результаты”, но не отметил недостатков политической стратегии. “Если президент призовет армию к действию, мы должны быть готовы”, — заявил он.

Сотрудники администрации, выступавшие неделю назад перед сенатским комитетом по делам армии, дали понять, что военные приготовления осуществляются. О том же в одном из интервью сообщил и генерал Джонс, отметив, что с самого начала своего правления президент Обама призывал армию к тому, чтобы находиться в состоянии готовности, если в этом возникнет необходимость. Он заявил также, что администрация старается создать коалицию с другими странами для изоляции Ирана и вынуждения его придерживаться взятых им на себя международных обязательств.

Генерал-лейтенант Рональд Л. Буржесс, директор военной разведки, и генерал Джеймс И. Картрайт, заместитель начальника ОКНШ и один из самых опытных офицеров, занимающихся проблемами ядерного оружия, заявили в ходе указанных выше сенатских слушаний, что в течение года Иран может произвести достаточно материала по крайней мере для одного ядерного устройства, но на создание атомной бомбы, готовой к использованию, потребовалось бы от двух до пяти лет.

Администрация уже сделала превентивные шаги по предотвращению ядерного удара со стороны Ирана, в частности, в некоторых государствах Персидского залива были размещены противоракетные установки класса “Пэтриот”, в основном обслуживаемые американцами. Пентагон также работает над планом усовершенствования структуры региональной противоракетной обороны, которая придет на смену той, что была унаследована от администрации Буша, и в рамках которой особое внимание будет уделено системе более быстрого перехвата на суше и на море.

В заключение хотелось бы отметить, что утечка информации могла произойти в интересах тех, кого принято называть “ястребами” в американской политике. Преданная гласности докладная записка, ставящая под вопрос наличие у американской администрации четко артикулированной стратегии в отношении Ирана, может побудить правительство США к занятию более жесткой позиции. Можно также предположить, что утечка была организована самим Гейтсом, стремящимся снять с себя ответственность за возможный провал политики США в Персидском заливе.

31.23MB | MySQL:67 | 0,839sec