К вопросу об энергетических отношениях России и Ирана

В понедельник, 26 апреля, в Иране завершила свою работу 15-ая международная нефтегазовая и нефтехимическая выставка Iran Oil Show 2010.

Данное мероприятие является крупнейшей отраслевой выставкой на Ближнем Востоке и второй по величине в мире. В этом году для участия в выставке прибыли более 400 компаний из 30 стран, включая Россию.

Заместитель министра нефти, генеральный директор Иранской национальной компании нефтехимической промышленности А. Байат в кулуарах Iran Oil Show 2010 заявил, что несмотря на санкции в ходе выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (2010-2015 гг.) в Иране будет реализовано 66 нефтехимических проектов.

По словам чиновника, на середину марта 2010 г. производственная мощность нефтехимической промышленности достигла 48 млн т продукции в год. Более того, за минувший год в Иране было произведено 34 млн. т нефтехимической продукции, около 13 млн т из которых общей стоимостью в 4,5 млрд долл. были отправлены на экспорт.

А.Байат также отметил, что к концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны объем производства данной продукции достигнет 100 млн т, а к концу выполнения 20-летней программы перспективного развития к 2025 г. – 126 млн т. в год. Однако для достижения такого рода цели иранской экономике необходимы иностранные инвестиции.

Примечательно, что на минувшей неделе российская сторона официально высказала свою заинтересованность в осуществлении инвестиционных вложений в развитие данной отрасли иранской экономики.

В этой связи вслед за заместителем министра энергетики России С.И. Кудряшовым, прибывшим в Тегеран 23 апреля для обсуждения со своим иранским коллегой Х. Джашнсазом «дорожной карты» двустороннего сотрудничества в области нефти и газа, Иран посетила российская делегация для переговоров относительно инвестирования в нефтехимический комплекс в Асалуйе.

Стоит напомнить, что Иран уже долгие годы является крупным торговым партнером России на Среднем Востоке, обширным рынком сбыта отечественной продукции. Находясь по соседству с Россией, Иран обеспечивает важные транзитные маршруты. К примеру, оба названных государства имеют общие интересы в Каспийском регионе, прежде всего, в сфере добычи и транспортировки нефтяных запасов.

Сотрудничество с Тегераном в энергетической сфере (в том числе в формировании коридоров для транспортировки углеводородного сырья) экономически выгодно России, как минимум по двум причинам.

Во-первых, оно укрепляет внешнеполитические позиции Москвы в Центральной и Южной Азии, а также на Ближнем и Среднем Востоке. Во-вторых, оно в целом способствует стабилизации обстановки в этих регионах.

В последние годы в динамике российско-иранской торговли отмечается устойчивая тенденция роста товарооборота (см. Таблицу).

Таблица

(млн долл.)

Годы

2003

2004

2005

2006

2007

2008

янв.-июнь 2009

Товаро-

оборот

1390,5 2012,4 2046,4 2144,5 3314,7 3715,0 1453,7

Экспорт

1327,8 1910,2 1921,6 1904,7 2965,3 3313,6 1344,0

Импорт

62,7 102,2 124,8 239,8 349,4

401,4

109,7

Источник: ФТС России

Как видно из таблицы, в 2008 г. прирост данного показателя по сравнению с 2007 г. составил 12,1%, при этом прирост экспорта равнялся 11,7%, а импорта —  14,9%.

За 6 месяцев 2009 г. объем товарооборота по сравнению с аналогичным периодом  года сократился на 11,6%, при этом экспорт сократился на 6,6%, а импорт – на 46,6%.

По данным Минэкономразвития России, в 2008 г. стоимость инвестиционных потоков между Россией и Ираном составила 25,5 млн  долл.,  при  этом из Ирана в Россию поступило 25,3 млн долл.

Стоит напомнить, что в осенью 2007 г. в Тегеран с официальным визитом прибыл на тот момент президент России В.В.Путин (визит такого уровня был первым после Тегеранской конференции 1943 г.). Этот внешнеполитический курс активно продолжил и Д.А.Медведев, который вскоре после своего избрания главой государства, летом 2008 г., провел первую двустороннюю встречу со своим иранским коллегой М.Ахмадинежадом.

Во время обоих встреч на высшем уровне стороны подтвердили намерение вести дело к дальнейшему увеличению объемов российско-иранского торгово-экономического сотрудничества.

В частности, в целях реализации имеющегося потенциала для углубления взаимодействия в сфере экономики была достигнута договоренность о заключении ряда межправительственных документов о торгово-экономическом сотрудничестве двух стран.

Во исполнение этих договоренностей в ходе состоявшегося 13 декабря 2007 г. в Москве седьмого заседания Постоянной Российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству был подписан Меморандум о намерениях развития долгосрочного торгово-экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран.

Кроме того, развитие договорно-правовой базы российско-иранского сотрудничества обеспечивают следующие совместные документы:

·       Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран о торговле и экономическом сотрудничестве 1997 г.;

·       Соглашение об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал между Правительством Российской Федерации и правительством Исламской Республики Иран 1998 г.;

·       Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между  Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран 2001 г.;

·       Соглашение об избежании двойного налогообложения 2001 г.;

·       Соглашение о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой России и Палатой торговли, промышленности и рудников Ирана в области обмена деловой информацией 2005 г.

Однако несмотря на перечисленные документы, в российско-иранских двусторонних экономических отношениях остаются ряд актуальных проблем, решение по которым до сих пор не найдено.

Прежде всего, речь идет о споре по поводу определения правового статуса Каспийского моря. Первоначально стороны выступали за совместное использование водных и минеральных ресурсов Каспия. Однако затем Иран согласился с позицией Азербайджана и стал настаивать на разделе Каспия на сектора равной площади, по 20 %.

