Израиль: к вопросу о стратегической инициативе

В предыдущей статье было высказано мнение, что военная операция Израиля против «Хизбаллы» (или ХАМАС) к успеху в долгосрочной перспективе не приведет. Конфликт с этими образованиями не может быть решен чисто военным путем. Военные должны лишь корректировать общий стратегический курс, «зачищая» наиболее одиозных лидеров или эмиссаров, а также периодически минимизируя риски «чрезмерного» усиления боеготовности противника. При этом военная мощь Израиля во много раз выше по объему, выучке и арсеналу и «Хизбаллы», и ХАМАСа.

Создалась парадоксальная ситуация, когда военно-техническое преимущество фактически полностью нивелируется политическими реалиями. Это объясняется тем, что Израиль не имеет выверенной стратегической линии поведения. Можно по-разному относиться к идеологии «Хизбаллы» или ХАМАСа, но факт остается фактом. Они живут по соседству, и изменить этот факт можно, только используя методы массового геноцида. Такой вариант прошел бы в еще в 20 веке, но проблему бы до конца не решил, а только загнал ее в патовую ситуацию. Вспомним хотя ожесточенные столкновения по вопросу Холокоста или армянского геноцида в Турции. Эта тема дотягивается до наследников Ататюрка через 100 лет и ставит серьезные барьеры по интеграции Анкары в цивилизованные западноевропейские институты.

Израиль, который волею судеб расположен на Ближний Восток, ассоциирует себя именно с Западом и его институтами. Исходя из этого, хочет его население или не хочет, оно будет вынуждено следовать логике именно этой морали. Попытки носителей такой «либеральной» идеологии играть в Азии по «азиатским» правилам, а в Европе — по «европейским», приводит к политической шизофрении и заканчивается очень печально. Вспомним хотя бы сторонников апартеида в ЮАР или белых фермеров в Зимбабве. Автору могут возразить, что если бы не Ле Клерк, то белые в ЮАР до сих пор жили бы «в шоколаде». Не жили бы. В том и заключается основная историческая ирония, что ныне уже нельзя сидеть «на двух стульях». Нельзя одной рукой писать «декларацию о правах и свободах», а другой – сохранять институт неравенства. Можно называть это высшим пиком «демократического маразма», но это главенствующий тренд развития цивилизованного мира в этом веке, и как представляется, и в ближайшем будущем. Нравиться это или нет, но ситуацию это не меняет и вынуждает политиков строить свою стратегию внутри этой архитектуры.

Проблема израильского руководства заключается в том, что оно живет реалиями прошлого. Оно почему-то убеждено в том, что Вашингтон будет по-прежнему «смотреть сквозь пальцы» на действия своего основного ближневосточного союзника, прощая ему вся и все. Только это было верно тогда, когда Израиль был на пике противостояния в «холодной войне» и его важность в этой связи была для американцев глобальной. Теперь, когда «холодная война» завершена, нужда США в проблемном партнере уменьшается в геометрической прогрессии. Американцам необходимо наладить контакт с мусульманским миром, ибо его не в меру ретивые представители сейчас являются основной угрозой их национальной безопасности. Об этом очень четко сказал президент США Б.Обама в своей знаменитой речи в Каире. И антиизраильские настроения в исламском мире – сейчас являются основным барьером для налаживания такого контакта. При этом ценность Израиля как основного механизма поддержания американских интересов в регионе практически полностью нивелировалась. Это как раз явилось прямым следствием того, что борьба собственно из чисто военных средств и методов переросла в сферу «тонкой настройки» новой политической модели. Израиль в этой ситуации превращается для американцев из «стратегического союзника» в «обузу», так как нужда собственно в его военном потенциале минимальна, а антиизраильские настроения в мусульманском мире негативно проецируются на американцев. Израильские войска не участвуют ни в одной операции сдерживания исламистской угрозы в мире, а перманентные военные операции против «Хизбаллы» на юге Ливана или ХАМАСа в секторе Газа ситуацию не исправляют, а лишь загоняют в тупик.