В    ходе   подготовки   к   третьему   Каспийскому   саммиту   в Астрахани 3-4 октября 2008 г. состоялась Межправительственная экономическая конференция прикаспийских государств. По инициативе иранской делегации, поддержанной российской стороной, на конференции обсуждалась перспектива создания Организации каспийского экономического сотрудничества. Озвученная Ираном идея создания интегрированного энергетического рынка в азиатском регионе получила одобрение МИД России.

Для того чтобы устранить пробелы в двустороннем сотрудничестве государств, а также координировать деятельность соответствующих ведомств, компаний и организаций, сторонами была создана упоминавшаяся ранее Постоянная Российско-иранская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству (МПК).

Распоряжением российского правительства от 4 февраля 2009 г. председателем российской части назначен министр энергетики России С.И. Шматко. Председателем иранской части комиссии является министр иностранных дел М. Моттаки.

К настоящему времени уже проведено восемь заседаний МПК. Крайнее состоялось в Тегеране во втором полугодии 2009 г. В рамках Комиссии работает постоянная Рабочая группа по содействию развитию   торговли    между   Россией  и  Ираном.

Пожалуй, крупнейшим на сегодня совместным российско-иранским проектом является строительство АЭС в Бушере. В  феврале  2009  г.  во   время   поездки   руководителя   ГК  «Росатом» С.В. Кириенко в Тегеран с иранской стороной обсуждались сроки физического пуска станции в октябре-ноябре 2009 г., энергопуска в декабре 2009 г., а также контракт на поставку российского топлива и вопрос о создании совместного предприятия по участию в эксплуатации этой станции.

В марте 2010 г. В.В. Путин пообещал, что Москва поможет Тегерану завершить строительство электростанции уже летом этого года, а министр иностранных дел С.В. Лавров в ходе совместной пресс-конференции с госсекретарем США Х.Клинтон сообщил, что работы по проекту находятся на завершающей стадии.

Несмотря на, казалось бы, стабильное и поступательное развитие торгово-экономических отношений между Россией и Ираном, характеризующееся существенным ростом объема товарооборота, энергетическое сотрудничество двух государств по-прежнему испытывает негативное влияние неустойчивой политической и экономической обстановки в регионе в целом и вокруг Ирана в особенности.

Дальнейшее расширение двустороннего сотрудничества тормозится увеличивающимся международным давлением на Иран, чтобы побудить его прекратить работы  по  ядерной  программе,  которое  выражено  в  резолюциях СБ ООН, предусматривающих введение определенных ограничений экономического характера в отношении Ирана.

Достаточно сказать, что в настоящее время американские банки блокируют платежи в пользу или по поручению иранских банков, компаний и физических лиц до выяснения назначения и деталей платежей, ряд европейских банков также  ограничил расчетные отношения с иранской банковской системой. В этой связи возникают определенные трудности в финансово-кредитном и расчетном обслуживании совместных проектов инвестиционного сотрудничества.

Какие же проекты в энергетической сфере возможно реализовать в перспективе?

В 2009 г. в Иране состоялись переговоры г-на Шматко с министром нефти страны Г. Нозари. В ходе беседы обсуждались вопросы сотрудничества в осуществлении операций «swap» с газом, поставляемым с территории Туркменистана в обмен на эквивалентное количество углеводородов, передаваемое «Газпрому» для реализации на юге Ирана.

Кроме того, стороны обсудили перспективы участия в проектах строительства в Иране мощностей по производству сжиженного природного газа (СПГ), НПЗ в провинции Гулистан на севере страны, нефтепровода из каспийского порта Нека в порт Джаск в Оманском заливе.

Г-н Нозари сообщил, что иранская сторона готова рассматривать предложения российских компаний по освоению новых нефтяных и газовых месторождений в Иране на бестендерной основе.

Не менее перспективным представляется сотрудничество российской компании «Газпром нефть» с Иранской национальной нефтяной компанией при совместной разработке одного из крупнейших в мире месторождений Южный Азадеган, запасы которого оцениваются специалистами в 5,7 млрд т. нефти.

Сам же газовый монополист занимает активную позицию на рынке современного Ирана. Наиболее перспективным проектом, по всей видимости, можно назвать продолжение «Газпрома» участвовать в разработке гигантского нефтегазового месторождения Южный Парс, содержащего около 8% мировых запасов газа и половину всех запасов газа Ирана, что составляет порядка 14 трлн куб. м.

В области атомной энергетики в ближнее- и среднесрочной перспективе России вряд ли следует ожидать каких-либо стоящих предложений от Тегерана. Основной причиной является то, что все российские усилия направлены на завершение строительства устройства АЭС в Бушере.

Таким образом, проанализировав и оценив основные показатели торгово-экономического сотрудничества России и Ирана, а также реализуемые сегодня и возможные в будущем совместные проекты в области энергетики, можно прийти к выводу, что, невзирая на прогрессивную динамику развития двусторонней торговли, потенциальным российским инвесторам не стоит сбрасывать со счетов серьезные экономические риски, связанные, прежде всего, с возможными санкциями в отношении государства.

Недавний случай с «Лукойлом» наглядно это продемонстрировал. В конце 2009 г. российская нефтяная компания, которая совместно с норвежской  «StatoilHydro» вела геологоразведочные работы на иранском месторождении Анаран, из-за санкций Вашингтона вышла из совместного энергетического проекта, понеся убытки в размере 63 млн долл.

В худшем варианте может получится, что в условиях ограничений, нынешний относительно либеральный инвестиционный режим, сложившийся в Иране в последние годы, будет заменен плановым распределением энергетических контрактов.

Другими словами, пришедшие на иранский рынок иностранные компании рискуют быть вытесненными оттуда, как российские летчики из иранской авиации.

51.55MB | MySQL:101 | 0,357sec