Поняв на примере Афганистана и Ирака, что победить чисто военным путем воинствующий исламизм невозможно, Вашингтон взял курс на диалог с политическим элитами мусульманского мира, справедливо полагая, что они сами в состоянии «успокоить» свою не в меру «пассионарную часть населения». Естественным барьером в налаживании этого диалога стал Израиль, руководство которого пропустило «момент истины». На самом деле, «колокол» для Израиля зазвонил сразу же после событий 11 сентября. Именно тогда стало понятно, что мир подошел вплотную к противостоянию двух цивилизаций, которое невозможно решить исключительно только солдатами. «Неоконы» в силу своего мышления сразу это не поняли и разворошили «осиное гнездо» в Афганистане и Ираке. Дж. Буш со своей «твердой политикой» донельзя скомпрометировал в глазах даже своего собственного населения использование «силовых методов». В этой связи приход в Белый Дом Б.Обамы – это не случайность. Опять же сильно заблуждаются в Израиле, полагая, что «пересидят» пока этот «парень не свернет себе шею». Дело не в персоналиях, дело в тенденции.

Америка сильно изменилась, прежде всего, в настроениях своего общества, этнический состав которого видоизменился за счет мигрантов из Латинской Америки и других стран «третьего мира». Они приносят с собой новую идеологию, которая присуща этому миру, и избрание Б.Обамы лишь следствие этого. Более того, возьмем на себя смелость предсказать, что в долгосрочной перспективе эта тенденция в силу даже демографического фактора будет только укрепляться. «Новоприбывшие» американцы из мусульманского мира сохраняют свою генетическую историческую память, которая диктует свое видение израильской политики на Ближнем Востоке. То же самое присутствует у эмигрантов из Латинской Америки, где американская «империалистическая» политика, которую олицетворяют собой «неоконы», вызывает в массе своей естественное отторжение. И проведенная реформа здравоохранения, и ограничение свободы крупного банковского сектора (который, кстати, сам себя во многом «выпорол» во время финансового кризиса) — это лишь ответ чаяниям этой все возрастающий (и численно, и финансово) части американского общества, которая нацелилась на «передел правил экономическо-политической игры».

Это все совсем не означает, что в американской политике не будет «откатов». Но опять же они не изменят глобальную тенденцию развития США.

В этой связи строить свою политику в надежде на такие «откаты» для израильтян просто недальновидно. Если абстрагироваться от вопросов: «буду ли я премьером завтра», а постараться подумать «государственно», то становится очевидно, что пора «менять коней».

И в основе здесь должно находиться одно-единственное соображение. Как перехватить у мусульманского мира стратегическую инициативу, при этом сохраняя приверженность принципам «западного общества»? Как ни грустно это звучит, стратегическую инициативу можно перехватить только вернувшись к границам 1967 года и путем решения вопроса Иерусалима. Насчет границ все в принципе понятно, вопрос об Иерусалиме может решаться путем его разделения на части или придания ему статуса «мирового города». Это технические детали, главное принцип подхода. Он заключается в том, что надо глядеть вперед, а не назад. Выводить поселения ( по крайней мере часть из них) все равно рано или поздно придется, чего не понимает нынешнее израильское руководство, которое с упорством достойным лучшего применения продолжает строить новые поселения на «проблемных территориях», создавая для своих граждан и их потомков серьезные проблемы в будущем.

Основное возражение этой теме обычно следующее: «Мы выведем поселения, вернемся к границам 67 года, исламисты воспрянут духом и начнут атаку на исконные израильские земли» и т.п.

1. Такое решение подразумевает как само собой разумеющиеся заключение мирных договоров с исламскими государствами и признание Израиля как государства в международно-признанных границах. И можете не сомневаться, тот же ХАМАС пойдет на это с готовностью.

2. Мы говорим о стратегической инициативе. При таком варианте Израиль начинает владеть ею безраздельно, ибо любые поползновения на его территорию будут: а) безусловно международно-юридическими нарушениями; б) позволяют совершенно легитимно Израилю задействовать любые силы и средства для отпора агрессору.

Воевать все равно придется. Но лучше это делать с опорой на полную легитимность, при отсутствии общей мусульманской блокады и полной поддержки тех западных стран, которые считаются союзниками Израиля.

49.6MB | MySQL:112 | 0,931sec